ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это честь для меня, — смущенно пробормотал Жильбер.

— Папа, он не магистр, он рыцарь, — начал было Мэт, но в это мгновение его мать, изумленно озираясь, воскликнула;

— Эль Морро!

Рамон тоже осмотрелся. Они стояли на залитом солнцем дворе — Мэт, отец, мать, Жильбер, а между ними — гора коробок. К ним направлялись двое конных рыцарей и десяток пеших воинов.

— Пожалуй, похоже, — сказал Рамон. — Но я не думаю, что это — Эль Морро. Во всяком случае, это замок.

— Но не испанский, судя по архитектуре, — заключила Химена. — И все же самый настоящий замок. Как мы сюда попали?

— Это все магия, мама.

— Матео, я тебе сколько раз говорила: не поддавайся суевериям! А почему эти люди одеты как рыцари?

— Мама, все правда! А одеты они так потому, что они и есть рыцари! — Мэт собрался было пуститься в дальнейшие объяснения, но к ним уже приблизился первый стражник.

— Лорд Маг! — воскликнул он и поклонился Мэту. Что-нибудь стряслось?

Родители с широко раскрытыми глазами обернулись к сыну:

— Лорд Маг?

— Это и есть та самая работа в правительстве, о которой я вам говорил, — скромно потупился Мэт.

— Работа в правительстве? — Отец сверлил Мэта взглядом. — И в каком же правительстве, позволь поинтересоваться?

— Ясно. Значит, ты опять связался с этими ярмарочными бродягами, — проворчала мать. Тут подоспели рыцари.

— Сэр Мэтью! Все в порядке?

— Сэр? — опешил Рамон.

Химена неодобрительно прищелкнула языком.

— Все замечательно, сэр Нортон. Благодарю вас, мы вернулись, — ответил Мэт. — Не могли бы вы выставить несколько человек, дабы они постерегли этот багаж? Мне хотелось бы познакомить родителей с хозяйкой.

— Родителей? — Сэр Нортон отвесил Химене и Рамону поклон, его примеру последовал сэр Крэн. — Мы польщены знакомством с почтенными предками чародея ее величества!

— Как мило, — улыбнулась Химена. — Для нас большая честь познакомиться с такими галантными рыцарями правда, Рамон?

— Правда. — Рамон поклонился рыцарям и, обратившись к Мэту, сказал негромко, краешком рта:

— Определенно, ты перегулял на этих ярмарочных фестивалях.

Сэр Крэн сказал:

— Для нас большой честью будет охранять ваши вещи. — Он дал знак пешим воинам, и они окружили коробки кольцом.

— Спасибо всем вам, — поблагодарила Химена и та лучисто улыбнулась рыцарям и воинам, что половина из ни раскрыла рты от восторга. Вторая половина этого не сделал только потому, что стояла к Химене спиной.

— Да-да, спасибо всем, — пробормотал Мэт и поспешил увести родителей, пока отец не напал ревновать. — Нам сюда. Пойдемте к хозяйке замка.

Они вошли в двери главной башни. Стражники у внутренних дверей встретили вошедших холодными взглядами, но, узнав придворного мага, бросились открывать двери.

Когда они поднимались по витой лестнице, Мэт шепнул отцу:

— Знаешь, а я раньше не понимал, что мама — такая красавица.

Рамон усмехнулся:

— Конечно, красавица, сынок, и с каждым днем становится все красивее.

— Тебе повезло.

— Само собой, — согласился Рамон. — Хотя завоевать ее сердце было очень трудно.

Мэт в этом не сомневался, как не сомневался и в том, что мать влюбилась в отца с первого взгляда. Может быть, он действительно долго не осознавал, какая красавица его мать, зато всегда был уверен, что ему никогда не стать таким красавцем, как отец.

Они вошли в просторный, устланный коврами верхний вол, где угрюмые каменные стены прятались под яркими гобеленами. Мать вытаращила глаза, но Мэт, не дав ей опомниться, потащил вперед. Он быстро шагал в сторону кабинета королевы. Стражники встретили Мэта широкими улыбками. Один протянул руку, чтобы распахнуть двери перед придворным магом, но Мэт опередил его. Он открыл двери и пошел. Родители — за ним.

Мать в восторге воскликнула:

— Какая красота!

— Да, хороша... — вырвалось у отца.

Алисанда сидела за рабочим столом, заваленным свитками пергамента. Лучи солнца, лившиеся сквозь высокие узкие окна, озаряли ее светлые волосы, придавая им золотой блеск. Платье цвета маренго удивительно шло ей. Вместо парадной короны сейчас на голове Алисанды блестел тоненький золотой обруч, который запросто можно было принять за обычное украшение.

Химена ткнула мужа локтем в бок:

— Я про комнату, дорогой.

Рамон огляделся — стропила под потолком, увешанные гобеленами стены, ковры...

— Ты права, Химена. Чудесная комната.

— А девушка — просто красавица! — Химена лучезарно улыбнулась Алисанде. — Матео, кто эта дама?

— Гм-м-м... Мама, папа... — Мэт набрал в легкие побольше воздуха. — Я вам еще кое-что не сказал.

Услышав знакомые интонации, Химена обернулась к сыну и нахмурилась:

— Ты был плохим мальчиком?

— Очень плохим, — тяжело вздохнул Мэт. — Я не пригласил вас на свадьбу.

Родители ахнули.

— Но я не знал, как это сделать! — возразил Мэт. — Я вам потом все объясню, но сейчас... прошу вас, поверьте мне, это действительно другой мир и я просто не представлял себе, как можно отсюда позвонить домой.

Химена смотрела на Алисанду, начиная смутно догадываться о том, что все это значит.

— Зачем же ты нам рассказываешь это все сейчас?

— Затем, что с опозданием хочу познакомить вас с моей бывшей невестой. — Мэт поглубже вздохнул. — Мама, папа, позвольте представить вам мою жену, Алисанду.

— Вы — его мать? — изумленно промолвила Алисанда.

— О Боже! — Химена, распахнув объятия, бросилась к Алисанде. Алисанда, опешив, шагнула к ней... и они обнялись.

— Ладно, считай, на этот раз мы тебя простили, — буркнул отец Мэту. — Только чтобы больше такого не случалось, ладно?

— М-м-м... это еще не все, — смущенно промямлил Мэт.

— Не все? — На лице отца собрались грозовые тучи. — Давно ли ты женат, сынок?

— Три года, — вздохнул Мэт.

— Три года? — прошептал отец, а мать оторвалась от Алисанды и обернулась к сыну.

— Но ведь мы виделись в прошлую Пасху, всего несколько недель назад, и ты нам даже не сказал, что с кем-то познакомился!

— Не сказал и знаком не был, — ответил Мэт. — Для вас прошло всего несколько недель, а для меня... — он часто заморгал, — четыре года.

— Четыре года? — ошарашено проговорил отец. — Но как это возможно?

Мать, нахмурившись, смотрела на Мэта.

— И за все это время ты не удосужился нам написать?

Мэт предпочел ответить на более легкий вопрос — отцовский.

— Я пока точно не выяснил, как это происходит, но в наших двух мирах время течет по-разному. Ваш час — это здешняя неделя. А может быть и так, что тот, кому подвластно перемещать нас из мира в мир, по своему усмотрению распоряжается временем.

Мать отошла от Алисанды и удивленно посмотрела на сына:

— Ты хочешь сказать, ты не знал, что можешь вернуться домой?

— Да, я не знал, что могу вернуться домой, что могу писать вам или звонить, — кивнул Мэт. — Я выяснил это совсем недавно — по здешнему времени два дня назад.

— Тебя не было две недели, муж мой, — напомнила Мэту Алисанда. Мать обернулась, глянула на Алисанду и опять повернулась к сыну:

— У тебя очень понимающая жена. — А Алисанде Химена сказала:

— Тебе следовало хотя бы немного пожурить его милочка, — Алисанда ответила свекрови понимающей улыбкой, посмотрела на Мэта, прикрыла губы рукой и сказала:

— Как ты только мог так долго отсутствовать, Мэтью!

— Прости, милая, — смущенно отозвался Мэт. — Я ничего не мог поделать.

— Он сказал мне, что должен перевезти вас сюда, — объяснила Алисанда родителям Мэта.

— Но наш дом! — с горечью воскликнула Химена, обернулась к. сыну и мужу. Наша мебель, соседи, судебные дела!

— Мы ведь все равно собирались переезжать, дорогая, — урезонил жену Рамон.

Обратившись к сыну, он спросил:

— Мы можем сделать так, чтобы адвокат получил права поверенного в наших делах?

— И отправить прощальные письма соседям, — добавила Химена.

23
{"b":"25792","o":1}