ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прекрасный прицел и исполнение, — похвалил Джефри, пытаясь скрыть улыбку. — Можно посмеяться над положением этого недотепы, папа?

— Думаю, можно, — удовлетворенно кивнул Род. — Ведь сейчас он испытывает то, что испытывало его бедное животное четверть часа назад. И, конечно, я подозреваю, что никакая реальная опасность человеку не угрожает. Один-два ушиба, только и всего.

— Почему ты так уверен? — спросила Корделия.

К этому времени возчик наконец-то сумел встать и в страхе бежал назад к гостинице. При этом он кричал:

— Колдовство! Черная магия! Какой-то колдун заговорил моего осла!

— Мама, — сказала Корделия, — разве для нас хорошо, что он принародно позорит колдунов?

— Не тревожься, дочь моя. Я уверена: всякий, кто услышит его рассказ, поймет, что дело не в колдунах.

Корделия нахмурилась.

— Но кто...

Осел презрительно фыркнул в сторону своего прежнего хозяина, двумя точными ударами копыта разломал оглоблю и с видом победителя направился к лесу.

— Папа, останови его! — воскликнула Корделия. — Я должна узнать, кто это сделал, или умру от любопытства!

— Не сомневаюсь, — с улыбкой сказал Род, — и признаю, что и сам бы хотел подтвердить свои подозрения.

Он негромко, но пронзительно свистнул.

Осел повернул голову в сторону Рода. Чародей улыбнулся и встал так, чтобы его лучше было видно. Осел изменил направление и направился к ним.

— Нам лучше уйти с дороги, — добавил Род. — В любую минуту могут выйти из гостиницы.

— И то правда, — согласилась Гвен и первой двинулась в сторону небольшой рощи.

Осел пошел за ними, но постепенно обогнал. Остановившись, он махнул головой.

— Ну, хорошо, ты поступил благородно, — Род улыбнулся. — Но скажи мне, ты действительно считаешь, что возчик все это заслужил.

— Все это и гораздо больше, — проржал осел. У детей отвисли челюсти, а Фесс задрожал.

— Спокойней, о Петля Логики, — Род положил руку на рычажок, отключающий робота. — Ты должен знать, что этот осел — совсем не то, чем кажется на первый взгляд.

— Я... попытаюсь привыкнуть к этой мысли, — ответил Фесс.

Гвен с трудом сдерживала улыбку.

— Значит, ты считаешь себя хорошим парнем?

— Конечно, — осел улыбнулся. Все вокруг этой улыбки заколебалось, превратилось в аморфную массу, заструилось — и перед ними оказался Пак. Собственной персоной. — Хотя парнем меня трудно назвать, скорее я — Робин Весельчак.

Трое младших детей едва не упали в обморок от такой неожиданности, и даже у Магнуса глаза стали как монеты. Но Род и Гвен только улыбались.

— Это было сделано в порыве? — спросил Род. — Или ты предварительно все продумал?

— В порыве? — воскликнул эльф недоуменно. — Да будет тебе известно, что я семь месяцев слежу за этим негодяем, и если есть человек, заслуживающий подобного наказания, так это он! Подлец и трус, человека побить боится! Даже лошади боится! Говорит с тобой кротко, как голубь, а в душе жаждет разорвать собеседника на части. Жалкая и завистливая душонка! Я наконец устал от того, как он обращается с этим бедным животным, и дал ему попробовать его собственного зелья!

— Не похоже на тебя, Пак, поступать так жестоко, — проворковала Корделия.

Эльф хищно осклабился:

— Ты знаешь только одно мое лицо, дитя, если так говоришь. В моем поступке нет подлинной жестокости, потому что я просто выставил этого человека дураком, да и то не перед его товарищами. Если он умен, то усвоит урок с первого раза и больше никого не будет мучить безнаказанно.

Корделия как будто успокоилась, хотя и не совсем.

— Но ведь он очень испугался и ранен...

— Разве хуже того, как он обращался с животным?

— Ну... нет...

— Не могу сказать, что ты в этом случае поступил плохо, Робин, — по-прежнему улыбаясь, сказала Гвен.

— Только в этом случае? Я часто озорничаю, но редко приношу настоящий вред!

Род отметил про себя это «редко» и решил, что пора сменить тему.

Очевидно, Пак тоже.

— Но хватит об этом негодяе: он не стоит наших слов! Как вы оказались поблизости и смогли наблюдать за тем, как восстановлена была справедливость?

— Мы направляемся в отпуск, — величественно проговорил Род.

— Чего-чего? — с сомнением произнес Пак. — И небо у нас под ногами, а земля над головой! Тем не менее, отпуск — это достойная цель. И куда же вы путь держите?

— В наш новый замок, Пак, — доверительно сообщила Корделия. Глаза ее снова загорелись. — Разве это не здорово?

— Не могу решить, — ответил эльф, — пока ты мне не расскажешь, что это за замок.

— Он называется замок Фокскорт* [3], — сообщил Род.

Пак вздрогнул.

— Я вижу, ты про это место кое-что знаешь, — медленно сказал Род.

— Нет, не знаю, — увильнул эльф. — Только слышал какие-то слухи.

— И слухи эти не очень приятные?

— Можно сказать и так, — согласился Пак.

— Так расскажи нам, — потребовала Гвен, нахмурившись. Пак вздохнул.

— Я мало что слышал. Больше догадки. Но судя по всему, у этого замка дурная репутация.

— Ты считаешь, что в нем проживают призраки? — спросил Джефри с горящими глазами.

— Я этого не говорил, но раз уж ты спрашиваешь — да, что-то такое я слышал. Но есть призраки и призраки. Я бы не испугался призрака, который при жизни был хорошим человеком.

Магнус склонил голову набок.

— Судя по твоим словам, призраки в Фокскорте не были хорошими людьми, когда жили.

— Вроде бы, — мрачно согласился эльф. — Но только не призраки, а один призрак. Хозяина замка. Правда, как я уже говорил, на самом деле ничего конкретного не знаю. Я не встречался с ним при его жизни, и у меня не было дел в его владениях. Но его имя пользуется дурной славой.

— Но ты слышал о нем, когда он жил, — Магнус продолжал хмуриться. — Значит, он не такой уж древний призрак.

— Нет, ему всего несколько сотен лет отроду.

— Ты знал человека, который... — голос Грегори дрогнул, взгляд утратил сосредоточенность. — Но ведь ты один из древнейших среди Древних.

Мальчик выглядел несколько ошеломленным.

Пак тактично пропустил мимо ушей комплимент о собственном возрасте.

— Я пойду с вами, добрые люди.

— Мы всегда рады твоему обществу, — с улыбкой сказала Гвен. — Но если боишься за нас, я благодарю тебя. Занимайся своими делами. Не волнуйся. Ни один призрак не может смутить нашу дружную семью, каким бы злым он ни был при жизни.

— Не будь так уверена, Гвендайлон, — предостерег ее Пак. Он по-прежнему выглядел встревоженным. — Однако должен признаться, что у меня есть поручение Его Величества, — все понимали, что под «Его Величеством» подразумевается не король Туан, но лишь один Род Гэллоуглас знал, что эльф имеет в виду деда его детей. — Но если я вам понадоблюсь, свистните, и я сразу появлюсь.

— Спасибо, — проговорил Род. — Надеюсь, нам это не понадобится.

— Я тоже! Но если вам потребуется больше знаний, чем те, которыми владею я, тогда спроси эльфов, живущих поблизости от замка. Не сомневаюсь, что они знают правду.

Род кивнул.

— Спасибо за совет. Мы обязательно им воспользуемся.

— Конечно, мы обратимся к твоим сородичам, если понадобится их помощь, — согласилась Гвен.

— Их осталось немного, — сказал Пак, поморщившись. — Говорят, все, кто мог, сбежали оттуда.

Пришлось подождать, пока в гостинице стихли смех и шутки, а побагровевший возчик, прихрамывая, вышел из дверей. Только тогда удалось сделать заказ. Но еда оказалась на редкость вкусной и сытной. Наевшись, Род объявил, что раз уж он в отпуске, то намерен вздремнуть, и всякий из детей, посмевший потревожить отца, на собственном опыте убедится, из чего состоит луна.

Хороший предлог для того, чтобы уйти подальше, футов на пятьдесят, лечь в тени деревьев и положить голову на мягкие колени жены. Слыша негромкие голоса родителей, дети засомневались в том, что отец действительно вознамерился выспаться или даже просто подремать после сытного обеда, но стоически терпели.

вернуться

3

дословно, Лисий Двор

11
{"b":"25794","o":1}