ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стоять, солдат! — рявкнул Гарвин.

Тот остановился так резко, что едва не упал, и тут же вытянулся по стойке смирно.

— Есть, сэр!

— Между прочим, существует такая вещь, как салют, — сказал офицер.

— Прошу прощения, альт Янсма. Прошу прощения, сэр.

Он отсалютовал, Гарвин с раздражением ответил ему:

— Можешь идти.

— Есть, сэр. Прошу прощения, сэр.

Гарвин зашагал дальше. Солдат проводил его обеспокоенным взглядом, как будто опасался, что это происшествие еще выйдет ему боком, и рысцой побежал дальше.

Ньянгу подошел к мусорному контейнеру, достал из него брошенную Гарвином скомканную открытку, расправил ее и прочел:

ЛОЙ КУОРО И ЯЗИФЬ МИЛЛАЗИН
ИМЕЮТ УДОВОЛЬСТВИЕ И ЧЕСТЬ
ПРИГЛАСИТЬ ВАС НА ОБЕД
В ЧЕСТЬ ИХ БРАКОСОЧЕТАНИЯ
БАКХАНАЛ-БИЧ

— Иисус, вот дела, — пробормотал Иоситаро. — Бывают же такие…

Интересно, подумал он, кто послал приглашение — этот никчемный Куоро или его невеста? Ньянгу никогда не испытывал к Язифи никаких особенных чувств, кроме, разве что, общего презрения человека, выросшего без горшка, куда можно писать, и без окна, куда его можно выбросить, — удовольствия, доступные только богатым.

Он сделал в уме пометку на протяжении ближайших нескольких дней не путаться у Гарвина под ногами.

По крайней мере, мелькнула мысль, хорошо хоть, что они не пригласили его на саму свадьбу. Вероятно, побоялись, что он явится туда со звеном «грирсонов» и устроит приличную заваруху. Кстати, не такая уж плохая идея — избавиться сразу от целой кучи рантье…

* * *

Спустя два дня полный энтузиазма Бен Дилл столкнулся с Гарвином на взлетно-посадочном поле PP.

— Поздравь меня, — заявил он. Гарвин одарил его холодным, рассеянным взглядом. — Я только что получил лицензию на право полетов в космосе! Теперь я и в самом деле пилот! Пошли в О-Клуб, отметим это событие.

— Извини, — сухо ответил Гарвин. — Я опаздываю на ротную перекличку. Может быть, в другой раз.

Он кивнул и продолжил свой путь. Дилл проводил его сердитым взглядом.

— Черта лысого я тебя извиню, — обиженно пробормотал он. — И чего он так озверел, интересно? Может, от меня воняет?

Джон Хедли инспектировал парк летающих кораблей, накрытый камуфляжной сетью, не только маскировочной в обычном смысле этого слова, но блокирующей инфракрасное и тепловое излучение.

— Ну что же, не так уж плохо, — сказал он милу Ангаре. Тот кивнул. — Шесть грузовых кораблей, восемь яхт, чертова уйма лихтеров, шесть модифицированных таможенных патрульных кораблей, все «грирсоны» и «жуковы», прошедшие испытания за пределами атмосферы… Что еще нам нужно?

— Ну, для начала разрушитель, крейсер, линкор, истребитель-бомбардировщик, — ответил Ангара.

— Ох, умеешь же ты подпортить настроение. Ты что, и впрямь ожидаешь нападения мусфиев или, может быть, Алена Редрута?

— Я ожидаю всего и не ожидаю ничего, — ответил Ангара. — Я открытый сосуд.

— Но признай — мы готовы в максимально возможной степени.

— Признаю, — согласился Ангара. — Просто мне хотелось бы, чтобы мы были готовы чуть больше. По крайней мере, мы неплохо рассредоточили свои силы, и все, что нам остается, — это терзаться беспокойством.

— Ну, есть и другие заботы, — сказал Хедли. — Учитывая, что на дорогу до лагеря Махан уйдет не менее получаса, а до рассвета осталось всего ничего, нам лучше поторопиться.

— Вижу, ты усвоил мою идею открытого сосуда.

— Я всегда ловлю каждое слово своих начальников, — с ханжеским видом сказал Хедли.

— Поговорим? — предложил Иоситаро слегка официальным тоном.

Гарвин оторвался от своих бумаг:

— Давай-давай, двигай.

— Тебе никто не говорил, что в последнее время ты ведешь себя просто по-свински?

Гарвин залился краской и вскочил из-за стола:

— Что ты мелешь? Услышать такое, да еще не от кого-нибудь, а от тебя!

— А кто еще тебе это скажет? Может, ты забыл, что мы друзья?

— Просто не обращай внимания, — сказал Гарвин. — Со мной все будет в полном порядке.

— Не сомневаюсь. Ты справишься с этим раньше или позже. Насколько мне известно, никто не умирает от разбитого сердца. Но до того, как прийти в себя, ты наделаешь чертову уйму глупостей. Будешь рычать на всех или проходить мимо знакомых, будто первый раз их видишь, или нести всякий вздор. Люди будут думать, что ты либо пьян, либо просто последнее дерьмо.

Гарвин с мрачным видом уставился на улицу, где солдаты учились стрелять из гранатометов, на время позаимствованных у артиллеристов. Те, кто служил в РР, должны были уметь обращаться с любым оружием, управлять любым средством передвижения.

— Кто бы ни прислал это приглашение, он тебе не ДРУГ, — продолжал Ньянгу. — И сумел-таки достать тебя.

— Тебе известно об этом?

— Известно, — ответил Иоситаро. — И к настоящему моменту об этом, скорее всего, догадывается половина наших.

— Я думал, что покончил с этим делом, забыл обо всем, — сказал Гарвин. — А потом — бах! И все вернулось.

— Ну да. Нгаи любит преподносить нам такие сюрпризы, снова и снова напоминая, что мы всего лишь люди.

— И как это, черт возьми, ты вдруг набрался такой мудрости?

— Запросто, — ответил Ньянгу. — Чужие проблемы всегда легко решать.

Гарвин криво улыбнулся:

— Ну, и что мне делать с этим, мой бесценный друг и советчик?

— Страдать где-нибудь подальше отсюда.

— Что? Взять отпуск? А если тут начнется заваруха, пока меня не будет? Это невозможно, — возразил Гарвин. — У меня слишком много дел.

— Никто не говорит, чтобы ты отлеживался где-нибудь в сторонке, — сказал Ньянгу. — Ты же знаешь, у нас на обучении новая группа рекрутов. Им как раз предстоит последнее испытание. Мы тут зажирели, работаем вполсилы и, по моему мнению, гоняем их плоховато. В каждой группе испытания не выдерживают всего двое-трое. Все это заставляет Хедли думать, что мы слишком расслабились с тех пор, как он взял нас к себе. Вот и давай, оттащи этих слабаков, скажем, в горы и задай им жару, чтобы по крайней мере пять или шесть из них запросились домой к мамочке.

— Куда конкретно?

Иоситаро посмотрел на висящую на стене карту:

— Туда, где есть реальная опасность. Потаскай этих белоручек по острову Дхарма, может, к отрогам горы Наджим. Прогуляйся с ними по нагорью. Там сейчас так холодно, что они сделают все, лишь бы побыстрее вернуться сюда, к теплу. Создай им боевые условия, чтобы полагались только на себя. — Ньянгу снова перевел взгляд на карту, обдумывая план. — Да, так мы и сделаем. Высадитесь вот здесь, где условия еще сносные, и потопаете в нагорья, вот сюда. Там, кстати, брошенная база мусфиев. Заодно посмотрите, может, найдете какие-то интересные сувенирчики. Наплетешь этим дурачкам, что на базе мы встретим их горячими хот-догами и холодным пивом, доставим со всеми удобствами обратно и присвоим соответствующие звания. А потом сделаешь самую скорбную физиономию, на какую способен, и скажешь: «К сожалению, корабля что-то не видно, придется нам топать обратно пешком». Некоторые, конечно, ударятся в слезы и решат бросить службу, а нам, сам понимаешь, только того и нужно. Гарвин перевел взгляд с Иоситаро на карту и обратно.

— Довольно жестокий замысел. Как давно ты сам проходил через такое же дерьмо?

— С год назад или около того. Кстати, твой вопрос кое о чем напомнил мне. Ты ведь официально так и не сдал квалификационный экзамен, верно? Вот тебе возможность сделать это. Ну что скажешь, друг мой? Какое бы название придумать для этого похода? Чтобы оно взволновало воображение наших новобранцев. Среди них, кстати, немало девушек. Что-нибудь вроде того, как это умеют делать на холо… «Иоситаро посылает Янсму на поиски сокровищ». Только «Иоситаро» слишком длинно… м-м-м…

8
{"b":"2579","o":1}