ЛитМир - Электронная Библиотека

Фламиния выпрямилась.

— И что она вам сделала?

— Вышла за меня замуж, — ответил Мэт. — Она в конце концов вышла за меня замуж, и это было величайшей из ее глупостей... Но, возможно, окажется, что мы поступили мудро.

Фламиния немного оттаяла и улыбнулась шире.

— Если вы женаты, что же вы делаете так далеко от жены?

— Пробую разыскать кое-что, о чем она меня просила, — ответил Мэт. — Глупо, правда?

— Может быть, — кивнула Фламиния с улыбкой, за которой пряталось удивление. — Но иногда глупость берет и превращается в мудрость. — Она обернулась к Паскалю. — А твой друг-то неглуп!

Паскаль же ответил ей таким тупым взглядом, что она не выдержала, рассмеялась и поцеловала его в щеку, а Мэт при этом заметил, что фигура у нее просто замечательная.

— Знаете, мадемуазель, я бы попросил вас пойти с ним и позаботиться о нем, — сказал Мэт. — Паскаль, ты ведь у нас нуждаешься в заботе, верно я говорю?

— О, конечно! — с готовностью откликнулся тот, поняв намек. — Если никто обо мне не будет заботиться, я таких глупостей могу натворить!

— И я тоже, — вздохнула Фламиния, встала и потянула Паскаля за руку. — Так может быть, теперь лучше остаться рядом со мной и уберечь меня от этого? Как думаешь, стоит позволить тебе это?

— Нет вопросов!

— Нет, вопросы есть, — возразила Фламиния, кокетливо улыбаясь. — Мне не терпится задать тебе множество вопросов, потому что мне ужасно любопытно узнать про места, которых я не видела, и горе тебе, если ты меня обманешь!

— Постараюсь не врать, — пообещал Паскаль. — Ну а если что не так скажу, то я не виноват!

Фламиния нахмурилась и перевела взгляд на Мэта.

— Как же это? Разве честность не всегда правдива?

— Видимо, — ответил Мэт, — Паскаль хотел сказать, что, даже правдиво отвечая на ваши вопросы, он может ошибаться. Ну, например, если вы спросите у него про столицу королевства Бордестанг, он вам наболтает все, что слышал про тамошнюю жизнь, однако он там не бывал и своими глазами города не видел, а слухи могут быть и неверны.

Фламиния рассмеялась — смех ее был подобен песне — и крепко сжала руку Паскаля.

— Да с тобой рядом идет дух мудрости Паскаль! Знаете что, давайте уйдем от этой толпы и сами пойдем на юг!

— Они нас догонят, — предупредил Паскаль, шагая следом за Фламинией.

— Может, и догонят, — согласилась Фламиния. — Но, думаю, к тому времени они станут более приятной компанией, чем сейчас. Можно подождать их где-нибудь в тенечке, когда солнце станет припекать.

— Стоит ее послушать, — сказал Мэт. — Она неглупа.

Но как только они начали пробираться к дороге, переступая по пути через тела спящих, откуда ни возьмись появился здоровенный парнище с кривой ухмылкой.

— Ах, вот ты где, моя нареченная! — возгласил верзила. — Ну, так поди ко мне и поцелуй меня!

Да, такой наверняка вызывал страсть даже у самых разборчивых женщин: мышцы словно арбузы, ясные голубые глаза на загорелом красивом лице, светлые волосы и потрясающее нахальство. Правда, вот беда — сейчас его прекрасные голубые глаза налились кровью, а кроме того, парень был небрит, и несло от него, как из пивной бочки, в которой с некоторых пор поселились полчища тараканов. Он покачивался и спотыкался, хотя сам, наверное, думал, что держится ровно.

Фламиния, побледнев, замерла. Паскаль в тревоге смотрел на то, как верзила тянет к девушке руки и ухмыляется.

А Фламиния отбросила руку верзилы, и щеки ее запылали.

— Нет, Волио! Думаешь, меня можно соблазнить и уйти сначала к одной потаскушке, потом к другой, к третьей, а потом снова вернуться ко мне?

— Ага, — нагло кивнул парень. — Потому что ты моя — или нет? Мы помолвлены!

— Больше нет! О, как жаль, что ты не дарил мне кольца — я бы сейчас швырнула его тебе в лицо! — выпалила Фламиния. — Я твоей потаскушкой не буду — не венчаной, ни невенчаной!

— А ведь придется, — осклабился Волио и снова протянул руки, пытаясь обнять девушку. — Если ты не пойдешь за меня, значит, станешь шлюхой. Ну, иди ко мне, мой цыпленочек!

— Поди прочь! — крикнула Фламиния. — Уходи и никогда больше не приближайся ко мне! Уж лучше я стану падшей женщиной, чем брошенной женой!

— Ну, так ты и есть эта, как ее... падшая женщина, — икнул верзила. — И сейчас со мной снова... упадешь.

Фламиния схватила тянущуюся к ней руку, резко повернула и вцепилась в нее зубами.

Волио взвыл и от боли выпучил глаза. Фламиния отпрыгнула назад с победным криком и отпустила его руку.

— Ты никогда больше не посмеешь ко мне прикоснуться!

— Еще как прикоснусь! — заорал Волио и окровавленной рукой влепил девушке пощечину.

Фламиния закричала и запрокинулась назад. Мэт еле успел подхватить ее. А Паскаль от ярости въехал кулаком в физиономию Волио.

Парень попятился, одурев от боли и прижимая ладонь к щеке. Вид у него был в высшей степени дурацкий. Отняв руку от лица, он увидел кровь, которая на сей раз струилась у него из носа, и с боевым рыком двинулся на Паскаля, намереваясь нанести ему прямой удар в челюсть.

Паскаль заслонился левой рукой, словно парировал укол рапиры, а правой врезал Волио под ложечку. Тот сложился пополам и с воплем, в котором смешались боль и изумление, отлетел назад. Паскаль провел удар правой — прямо в скулу Волио.

Но теперь уже верзила заслонился, будто закрывался щитом от удара меча, потом размахнулся и так ударил Паскаля, что тот попятился назад на несколько шагов. Волио поспешил в атаку, но Паскаль успел закрыться и пригнуться и поддел парня плечом в живот. Потом он выпрямился и приподнял Волио. Ему было очень тяжело, он покачнулся, но сумел удержать соперника, после чего швырнул его на землю с высоты пяти футов. Затем Паскаль отступил, тряхнул головой, а Волио отдышался, с трудом поднявшись на ноги.

— Хватит с меня твоих крестьянских штучек-дрючек! — прорычал он.

— Крестьянских?! — проревел оскорбленный Паскаль и, сделав два ложных выпада подряд, уклонился от удара Волио с левой, после чего врезал сопернику в скулу.

— Нет! — вскричала Фламиния и стала вырываться из рук Мэта, стремясь встать между дерущимися. Но Мэт сдержал ее:

— Не надо, барышня. Они только сильнее друг друга изобьют! Не волнуйтесь, если будет худо, я вмешаюсь.

— Так почему бы вам не вмешаться прямо сейчас? — возмутилась Фламиния.

— Им так нужно, — просто ответил Мэт, — у них на то есть свои причины.

Очевидно, оба имели определенный опыт поединков, но поединков фехтовальных, а не рукопашного боя. Выставленные вперед кулаки описывали в воздухе восьмерки, как если бы они орудовали рукоятками мечей или рапир, левой рукой и тот, и другой закрывались и парировали удары, свои же удары направляли большей частью противнику в грудь. То и дело один из парней промахивался и попадал то в подбородок, то в скулу, но это явно были именно промашки. Мэт решил, что пора бы ему уже и вмешаться, поскольку вояки причиняли друг другу массу боли, правда, без ощутимых повреждений. Так могло продолжаться довольно долго. Фламиния плакала, звала Паскаля и пыталась вырваться и броситься ему на помощь, но Мэт крепко держал ее.

— Не волнуйтесь, скоро они устанут и прекратят драку. Ни тот, ни другой с утра не в форме.

И как раз в это самое мгновение Паскаль подскочил к Волио, ухитрился обхватить того руками, приподнять, развернуться и швырнуть на землю.

Тот быстро вскочил на ноги и воскликнул:

— Да ты, злодей! Ты опять свои крестьянские штучки вытворяешь? Ну, берегись же!

И он размахнулся, готовясь нанести боковой удар.

Паскаль пригнулся, ухватил Волио под колено и рывком выпрямился. Волио взвыл и полетел навзничь, размахивая руками, словно ветряная мельница. На землю он брякнулся тяжело, издав при падении звук, похожий на тот, что издал бы громадный кусок мяса. Он хватал ртом воздух и никак не мог отдышаться.

Паскаль стоял над соперником, победно сверкая глазами и грозно сжав кулаки.

— О! — выдохнула Фламиния и, выхватив одну руку, в испуге закрыла ладонью рот.

61
{"b":"25791","o":1}