ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будда слушает
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Лживый брак
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
Милая девочка
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Мертвый вор
Призрак Канта

Мэт заметил, что Алисанда крепко держится за гранитный столбик. Он отпустил ногу жены и сам осмелился выглянуть за край амбразуры. Действительно, появились еще три джинна с булыжниками в руках — булыжники они, по всей вероятности, создавали исключительно из воздуха.

— Просто не представляю, чем им ответить! — прокричал Мэт Савлу. — Еще хорошо, что у них с меткостью так себе. Какой-нибудь олимпийский чемпион по метанию ядра нас точно бы уже по стенкам размазал.

— Вот именно! — откликнулся Савл. — Пора действовать.

Один из джиннов, державшийся посередине отряда, швырнул камень. Савл торопливо пропел:

«Время камни собирать»
Так сказал мудрец.
Собирать, а не швырять
Камни во дворец!
Кто меня не понял, тот
Полный дуралей!
Объявляю недолет
Я для всех камней!
Камень, камень, ну-ка брысь!
Прямо в воздухе взорвись!

Камень послушно взорвался в воздухе. Емкий большой осколок угодил в того джинна, который этот камень и швырнул. Джинн взревел и исчез. Еще один камень упал на склон холма и покатился по нему, но довольно быстро исчез следом за тем, кто его бросил.

— Продолжай читать мой стишок! — распорядился Савл. — Если мы не будем закрывать рта, ни один из пущенных ими камней не долетит до нас!

— Договорились! — крикнул в ответ Мэт и подхватил стихотворение. Пусть не шедевр, но оно ему определенно понравилось. Они с Савлом читали строчки друг за другом, каноном, и все камни дисциплинированно взрывались, а самые большие осколки всегда летели в сторону джиннов. Савл пел, Мэт пел, Алисанда пела, булыжники взрывались один за другим.

В конце концов Мэт понял, что им подпевают еще три человека: его помощник — маг Орто Дружелюбный, капитан гвардии и рыцарь в накидке, изобличавшей его принадлежность к ордену Святого Монкера. В первое мгновение Мэту показалось странным увидеть здесь этого рыцаря, но, приглядевшись, он признал в нем сэра Жильбера. Однако здороваться и радоваться встрече времени не было. Пока остальные расправлялись с булыжниками, Мэт должен бы произнести заклинание, которое искоренило бы джиннов окончательно. И он такое заклинание произнес:

Надоели мне эти кошмарики!
С ними день превращается в ночь.
Ну-ка, словно воздушные шарики,
Улетайте отсюда вы прочь!
Мне не жаль водорода и гелия,
Брысь отсюда, и мой вам совет:
Впредь не суйтесь к нам без приглашений,
Ибн Дауду — горячий привет!

Откуда ни возьмись подул свирепый ветер. Джинны закрутились, завертелись, протестующе взревели — вот они уже мчались над городом, а вот — уже над горизонтом и наконец совсем скрылись из виду.

Савл смотрел им вслед, затем протянул:

— Да... — И немного погодя добавил:

— Что ж, не плохо! — Обернулся к Мэту и спросил:

— Как это, скажи на милость, ты добился такого успеха?

Мэт пожал плечами:

— Да так, поимпровизировал немного, арабские сказки вспомнил.

К тому же он искренне надеялся, что в этом мире еще никто слыхом не слихивал про водород и гелий — легкие газы, которыми наполняли дирижабли.

— Супруг мой, ты просто великолепен! — дрожащим голосом вскричала Алисанда и прижалась к Мэту.

— Как и ты, милая, — ответил Мэт и посмотрел жене в глаза.

Несколько мгновений Алисанда не сводила с Мэта сияющих глаз, но не выдержала — покраснела и потупилась. Мэт был поражен: ведь он всего-навсего напомнил королеве о том, что она — женщина, причем напомнил в конце сражения.

Правда, следовало учесть, что для нее с момента их разлуки прошло несколько месяцев...

Но ведь и он жутко волновался, его до смерти пугала мысль о том, что он может никогда не увидеться с ней... Желание вдруг охватило Мэта с такой силой, что он с трудом совладал с собой.

Алисанда почувствовала нетерпение мужа и одарила его взглядом, от которого Мэт буквально утонул в ее глазах.

— Господин Савл, — проговорила Алисанда, не отводя при этом глаз от Мэта.

— Не могли бы вы задержаться здесь и постеречь? Мне бы хотелось поговорить с моим супругом наедине и рассказать ему обо всем, что случилось за время его отсутствия.

Савл удивленно оглянулся, но, увидев выражение лиц изголодавшихся друг по другу супругов, все понял и едва заметно усмехнулся.

— Конечно, постерегу, ваше величество. Только не забывайте, лорду-магу предписан постельный режим.

— Я об этом позабочусь, — ответила Алисанда и увела Мэта в замок.

Мэт успел подумать о том, что его магия может ослабнуть, но быстро успокоил себя тем, что для людей женатых это не грех, а добродетель.

* * *

Через два часа Алисанда негромко, гортанно смеялась в ответ на очередной комплимент мужа. Отсмеявшись, она глубоко вздохнула, и лицо ее стало серьезным.

— Я на самом деле должна рассказать тебе о том, что случилось, любовь моя, — сказала она.

— Что ж — должна, значит, должна, — вздохнул Мэт. Он встал с кровати и завернулся в простыню. Обернувшись, он увидел, что жена накинула на плечи мантию и садится на стул в форме песочных часов.

— Грешно нам наслаждаться друг другом, когда наш народ подвергается нападениям врагов, — изрекла Алисанда, однако на ее порозовевшем лице играла улыбка, напрочь отрицавшая это заявление.

— Я не стал бы так уж сильно себя винить, — возразил, Мэт, сев на край кровати и взяв жену за руку. В который раз его поразила невероятность того, как удалось ему, вечному неудачнику, завоевать сердце такой красавицы. — В конце концов гармония жизни в стране зависит от гармонии жизни монарха. А я искренне надеюсь, что вношу в это дело свой посильный вклад.

Алисанда нахмурилась:

— И это говорит чародей, мудрец?

— Думаю, да, — задумчиво отозвался Мэт. — Почему бы и нет? Попробуй взглянуть на вещи так: если счастлива королева, то счастлива и ее страна. Надеюсь, я делаю тебя счастливой?

— Счастливее меня нет никого на свете! — страстно проговорила Алисанда и коснулась губами кончиков пальцев мужа.

Прикосновение ее губ вновь пробудило в Мэте желание и он удивился тому, что оно проснулось так быстро.

— Ты опять меня отвлекаешь.

Алисанда изумленно глянула на Мэта и лукаво усмехнулась:

— Разве мне не следует радоваться своим женским успехам в той же мере, в какой я радуюсь своим успехам королевы?

— О, конечно же, стоит, — выдохнул Мэт, наклонился и поцеловал жену.

Алисанда отстранилась, поправила мантию и выпрямилась.

— И все же счастье моего народа зависит от того, сумеем ли мы прогнать джиннов раз и навсегда.

— Эти духи мне знакомы, — протянул Мэт. — Они действительно зовутся джиннами. Мужчина — джинн, а женщина — джинна.

Алисанда испуганно вздрогнула;

— У них и женщины есть?

— Конечно, — ответил Мэт. — А откуда бы тогда брались новые джинны? Некоторые из них — ребята неплохие, но некоторые — очень, очень злобны.

— Не представляла, что тебе так много о них известно, — удивилась Алисанда. — Как же так получилось, что Савл о них почти ничего не знает?

— Ну... Савл большей частью изучал философию — он джинна способен узнать только тогда, когда тот вылезет из бутылки, причем желательно, чтобы на том была вышитая жилетка и шаравары.

— Нет, он их узнал и сказал, что это джинны, но он ни словом не обмолвился о том, что среди них бывают мужчины и женщины.

— Странно, учитывая, что он вырос, просматривая телевизионные передачи, пожал плечами Мэт. — Ну что можно сказать — это не его конек, надеюсь, что в «Сказках тысячи и одной ночи» он хотя бы названия прочитал.

13
{"b":"25792","o":1}