ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как не попасть на крючок
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Сантехник с пылу и с жаром
Беги и живи
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Древние города
Темная страсть
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Индейское лето (сборник)

Глава 24

— А ты не знал? — изумленно взглянула на Мэта Фортуна. — А я-то подумала, что именно поэтому ты сопровождаешь джинну! Да, конечно, все четверо детей вместе! Ведь и твои сын и дочь, и близнецы-джинны были выкрадены по приказу Арьяспа!

Лакшми задержала взгляд на Фортуне и, посмотрев на Мэта, сказала:

— Получается, леди Химена была права, маг. Дело у нас одно, общее.

— Похоже на то, — облегченно вздохнул Мэт. — Слава Богу! Хотя бы теперь мы знаем, где они. Я готов и вас прославлять, госпожа Фортуна.

Мэт всегда доверял интуиции своей матери.

— Но я действительно думала, что тебе это известно, — непонимающе нахмурилась Лакшми. — Ведь ты сам назвал детей заложниками Фортуны.

— Да нет же! — вскричала Фортуна. — Они не мои заложники! Они заложники Арьяспа! — Она отвела взгляд, задумалась и проговорила:

— Хотя... ты имел право так сказать, если пока не выстроил достаточно крепкого замка Безопасности. Если это так, то мне легко сокрушить такой замок одним броском дротика. Замок Безопасности для целого семейства выстроить намного труднее, чем для одного человека, и еще труднее упрочить его так, чтобы он стал неуязвим для меня. Поэтому люди женатые, имеющие детей, должны поступать так, как им велит Фортуна, ибо их замки слишком хрупки. Да, я все понимаю. В этом смысле твои дети — действительно мои заложники, но они и останутся таковыми всю твою жизнь! Но сейчас они — заложники Арьяспа, и ничьи более!

— Что же нам делать, чтобы вызволить их? — спросил Мэт. — Пока Арьясп потребовал только, чтобы Алисанда с войском ушла из Иерусалима, и она это сделала. Я, со своей стороны, пытаюсь разыскать детей, но достаточно ли этого?

— Теперь — достаточно! — решительно кивнула Фортуна. — Теперь ты подружился с Фортуной, маг, и тебе нужно только трудиться, стараться изо всех сил. Рано или поздно один из моих дротиков вознаградит тебя за труды.

— Быть может, мы могли бы немного ускорить этот процесс? — с улыбкой спросил Мэт. — Как насчет того, чтобы сыграть в «дартс»?

Фортуна ответила ему улыбкой, полной дружеского сострадания.

— Ах, бедняга... Ведь ты предложил мне сыграть в эту игру в день своего появления на свет!

— Вот как? — прищурился Мэт. — Ну и сколько у меня очков на сегодняшний день?

— Примерно столько же, сколько у большинства смертных, — пожала плечами Фортуна. — Некоторые партии ты выиграл, некоторые проиграл, но в целом пока выигрываешь.

— Что ж, жаловаться мне в общем-то не на что, — медленно, задумчиво проговорил Мэт. — Я женился на королеве, у меня двое детей, которых я обожаю. Но у меня такое чувство, что моим жене и детям всегда грозит беда и что все мои победы носят временный характер.

— Как у всех, поверь мне! — с жаром воскликнула Фортуна. — Очень, очень немногим удалось спрятаться от меня за несокрушимыми стенами замков Безопасности, но их так мало — один-два, не более.

— И я — не один из них, — с упавшим сердцем заключил Мэт.

— Ведь тебе хотелось истинной, страстной любви — только такой, и никакой больше, — напомнила ему Фортуна. — Если бы ты такой любви не встретил, тебе намного легче было бы выстроить свой замок Безопасности. Но ты нашел настоящую любовь, и это вознесло тебя над многими и сделало доступным для попадания многих моих дротиков. Однако ты обзавелся другой Безопасностью — не той, какую даруют богатства и власть, а той, какую даруют друзья. Ты так помог многим, что стал им просто необходим, и потому они всегда готовы помочь тебе в трудный час и будут сражаться на твоей стороне, когда тебе будет грозить беда.

— Да что я такого... — оправдывающимся голосом начал Мэт, но умолк, вспомнив о сэре Гае, короле Ринальдо, Фриссоне, сэре Жильбере... Но неужели все эти люди, которым он когда-то помог, попали в зависимость от него?

Да. Это было возможно.

— Ну вот. Ты понимаешь теперь, что твоя истинная безопасность — другие люди, — улыбнулась Мэту Фортуна. — И чем больше тех, кто нуждается в тебе, тем больше тех, кто поможет тебе в трудный час. Когда-то ты выручил эту джинну, а потом она выручила тебя, и вот теперь вы снова помогаете друг другу.

Мэт и Лакшми переглянулись так, словно увидели друг друга впервые.

— А вот ты мне вызова не бросала, — сказала Фортуна, пристально посмотрев на Балкис. — Ну-ка, прими свое истинное обличье! Оно мне известно — от Фортуны ничего нельзя скрыть!

Мэт отвернулся — он боялся, что его желудок не удержит в себе съеденных восточных сладостей. Когда он снова посмотрел на Балкис, та уже стояла перед Фортуной в обличье девушки в темной парандже и, сверкая глазами, глядела на Фортуну.

— Как же так? — озадаченно спросила Балкис. — Ты говорила, что другие вступают в поединок с тобой, появляясь на свет. А я не вступила?

— Нет, — покачала головой Фортуна. — Это за тебя сделала твоя мать. — На глаза Фортуны набежали слезы. — Бедняжка. Ее выбор стоил ей жизни. — Заметив, как это известие потрясло девушку, Фортуна спохватилась:

— А ты этого не знала? Прости меня, бедная девочка! Мне надо было подготовить тебя. Но это правда. Она уложила тебя в коробку из слоновой кости и, опустив в реку, попросила речных духов позаботиться о тебе. Они исполнили ее просьбу, а потом передали тебя дриадам, и те наложили на тебя охранное заклятие, из-за которого впредь все волшебные существа не должны были обижать тебя.

Лакшми искоса глянула на Балкис — видимо, джинна заново переосмысливала свои отношения с девушкой.

— Так что ты — одна из немногих, о которых можно сказать, что их жизнь о-чаро-вательна. — Фортуна шагнула к Балкис и подала ей дротик. — Вот, возьми! Ты не промахнешься — уверяю тебя!

С опаской и сомнением Балкис взяла у Фортуны дротик.

— Иди сюда. — Фортуна бережно подвела девушку к тому месту, откуда следовало бросить дротик. — Ну, бросай!

Балкис неуверенно отвела руку назад и метнула дротик. Его наконечник глубоко ушел в дерево, и Фортуна бросилась к стене, чтобы посмотреть, в какое колесико попал дротик. Остановившись у стены, Фортуна довольно кивнула.

— Я так и думала! Ты определила, куда вы все отправитесь отсюда. — Обернувшись, она широко улыбнулась, будто что-то развеселило ее. — Ступайте же! Вы, родители, отправляйтесь на поиски своих детей, а ты, дитя, — навстречу своей судьбе.

114
{"b":"25790","o":1}