ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Арьяспа здесь сейчас не было, а Мэт был. Харизматическим лидерам непременно нужно было всюду присутствовать лично, дабы их чары воистину действовали. Расстояние во все времена ослабляло их влияние — тогда у людей возникала возможность обрести здравый смысл. Вот почему диктаторам и религиозным демагогам всегда были так нужны многолюдные сборища и услуги средств массовой информации.

— Я помогу тебе в борьбе с этим лжецом, — пообещала птица Рух, вложив в свои слова весь вес принятого решения. — Куда отнести тебя и твою кошку?

— Уговори ее отпустить нас, чтобы мы полетели дальше на циновке! — взмолилась Балкис.

Мэт впервые за время полета в когтях птицы Рух посмотрел вниз. Вершины Гиндукуша остались далеко позади, внизу на немыслимой скорости проносилась равнина с отдельно стоящими деревьями и извилистой лентой реки.

— Птица летит намного быстрее нашего коврика, — возразил Мэт. — Покуда она на нашей стороне, мы могли бы этим воспользоваться.

Никогда прежде Мэт не слышал, чтобы кошки стонали.

— Не знаешь ли ты, где находится Самарканд? — спросил Мэт у птицы Рух.

— Это там, где много-много гнезд и где останавливаются караваны? — уточнила птица и не слишком одобрительно добавила:

— Знаю, как не знать. Из-за тамошних высоких крыш трудновато нападать на верблюдов.

Мэт живо представил себе картину того, как на несчастный караван с небес камнем падает огромная птица и хватает в каждую лапищу по верблюду, а затем удаляется в пустыню, чтобы там сожрать их вместе с поклажей. Вряд ли кишечник птицы Рух так уж легко переваривал, скажем, шелк, но специи наверняка немало способствовали ее пищеварению.

— Да-да, отнеси нас туда, — поспешно отозвался Мэт. — Хотелось бы полюбопытствовать, захватил ли гур-хан этот город или еще нет.

— Что за гур... кан такой? — осведомилась Рух.

— Самый главный полководец Арьяспа, — ответил Мэт. — Он возглавляет орды, которые ради него покоряют целые народы — Арьясп приносит их в жертву своему божеству.

— А Арьясп говорил мне, будто бы двуногие идут за ним из-за того, что он глаголет истину!

— Скорее из-за того, что воины хана их подгоняют мечами, копьями и стрелами, — мрачно проговорил Мэт. — Уж это мы могли бы доказать тебе без труда. Пролети над Самаркандом, и если увидишь, что город окружен войском или по нему разгуливают варвары, сама поймешь, что я прав.

— А если я не увижу ни того ни другого?

— Тогда мы опустимся и предупредим горожан, и если ты все еще будешь сомневаться в справедливости моих утверждений, мы могли бы затем слетать на восток, к Багдаду, Дамаску и Иерусалиму, чтобы ты наконец увидела орды варваров, затмевающие равнины. Не веришь — слетай сама да посмотри.

— Я тебе верю, — прогрохотала птица. — Иначе я не согласилась бы отнести тебя в Самарканд.

Она резко пошла на снижение, и Балкис еще крепче вцепилась коготками в циновку. Мэт улыбнулся ей, собрался было сказать что-нибудь подбадривающее, но, заметив выражение мордочки кошки, посочувствовал ей:

— Что случилось?

— Это название... Самарканд! — прошептала Балкис. — Я слыхала его раньше, это точно!

Мэт не мигая смотрел на нее, мысленно перебирая все, что могло из этого следовать. Рассортировав в уме варианты, он сказал:

— Может быть, тот караван, с которым ты добралась до России, шел более долгим путем, чем мы с тобой думали.

«А может быть, — подумал он, — малышка Балкис слышала, как люди, окружавшие ее, говорили о чем-то еще, кроме как о том, что пора поесть или поспать».

* * *

Химена и Рамон прогуливались по крепостной стене, время от времени останавливаясь и обмениваясь парой фраз с часовыми. Завершив обход, они остановились, чтобы бросить взгляд на раскинувшийся внизу город — пеструю мешанину черепичных, сланцевых и соломенных крыш, тянувшихся до самой реки, что втекала под городскую стену, преодолевала путь в полмили мимо пристаней и лестниц и снова ныряла под стену. За стеной простирались золотистые и зеленые поля. Их рисунок образовывал нечто вроде безумной «шотландки», наброшенной на долину, тянувшуюся до далеких холмов, кольцом обнимавших Бордестанскую равнину.

— Как тут красиво! — вырвалось у Рамона. — Так чисто, первозданно, просторно!

— Намного красивее, чем в Нью-Джерси, — согласилась Химена. — Правда, там у нас были неплохие соседи, Рамон, но и здесь тоже есть хорошие люди.

— А еще — приятно быть лордом и леди, что ни говори, — заметил Рамон, подмигнув супруге. — Да, наш сынок устроил для нас неплохую жизнь, перебросив нас сюда.

— Это верно, — кивнула Химена, положила руку на плечо мужа и вдруг замерла. — Что это движется?

Рамон нахмурился, проследил за ее взглядом и заметил странное пятно на ярко-зеленом склоне далекого холма.

— И правда — что же это такое?

— Скорее в лабораторию, Рамон! — воскликнула Химена. — Нужно взглянуть на лужицу чернил. Пусть у нас здесь нет подзорной трубы — придется обойтись волшебством!

* * *

Лужица чернил была непроницаемо черна. Савл заглянул в нее и сокрушенно покачал головой.

— Ничего, леди Мэнтрел. Положительно ничего. У нас с Мэтом — всегдашний уговор: проходя мимо лужи на дороге, он должен смотреть в нее, и тогда я увижу его в чернильной лужице. Но либо ему пока не встретилось ни единой лужи, либо он попросту игнорирует свое обещание и упорно не отражается ни в каких лужах. И уж определенно он сам не прибегает к тому же способу и не пытается связаться со мной.

— Значит, ты не можешь выйти с ним на связь... — Химена закусила нижнюю губу. — Я тоже не могу найти даже его следов. Где же он, в какой такой волшебной дыре, что мы не можем обнаружить его, несмотря на все наши старания?

— Быть может, он сам так хочет, — возразил Савл. — Он странствует по какой-то очень опасной местности — где-то на востоке, где бесчинствует Орда. И конечно, он запросто мог защитить себя от магической слежки каким-нибудь заклинанием.

— Да нет, я не имею права жаловаться, — вздохнула Химена. — Когда он был маленький, я всегда говорила ему, чтобы он был осторожен в дороге — переходил улицу только на зеленый свет и не разговаривал с незнакомыми людьми.

60
{"b":"25790","o":1}