ЛитМир - Электронная Библиотека

— И не останется больше людей, одни ульгарлы? — воскликнул Кьюлаэра. — Нет, Миротворец! Мы должны помешать этому!

— Это зависит от тебя, — сказал старик, пристально глядя на него.

Кьюлаэра ответил взглядом на взгляд, понимая смысл этих слов, чувствуя холод внутри, но, заглянув в свое сердце, он обнаружил, что оно по-прежнему полно решимости, и на этот раз он был серьезен. Он не уступит мир Боленкару и ему подобным!

— Как я смогу победить этого всемогущего врага? — прошептал он.

— С магическим мечом в руке и с помощью отважных друзей, — ответил мудрец.

— Где я найду магический меч?

— Я выкую его для тебя, поскольку прежде, чем стал мудрецом, и еще раньше — до того как стал шаманом, я был кузнецом.

Йокот вздрогнул и в страхе посмотрел на Кьюлаэру.

— Но чтобы выковать этот меч, нужно добыть магическое железо, — сказал мудрец.

— Звездный Камень, — прошептал Йокот.

— Звездный Камень? — Китишейн посмотрела сначала на гнома, потом на Миротворца. — Это осколок меча Ломаллина, упавший на землю на севере?

— Да, — спокойно ответил Миротворец.

— Осколок меча бога! — даже Кьюлаэра был потрясен. — Боги всемогущие! Получилась бы непобедимая сталь!

— Именно, — согласился Миротворец.

— Поэтому Боленкар и поставил на тропе стража, чтобы не пропустить нас! — воскликнула Китишейн.

— Фучана? — спросила Луа.

— Фучана, — подтвердил Миротворец, — и только что сраженного тобой людоеда. Одна из любимых отвратительных утех Улагана — наблюдать, как растут подобные чудовища. Он порождает их посредством магии, потом уродует их. Его сын научился этой извращенной игре и занимается ей до сих пор; его магия не идет ни в какое сравнение с магией улинов, но на такое он способен, хотя, надеюсь, это дается ему с большим трудом. Расы людоедов не существует, я думаю, что Боленкар породил его, случив гиганта с человеческой женщиной.

— Как смогла женщина пережить такое? — закричала ужаснувшаяся Китишейн.

— Скорее всего не смогла, а зародыш смог. Боленкар поддерживал его рост магией, дал ему родиться, вырастил его уродующими заклинаниями и отправил выслеживать нас.

— Вот почему он напал на нас! — воскликнул Кьюлаэра. — Он был создан для этого!

— И нашел нас! И он не последний. Впереди лежат земли, населенные людьми. Неизвестно, кто там может скрываться под личиной охотника.

— Не только под личиной чудовища? — спросила Китишейн.

— Не только, — подтвердил Миротворец. — Он может иметь своих лазутчиков и среди людей, друзья мои, и в прочих расах. Они будут нам препятствовать, порой неожиданно набрасываться на нас.

Все обменялись беспокойными взглядами, только Луа заметила, что мудрец назвал их своими друзьями.

— Откуда ты все это знаешь, Миротворец? — мрачно спросил Кьюлаэра. — Откуда ты знаешь про осколок меча Ломаллина?

— Я его видел, — ответил мудрец.

— У тебя бывают видения? — спросила Китишейн, а охваченный благоговейным ужасом Йокот молчал.

— Да, — признался старик.

— Но ты не сказал, что это одно из них, — заметил Йокот.

Миротворец повернулся к нему с едва заметной улыбкой и покачал головой:

— Нет, не сказал.

* * *

Два дня спустя они миновали новый перевал и увидели, что впереди больше нет гор.

— Равнина! — прошептала Луа. — Я уже забыла, как они выглядят.

— Ну что ты! — улыбнулся Йокот, подойдя к ней. — Нам ли, выросшим под землей, радоваться такой местности!

Она улыбнулась ему, он ей, но маски скрывали выражения их лиц.

Путники шли по краю обрыва и рассматривали долину. Склон горы под ними переходил в зеленую равнину, разделенную на части тремя реками. Одна стекала с гор позади, другая — с гряды, возвышавшейся вдали, а третья прокладывала путь вдоль долины. Все три встречались далеко на востоке, и в месте слияния теснились какие-то постройки. Между рекой на севере и той, что текла на восток, возвышался замок. Шел сбор урожая, и долина пестрела лоскутами земли разных оттенков. По полям были разбросаны хижины.

Китишейн дрожала — то ли от простуды, то ли от озноба.

— Не нравится мне этот замок, Миротворец.

— Мне тоже, — пробурчал Кьюлаэра, вскидывая поудобнее мешок. — Спустимся и посмотрим, что там к чему.

Он двинулся было по тропе, но Йокот остановил его, схватив за колено:

— Постой, Кьюлаэра, подумай! А вдруг это одна из тех ловушек, о которых нас предостерегал Миротворец?

Воин мрачно покосился на гнома, но догнавший Миротворец подтвердил:

— Все может быть, Йокот. Мысль верная.

— Да, все может быть, — кивнул Кьюлаэра, — но ты, Миротворец, говорил о препятствиях, а не ловушках. Так пойдем и преодолеем это препятствие!

И Кьюлаэра зашагал вперед. Йокот обескураженно посмотрел на Миротворца. Тот лишь пожал плечами.

— Что тут скажешь? Он прав, я говорил: будут препятствия. Мы не можем их обойти, нам придется их преодолевать — да и горы не позволят нам пойти в обход. Вперед.

Гном вздохнул и последовал за мудрецом, а тот — за воином, сгорающим от желания ринуться в бой. Остальные не слишком охотно пошли за ними.

В этот день они проделали значительный спуск и остановились на ночлег. На следующее утро забрались на самый низкий холм в предгорьях и увидели перед собой деревню.

Деревня оказалась просто-таки нищей. Крыши из темной, гнилой соломы, потрескавшиеся глинобитные стены. Жиденькие струйки дыма. Вся трава вокруг была вытоптана солдатскими сапогами. Солдаты сжимали копья и вглядывались в робких сельчан, как будто ожидали бунта. Посреди деревни на высоком скакуне восседал укутанный в меховой плащ человек. Он следил, как солдаты выносят из хат мешки с зерном и грузят их на телегу, на другую телегу заталкивают свиней рядом с клетью для кур, полной отобранной у испуганных крестьян птицы. Подле телеги покорно стояли две коровы; солдаты тянули к ним третью. Другие вытаскивали из хаты визжащую девушку. Следом за ней выскочил старик, бросился на солдат, но подоспевшие к тому товарищи быстро сбили старика с ног.

— Мерзавцы! — воскликнула Китишейн. — Ты можешь им помешать?

— Да, но это означало бы развязать войну, — сказал мудрец. — Разве у нас есть время на это?

54
{"b":"25793","o":1}