ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я говорил, что ты нужна мне?
Обучение как приключение. Как сделать уроки интересными и увлекательными
Яга
Солнце внутри
История матери
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Карта хаоса
Опасное увлечение

Ну а два оставшихся в сознании подонка увидели, как Мэт, Каллио и их босс как бы растворились в воздухе. Гангстеры переглянулись, на миг забыв о боли.

Сдавленным голосом водитель спросил у здоровяка:

— Как думаешь, скажем копам, когда они сюда припрутся?

— А чего не сказать, — пожал печами здоровяк и скривился от боли. — Они нам все одно не поверят.

Глава 26

Флот, состоявший из рыбацких судов, выждал до утреннего прилива, вошел в устье реки и весь день плыл вверх по течению. Ближе к вечеру корабли встали на якорь в одном дне пути до Бордестанга. Ринальдо очень надеялся на то, что на реке мавры дозорных не выставили. Но на всякий случай — вдруг все же выставили — он ждал до рассвета. Когда рассвело, его лазутчики сообщили, что впереди никаких следов вражеского войска нет, король отдал приказ, и началось долгое и нудное высаживание людей и выгрузка лошадей.

Только посреди ночи вся небольшая армия короля Ринальдо высадилась на берег. Затем, не дожидаясь нового рассвета, король распорядился, чтобы войско трогалось в путь. Медленно, бормоча под нос проклятия, его воины пробирались вперед в темноте, пока не вышли на прибрежную дорогу. Луна озаряла их серебряным светом, а они шли, опасливо озираясь, страшась призраков и прочих тварей, способных явиться под покровом мрака.

А король Ринальдо искренне надеялся, что их никто не видит.

* * *

Дозорный добежал до двери в покои Савла, постучал и крикнул:

— Знахарь, скорее!

— Что случилось? — Савл оторвался от расшифровки старинного текста. — Что там? Снова джинны?

— Нет, милорд! Это... сами стены! Камни! Они начали осыпаться, крошиться и падать. Строительный раствор тоже рассыпается, как песок!

Савл безобидно, выругался и побежал за гонцом. На крепостной стене он нашел Химену, распевавшую скорее обычную песню, нежели заклинание. Когда Савл поравнялся с ней, Химена завершила пение и устало проговорила:

— Я хотя бы немного сдержала вражеские заклинания. Теперь камень разрушается медленнее. Можешь придумать контрзаклинание?

— Давайте так: вы продолжаете читать сдерживающее заклинание, а я возьмусь за созидательную деятельность, — предложил Савл. Вытащив из кармана моток бечевки, он принялся плести из нее «колыбель для кошки», напевая:

Камень на камень!
Кирпич на кирпич!
Слушайте, камни, строительный клич!
Брысь, разрушенье!
Распад, прекратись!
К атому атом покрепче прижмись!
Ну-ка, молекулы, хватит дрожать!
Надо былую структуру держать!
Станет пускай совершенным и четким
Вид кристаллической вашей решетки!
Камни! Ведь вы — не скопление грязи!
В вас — нерушимость химической связи!
Вам не к липу разрушенья позор!
С вами навек Менделеев и Бор!

Сэр Жильбер подозрительно уставился на Савла:

— С какой стати ты затеял детскую забаву, произнося заклинание?

— А с такой, что «колыбель для кошки» — это модель кристаллической решетки, — пояснил Савл. — Каждый из пальцев — это молекула, понимаешь? А соединяющая их бечевка — энергетические связи... Ой, ладно, это я так...

— В который раз убеждаюсь: я правильно сделал, что даже и не пытался обучаться магии, — выдохнул потрясенный Жильбер.

— Ты бы все быстро понял, если бы я тебе с самого начала объяснил, — возразил Савл, уязвленный тем, что его постигла неудача на педагогическом поприще. — Если бы я рассказал тебе о том, как выглядит молекула соли, как она может соединяться с другими молекулами, но только на углах кристаллической решетки...

— Расскажешь, когда мы выиграем войну, — поспешно проговорил Жильбер. — А пока хватит и того, что благодаря твоим заклинаниям каменные плиты держатся на местах.

— Это да, только вот беда: от этого никакого прока для кошки.

Сэр Жильбер непонимающе уставился на друга:

— Какой кошки. Знахарь?

— Той, которой тут не было, — ответил Савл. — Но дело-то не в этом, верно?

Совершенно ошарашенный Жильбер спросил;

— А в чем же тогда?

— А в том, что и колыбели никакой не было, — усмехнулся Савл. — На самом деле не было ничего, кроме бесчисленных молекул в пригоршне праха, а все остальное — энергия.

— А-а-а! — просиял Жильбер и вздернул подбородок. — Ты хочешь сказать, что Творец создал все из ничего, создал человека из праха! И еще ты хочешь сказать, что религия соединяет людей невидимыми узами, дабы они были вместе!

— Я имел в виду не совсем это, — уклончиво отозвался Савл, — но суть ты ухватил. — Он отвернулся к парапету, чувствуя, что пора сменить тему. — Ну, как мы держимся?

— Неплохо, и я рада, что вы покончили с философскими рассуждениями, — усмехнулась Химена. На лбу у нее блестели капельки пота. — Но смотрите! Мавры идут!

Савл резко обернулся, устремил взгляд за городскую стену. Точно! Вражеское войско наступало со всех сторон. Сэр Ги находился на городской стене с горсткой молодых рыцарей и руководил обороной. Воины зарядили небольшую катапульту. Но не успели они выстрелить, как катапульта неожиданно развалилась на куски.

Лучники испуганно вскрикнули.

— Мне бы лучше добраться туда и выяснить, что происходит, — сказал Савл.

Конь уже ждал Савла внизу. Он вскочил на него верхом и помчался к городской стене. Люди благоразумно расступались, давая Знахарю дорогу. К тому же многие уже не просто разбегались перед скачущим во весь опор Савлом, а спешили спрятаться в домах. Савл остановил взмыленного коня у лестницы, которая вела на стену, бросил поводья ожидавшему его воину и побежал вверх, перепрыгивая через две ступеньки. Добравшись до верха, он схватил за плечо первого попавшегося сержанта и выкрикнул:

— Что тут у вас творится?

— Вон что! — Сержант опустил пику и указал на ее наконечник. Железный наконечник был испещрен пятнышками ржавчины, и число пятнышек росло прямо на глазах. — Прямо как гниль на пшенице летом! Катапульты разваливаются, стрелы остаются без наконечников!

— Думаю, с этим я совладаю, — пробормотал Савл и, изображая жестами процесс ковки металла, пропел:

Мы кузнецы, и дух наш молод,
Наш дух не влажен, дух наш сух,
И наш волшебный тяжкий молот
Несет в себе тот самый дух!
Сдавайся, ржавчина, любезно!
Ступай в заоблачную даль,
И превратим сейчас железо
Мы в нержавеющую сталь!

Лучники радостно восклицали.

— Похоже, вы преуспели, Знахарь, — просиял сержант.

— Рад, что получилось, — усмехнулся Савл. — Передай артиллеристам, что они могут спокойно заряжать катапульты.

Но тут их оглушил страшный рев, на стену упали приставные лестницы, и хлынула волна мавров.

Савл, никогда не носивший меча — ведь, будь у него меч, он бы им при случае воспользовался, а ему этого не хотелось, — вынужден был какое-то время отбиваться от врагов всевозможными приемами карате. О, как же он жалел, что у него не было времени обучиться этому боевому искусству как следует. Вот он пригнулся, чтобы избежать резкого удара вражеского меча, и вздрогнул: меч попал по другому мавру. Тот взревел, развернулся и приготовился снести Савлу голову.

— Эй, это не я! — возмутился Савл. — Это твой дружок!

Он снова пригнулся, избежал очередного удара, но налетел на другого мавра и нанес тому резкий удар в солнечное сплетение. Бить костяшками пальцев по кольчуге — не самое приятное из удовольствий, однако враг согнулся пополам, хватая ртом воздух, а Савл уже развернулся и убрал со своего пути нового нападавшего, снова развернулся и врезал рубящим ударом по шее еще одному — тот повалился на стену без чувств, и Савл успел сорвать с его руки легкий щит.

81
{"b":"25792","o":1}