ЛитМир - Электронная Библиотека

Но в конце концов именно так его магия здесь и работала, если она на самом деле работала. Вполне вероятно, что чтение стихов придавало Мэту лишнюю самоуверенность, убежденность, что он творит чудеса. А раз так, то он не собирался предпринимать ровным счетом ничего, чтобы разрушить эту иллюзию.

Он обернулся к своим молодым спутникам. Паскаль держал за руку Фламинию, Фламиния держала лютню, и оба они смотрели на Мэта огромными, испуганными глазами.

— А... ты... куда более искушенный боец, чем... я думал, друг Мэтью, — пролепетал Паскаль, а у Фламинии вырвалось:

— Как ты это сотворил?

— Да не так уж, чтобы очень хорошо, — угрюмо ответил Мэт, — а то бы мне и вовсе не пришлось драться. Ладно, давайте уйдем отсюда. Стража может явиться в любую минуту.

— Но почему? — не понял Паскаль. — Драка-то ведь кончена!

— Самое время являться страже, — заверил приятеля Мэт.

Кроме того, он прекрасно понимал: если за ним вел постоянную слежку какой-нибудь колдун, то от него не укроется произнесенное Мэтом заклинание. Теперь этот колдун знал: в городе появился некто, владеющий белой магией. Мэт не сомневался: у короля Бонкорро налажена круглосуточная колдовская слежка, он просто обязан иметь такую слежку, раз до сих пор жив-здоров и восседает на троне.

Правда, даже это не имело значения. Бонкорро или кто-то из его советников наверняка знает про каждый шаг Мэта. На самом деле очень даже не исключалось, что та троица, с которой только что расправился Мэт, была очередной группой, посланной убить его.

И все же на все сто Мэт не был в этом уверен. Ведь хулиганам было ой как далеко до успеха. Видимо, просто таким образом встречали в Венарре всех новичков. Выйдя на улицу, уходящую от площади перед воротами, Мэт, Паскаль и Фламиния наткнулись на мужчину и женщину, знакомых ей по дороге в Венарру. Женщина стояла, уперев руки в бока и кричала на мужчину:

— Ты же говорил, что у тебя полный кошелек золота!

— Говорил, — тяжко вздохнул мужчина и показал женщине два обрывка кожи, свисавшие с его ремня. — Ворюга срезал кошелек, а я и не заметил!

— Хорош же из тебя защитник! — презрительно воскликнула женщина.

Фламиния ухватила Мэта за рукав и указала вперед:

— Смотри, вон одна из тех дамочек, что встречала нас. С ней трое девушек из нашей компании! Давай пойдем за ними, может, она пустит нас переночевать?

Стало быть, Фламиния не разделяла скептицизм Мэта. Осуществив короткую схватку с самим собой, он решил, что вряд ли с Фламинией случится большая беда, если рядом с ней будет Паскаль.

— Ладно, пойдем посмотрим.

И они пошли следом за дамой и девушками по широкому спуску, благоразумно выдерживая дистанцию. Дама указывала на достопримечательности:

— Вон там карета, видите? С упряжкой и ливрейными лакеями? Это карета графини Мопона. Видите, на дверце ее герб? А вон там театр комедии.

Но девушки не сводили глазе кареты — мечтали хоть одним глазком увидеть сидевшую в ней гранд-даму.

По бульвару они шли долго, пока у девушек не зарябило в глазах от всевозможных достопримечательностей, а потом дама увела их на боковую улицу, которая довольно быстро разветвилась на множество переулков.

— Какой-то город вдруг стал совсем некрасивый, — отметила Фламиния, растерянно оглядываясь по сторонам.

И действительно, теперь главными достопримечательностями стали переброшенные через улицу веревки со стираным бельем, крики уличных разносчиков, расхваливающих свой товар, да унылые детишки, играющие на мостовой. Сводница уверенно прокладывала путь посреди этого бедлама. Мэт замедлил шаг.

— Мы их потеряем! — нетерпеливо воскликнула Фламиния.

— Нет, — покачал головой Мэт. — Я просто не хочу, чтобы они знали, что мы идем за ними.

Им снова на глаза попалась пара немолодых людей, еще одних попутчиков в Венарру. Этих куда-то сопровождал энергичного вида молодой горожанин.

— Еще чуть-чуть, — воодушевлял он пару, — и вы сами увидите мост.

— Значит, мы правда сможем купить его и брать пошлину с каждого, кто будет по нему проходить или проезжать? — От предчувствия скорого богатства у мужчины потекли слюнки.

— А как же, конечно! Я вам на это дело настоящую грамоту предоставлю, мост будет в полном вашем владении!

— Но он же наверняка стоит целое состояние? — взволнованно проговорила женщина.

— Да нет! Он вам обойдется всего-то... Сколько у тебя в кошельке, ты сказал?

Мэт поторопил своих спутников.

— А они правда смогут купить мост? — прошептал Паскаль, округлив глаза.

— Нет, — отрезал Мэт. — Но могут потерять последний пенни, пытаясь это сделать.

— Тогда надо остановить их! — возмутилась Фламиния.

— Если мы займемся этим, то потеряем и мадам, и стайку глупых юных гусынь, — ответил Мэт, — а им, я уверен, грозит куда большая потеря, нежели потеря содержимого кошелька.

Фламиния побледнела и поспешила вперед.

Завернув за угол еще раза три, они вышли на узкую сумрачную улочку, где теснились обшарпанные домишки. Из домов выходили тощие оборванцы и вешали на каждую дверь красные фонари.

— А вот и мой домик! — воскликнула дама и постучала в дверь. Никто не открывал. Она постучала сильнее.

На пороге появился мужчина, похожий на хорька, спрятал за спину красный фонарь и поклонился даме.

— Добро пожаловать, хозяйка! У нас, как я погляжу, гостьи?

— Да, Смиркин, гостьи, три девушки из деревни, совсем одинокие, бедняжки.

— Такие одинокие, что с ними можно сделать что угодно, а? — вмешался Мэт, выйдя прямо из-за спины сводни.

— Пошел прочь, нахал! — обрушилась та на него. — Убирайся отсюда, не то я кликну стражу!

— Ой, да это же менестрель! — изумленно воскликнула одна из девушек.

— Вы ее спросите, что она тут продает, — посоветовал девушкам Мэт.

— Ничего не продаю! — возмущенно рявкнула дамочка.

— Да неужели? — притворно удивился Мэт и поднялся по ступенькам. — Просто удивительно. На половине домов на этой улице висят красные фонари... — И Мэт резко дернул за руку Смиркина. Тот завизжали выронил красный фонарь. Он, правда, не был зажжен, но в другой руке Смиркин сжимал трутницу.

— Она занимается тем же самым, чем все остальные на этой улице, — сказал девушкам Мэт. — Красный фонарь — знак борделя, публичного дома. В одном она не обманывает вас — она действительно ничего не продает, она только отдает внаем.

— Что отдает? — спросила шепотом одна из девушек, вытаращив глаза.

— Женщин, — ответил Мэт. — Мужчинам, которые с этими женщинами делают, что пожелают, разве только не убивают. — И он обернулся к владелице борделя. — Или это тоже не возбраняется?

— Вы лжете, сэр! — встала в возмущенную позу сводница.

— Я-то не лгу, лжете вы этим девушкам. Вы ложью заставляете их ложиться с кем попало или мучаете до тех пор, пока они не соглашаются на это. — Он обернулся к деревенским девушкам. — Пойдемте отсюда. Вы заслуживаете лучшего места, чем это.

— Не верьте ему! — кричала сводня. — Он сам вас хочет использовать!

Девушки явно растерялись.

Но тут настежь распахнулась дверь дома напротив, и оттуда вылетел полуодетый мужчина, а следом за ним вышел здоровенный детина.

— Пшел вон! — сплюнул детина. — Нету денег — нету шлюхи!

— Но у меня же были деньги! — причитал мужчина. — Золото! Она его вынула, пока я раздевался!

— Сам дурак, значит, раз показал ей, где у тебя деньги лежат! — заключил вышибала. — Иди, подбери одежу свою и убирайся отсюда!

Девушки побледнели.

— Да, и я этим занимаюсь! — Внезапно добренькая бабулька превратилась в ухмыляющуюся старую ведьму. — Только ведь рано или поздно, куколки мои, вам сюда дорога, так почему бы не сделать это раньше?

— Никогда в жизни! — возмущенно воскликнула самая рослая из девушек.

— Нет? Да из вас хоть одна-то девственницей осталась после дороги в столицу? Где найдутся дураки, чтобы вас в жены взять? Как вы думаете, какую работу вы себе отыщете в городе, где полно девушек из деревни? — Сводница покачала головой. — Ой, нет, милашки, другой постели вам не найти и другого хлеба тоже. Будете голодать, покуда не захотите съесть его, а тогда уж начнете торговать собой направо и налево, как попало. А сейчас бы все у вас пошло как надо, честь по чести.

64
{"b":"25791","o":1}