ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаю, принял бы, — не спеша проговорил Мэт. — Знаете, я вспомнил про одного своего юного друга. Я волшебством выбросил его и его подружку из Венарры, но не удосужился проверить, удачно ли они приземлились.

— С какой стати это ты вспомнил про какого-то дружка, когда мы говорили про ученых? — пробурчал Стегоман.

— А с такой, что парень — поэт, хотя сам этого не понимает, — ответил Мэт. — Он считает, что нет лучшей карьеры, нежели рыцарство.

— А что, парню не откажешь в рассудительности, — отметил сэр Ги. — Хотя после того, как разделаешься с врагом, приятно побаловаться сочинительством стишков.

— Неужели мужчины всегда должны быть такими? — горько вздохнул Аруэтто.

— Насчет «должны» не скажу, — отвечал Мэт. — Но что «будут» — это точно... тут все дело в тестостероне и в выживаемости самых живучих.

Аруэтто печально улыбнулся:

— По таким меркам я не могу назваться живучим.

— Естественно, не можете, — подхватил Савл. — Раз вы отказываетесь продолжать свой род. А вот папаша ваш все-таки понимал кое-что в жизни.

— Он был поэтом и ученым, — неторопливо отозвался Аруэтто. — Но даже его выводила из себя моя мягкость. Наверное, дав обет безбрачия, я совершил более разумный выбор, нежели предполагал.

— И вероятно, еще совершите вклад в культурную эволюцию вместо физической, — подхватил Мэт несколько раздраженно. — Кто знает... Может быть, у вас будет больше научных последователей, чем у меня биологических. Мне, к примеру, очень хотелось бы, чтобы вы вкратце изложили свои идеи моему юному другу Паскалю. Интересно было бы посмотреть, как бы они на него повлияли.

— Я бы молил Бога, чтобы эти идеи не отвратили его от желания стать рыцарем! — воскликнул сэр Ги.

— Вот уж не знаю... парень всего-навсего сын сквайра, а тот стал сквайром только потому, что его дед был чародеем. — Мэт повернул голову к Савлу. — Нет, мне определенно хочется узнать, как у него дела. Но, видимо, твой телекоммуникационный амулет не работает, если у абонента нет точно такого же?

Савл покачал головой.

— Уж извини. Придется тебе удовольствоваться хрустальным шаром.

Мэт вздохнул.

— Я его с собой не прихватил. Ученый Аруэтто, у вас нет ли случаем при себе бутылочки чернил?

— Нет, — недоуменно отозвался ученый, — но когда мне нужно что-то срочно написать, я делаю чернила из растертого в порошок древесного угля.

Мэт мгновение смотрел на ученого, потом кивнул:

— Верно. И как это я сам не догадался? Простите, братцы. Я сейчас, только головешек наберу...

Мэт подобрал с дороги несколько обугленных головешек, искрошил их в лужицу воды, скопившейся в углублении придорожного камня, и вот жидкость потемнела настолько, что стала похожей на зеркало, однако такое зеркало, в котором присутствует некая глубина. Аруэтто с интересом наблюдал за Мэтом: ему редко приходилось видеть чародеев за работой, а сэр Ги взирал на происходящее с недоверием. Стегоман воспользовался неожиданным привалом и задремал.

— Ну ладно, — поторопил друга Савл, — мы все в нетерпении. Как же ты собираешься включить эту лужицу?

— Как? Стишок прочту, ясное дело! — Мэт уставился в самую середину чернильной лужицы и заговорил нараспев:

Лужица видит, лужица знает,
Где наш Паскаль в сей момент пребывает.
Спит крепким сном или в поле гуляет —
Все это черная лужица знает
И в глубине своей это скрывает,
Это скрывает.
Я обращаюсь к лужице этой:
Выдай, голубушка, живо секреты.
Ты на экране черном, как сажа,
В этом волшебном своем репортаже
Все нам расскажешь,
Все нам покажешь,
Где он, Паскаль, мой товарищ?

— Я бы после таких стихов, и знал бы, ничего не сказал, — едва слышно пробормотал Савл, но и он не спускал глаз с лужицы.

А лужица между тем вроде бы посветлела — нет, она точно посветлела, от середины к краям, и Мэт увидел компанию молодых людей за столом, на котором стоял кувшин с вином. Молодежь вела какой-то серьезный разговор, что поражало, если учесть, что все сидевшие за столом были одеты в домотканую ряднину, на которой отчетливо виднелась пыль, осевшая во время работы в поле. Время от времени кто-то запрокидывал голову и беззвучно смеялся. Одним из парней в этой компании был Паскаль. Рядом с ним сидела Фламиния. Они с ней смеялись чаще других и слушали, тараща глаза. Время от времени кто-то из них вставлял какие-то замечания, а остальные эти замечания серьезно выслушивали.

— Похоже, твой юный друг встал на ноги, — промолвил Савл.

— Да, похоже, он вполне доволен жизнью, — признал Мэт. — По крайней мере его не надо ни от чего спасать. — Мэт посмотрел на Аруэтто. — Но мне бы хотелось, чтобы он поговорил с вами.

— А мы не могли бы пойти туда, где он находится? — спросил ученый.

Мэт уставился в лужицу.

— Мне бы очень не хотелось творить еще чудо. Нельзя забывать, что король по-прежнему следит за нами, и, вероятно, с недобрыми намерениями. Давайте не будем облегчать ему слежку.

— Может быть, волшебство и не понадобится, — сказал Аруэтто и указал на лужицу. — Не мог бы ты, чародей, показать мне окрестности местопребывания этой компании? Вероятно, я мог бы разглядеть какой-нибудь ориентир?

— Ладно, сейчас попробую, — неуверенно проговорил Мэт, однако все же пробормотал несколько слов — что-то насчет сжатия изображения, и вот фигурки людей стали меньше, потом еще меньше, и наконец позади них замаячил высокий холм, а на его вершине — замок из красного камня с высокими тонкими башнями по углам, а в середине — главная башня, окруженная лесами. Некоторые из бойниц уже были расширены и преобразились в самые настоящие окна, стекла в которых весело мигали, отражая последние лучи закатного солнца.

— Но это же королевский замок! — Глаза Аруэтто радостно загорелись. — Это королевский замок, и мы смотрим на него как бы с юга, это западная стена. Посмотрите только, как он перестраивает мрачную крепость и превращает ее в светлый, изящный дворец! — Аруэтто взглянул на Мэта. — А ты, оказывается, заслал своих друзей не так далеко от Венарры, а, верховный Маг?

Мэт постарался скрыть недоумение.

— Нет, вроде бы недалеко, Аруэтто. Признаться, времени у меня было в обрез, но, наверное, мне следовало быть поточнее.

— К счастью, похоже на то, что король их персонам особого значения не придает. — Савл поглядел на Мэта. — Так. Теперь мы знаем, где они, но как нам туда попасть?

Мэт обернулся к Стегоману. Прошла минута, и дракон приоткрыл один глаз.

— Готов поклясться, ты сейчас думал обо мне, чародей.

— Значит, ты телепатозавр. — Мэт улыбнулся. — Скажи, Стегоман, какого ты мнения о ночных полетах?

* * *

— Далеко ли Венарра от Рэма? — крикнул Мэт, стараясь перекричать вой ветра.

— Всего-то пятьдесят миль, если на драконе лететь, — крикнул в ответ сэр Ги.

— Значит, мы на подлете, — сообщил громовой голос снизу. — Держитесь покрепче друг за дружку, маленький народец, а вы, сэр Ги, покрепче обхватите мою шею! Где, говорите, эта рощица, ученый?

— На юго-западе от замка! — прокричал Мэт. — Верно я сказал, синьор Аруэтто?

— Вернее некуда! — откликнулся ученый.

— А далеко ли от замка? — задал следующий вопрос Стегоман.

— Примерно в полумиле, но, конечно, за городской стеной!

— Да ты просто садись около такой рощицы, чтобы тебе хватило для укрытия, — посоветовал дракону Мэт.

— Так и сделаю! — Стегоман завалился на правый бок, описал круг и пошел по спирали вниз.

Мэт рискнул быстренько оглянуться и посмотреть на Савла: тот восторженно улыбался, его длинные волосы развевались по ветру. Между ними пристроился Аруэтто. Он был бледен, крепко сжал губы, но держался, не жаловался... Мэт отвернулся и посмотрел вниз, пытаясь понять, как Стегоман находит дорогу во тьме даже без лунного света. Спрашивать дракона об этом он не решился.

99
{"b":"25791","o":1}