ЛитМир - Электронная Библиотека

— Только тех, кто способен причинить неприятности, молодой д'Арманд. Это означает только половину умных.

— А другая половина?

— Они срабатываются с правительством, присоединяются к партии лордес и начинают долгий затяжной подъем, — заверил его Болвил.

Дар нахмурился.

— Значит, они не могут сконструировать приличного робота?

— Приличного — да. Если они делают слишком хороших роботов, это опасно для них самих: роботы могут отнять у них работу. Нет, умный молодой человек на Земле постарается скрыть свои способности.

Дар содрогнулся.

— Неудивительно, что они прилетают на Максиму! Кто иначе согласился бы работать в такой обстановке?

— Уж точно не я, — заверил его Кимиш, — поэтому я постарался причинить достаточно неприятностей, чтобы меня депортировали, но недостаточно, чтобы им не было все равно, куда именно, — он со вздохом откинулся на спинку стула. — Можете ли вы понять, как опьяняюще действует здесь дух свободы? Соседи бросают вам вызов, и вы пытаетесь придумать нечто такое, что никому еще не приходило в голову. Если вы не находите ничего нового, вам становится стыдно!

— Точно, — у Дара самого осталось несколько неприятных воспоминаний о КЛОППе на Земле. — Ощущение развязанных рук делает переносимыми каждодневный труд и одиночество.

Он уловил сочувственные взгляды, которые соседи постарались скрыть, — их жены всегда оставались рядом с ними.

Потребовалась немедленная смена темы, и ее подсказал Болвил:

— Я думаю, именно поэтому КЛОПП оставляет нас в покое и не пытается навязать свои законы.

Кимиш поморщился.

— Я думал об этом. Одна эскадра истребителей, и мы все очутимся в царстве повального психического рабства.

— Но мы им нужны, очень нужны, — успокоил его Мсимангу. — Кто-то ведь должен вдали от Земли создавать лучшие компьютеры, чтобы их машины работали, если они хотят предоставить населению досуг, как обещали перед печальной памяти референдумом. А на других планетах они не смеют разрешать новации: это может заставить население задуматься, начать сомневаться в правильности выбора своих представителей в Ассамблее.

Все за столом хором согласились, мужчины кивали, и Дар кивнул вместе со всеми, хотя в глубине души он считал, что Максима просто слишком мала, чтобы КЛОПП побеспокоился раздавить ее. Рассуждая здраво, следует понимать, что астероид погибнет, как только перестанут покупать его продукцию. Следовательно, правительство Земли может уничтожить его в любое время, как только пожелает. И если чиновники КЛОППа могут уничтожить жителей Максимы, разумеется, уж контролировать колонию они могут настолько, насколько захотят. Вернее, они так считают.

Но, конечно, заправилы КЛОППа ошибаются. Они могут уничтожить Максиму, могут завоевать ее, но если они ее не завоюют, то не смогут ее контролировать. И пока они оставляют Максиму в покое, жители астероида вольны делать, что захотят.

Но Максима не собиралась извещать об этом КЛОПП. Само собой, было бы забавно предоставить чиновникам Земли список всех деяний жителей астероида, особенно таких, которые запрещены на Земле, но это было бы глупо. Бюрократ значителен тем количеством власти, которым обладает. Логичным ответом КЛОППа на одно только заявление о независимости астероида была бы высадка десанта космической пехоты.

Так что заявлять о своей независимости было бы глупо. Земле же следовало бы ответить списком удовольствий, которые могут позволить себе земляне и не могут жители Максимы, в основном, гедонистических развлечений. И тогда начали бы проявлять недовольство молодые обитатели астероида.

А может, и нет. Большинство соседей Дара — люди не от мира сего, что включает в себя, разумеется, создание состояний и строительство грандиозных дворцов.

А дворцы у максимян действительно были грандиозные.

— Я пролетал мимо твоего поместья, молодой д'Арманд, — нашептывал на ухо Дару Мсимангу. — И видел твой дом. Признаюсь, в прошлом году я считал его верхом уродства, но сейчас у него начинают появляться формы. Когда ты его закончишь, он будет прекрасен.

— Спасибо, — ответил Дар, откровенно польщенный этим замечанием. Настолько польщенный, что забыл упомянуть, кто спроектировал дом.

* * *

Фабрика работала нормально.

Дар прошел по одному проходу между машинами, по другому, чувствуя себя совершенно ненужным. Больше он не может даже выбрасывать мусор: когда Лона оставила Фесса дома, Дар передал ему это благородное дело избавления от ненужного. Ведь не мог же он позволить, чтобы бедный робот скучал без занятия.

Трудно было поверить, что фабричные киберы того же происхождения, что и Фесс. Технически все они представляли собой роботов, хотя ни один по способностям даже не приближался к такой модели общего назначения, как Фесс. Они управлялись гораздо более слабыми компьютерами, специализированными для выполнения очень ограниченного набора операций. Дар вообще не решался называть их роботами: на самом деле это были просто автоматизированные инструменты. Считается, что роботы — это искусственные люди, но фабричные киберы даже в малой степени не могли подражать мыслям человека.

И они определенно не походили на человека. Первый представлял собой всего лишь набор роликов, которые медленно, по миллиметру за раз, поворачивают кристалл, потом опускают его в полусферу, заполненную золотыми контактами. Через эти контакты центральный компьютер проверяет каждую цепь в кристалле, замеряет электропроводность, сопротивление, соотношение входящей и исходящей энергии и множество других электронных характеристик. Через пятнадцать минут ролики переносят кристалл на транспортер с мягкой лентой, который перемещает его к рабочему месту следующего робота — или в корзину для отходов, если кристалл не выдержал испытание.

Следующий робот почти такой же, только он присоединяет микроскопические нити к каждому контакту.

Далее возвышается робот, напоминающий спрута с пятнадцатью щупальцами, отходящими от центрального шара, в котором спрятан компьютер. Этот робот соединяет пятнадцать кристаллов в единую сферу, связывает их микроскопическими нитями и погружает в химическую ванну. Через два часа на нитях оседает достаточно кремния, робот вытягивает щупальца и начинает собирать новый мозг, а первый еще целую неделю лежит в ванне, медленно вырастая в единый гигантский кристалл.

Тем временем еще один робот — простой станок, который берет, складывает и удерживает металл и пластик, пока стальная рука сваривает соединения, — собирал корпус компьютера. Затем наступала очередь сборочного конвейера — последнего робота, который брал законченный гигантский кристалл из ванны, закреплял его внутри корпуса и соединял контактами с механическими приспособлениями, которые в сущности и будут исполнять все работы.

И все это гораздо быстрее, чем мог бы сделать Дар. И гораздо лучше. И большинство работ настолько миниатюрны, что человек вообще не увидел бы деталей.

Дар осмотрел рабочее пространство, чувствуя себя совершенно ненужным.

— Тебе следовало бы самому проверить, закончена ли сборка робота, Дар.

— Да, знаю, но я уже проверил сегодня двух из них, и у меня достаточно времени, чтобы проверить остальные.

— Тем не менее это следует сделать, иначе у вас к концу недели накопится больше десяти непроверенных роботов.

— Знаю, знаю, но в этом мало смысла. Ты сам знаешь, что они будут прекрасно работать.

— Нет, Дар. Правда, отдельные цепи кристаллов в порядке, законченный компьютер тоже должен быть исправен...

— Конечно, потому что центральный компьютер проверяет его на каждой стадии сборки. В каждом станке его контакты, в каждой руке, и они позволяют контролировать качество продукции в процессе работы.

— Но возможно и механическое повреждение, Дар.

— Естественно. На прошлой неделе я нашел прокол во всасывающей воронке, а еще неделю назад шум в вентиляторе. Но никакого брака в компьютере, разумеется.

Он смотрел на процесс сборки, недовольно качая головой.

30
{"b":"25794","o":1}