ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — Магнус опередил отца. — Кто бы тут ни был, мы должны противостоять ему и изгнать его.

Снова ударил гром, молния последовала за ним так быстро, что казалось, это одна вспышка с небольшим промежутком. Когда отпечаток молнии на сетчатке погас, в глазах Рода плясали огненные картины, подтверждая, что он видел. Когда стих гром, Корделия ахнула:

— Это была девушка?

— Может быть, — Джефри говорил тоже как-то хрипло. — Что-то с длинными волосами и в плаще.

— Но почему она головой вперед полетела на землю? — спросил Грегори.

— Потому что ее вытолкнули, брат, — ответил Джефри.

— А может, она бросилась сама? — спросила Корделия.

— Как бы то ни было, сие плоды зла, — подвел итог Магнус.

Род услышал гнев в голосе первенца и быстро проговорил:

— Было, Магнус. Помни — это «было». Что бы тут ни случилось, каким бы жестоким и злым оно ни было, это произошло не сегодня, а двести лет назад.

— Но какое зло должно было здесь свершиться, — воскликнула Корделия, — чтобы дух переживал его снова и снова, и снова целых двести лет!

— Значит, пора с этим покончить, — голос Магнуса звучал мрачно, с решимостью, какой Род у него прежде не слышал. — Что бы ни пряталось в этой груде каменных развалин, это зло, грязное и низкое, и мы должны положить ему конец.

Род задумчиво смотрел на своего сына. Магнус прав, конечно, но откуда у него эта внезапная решимость? До сегодняшнего дня старший из детей Гэллоугласа ничего не слышал о замке Фокскорт, кроме названия. Род думал об этом, пока семья снова ложилась спать, хотел даже поговорить с Гвен, но решил, что еще не настало время.

* * *

— Почему сейчас замок не кажется таким мрачным? — Корделия смотрела на крепостные стены, расцвеченные золотом в свете утреннего солнца.

— Потому что сейчас рассвет, дорогая, а в утреннем свете все кажется свежим и красивым.

— И дождь чисто его вымыл, — объяснила Гвен, — как и все остальное. Небо над головой ясное, и сердце мое поет, когда я смотрю на него.

— Но нам все равно придется идти в замок, — Род мрачно оглядел подъемный мост. — Правда, существует небольшая проблема: как опустить эту деревянную плиту.

— Надо повернуть лебедку, — просто сказал Магнус. — Сделать, папа?

Род повернулся к сыну.

— Что? Ты сможешь повернуть лебедку, даже не видя ее?

— О да, а в следующий раз ты, превзойдя пророка Магомета, велишь горе идти к тебе, — усмехнулся Джефри.

— Могу, поскольку я знаю, что она там должна быть.

— Ты ведь не сможешь, Магнус! — воскликнула Корделия.

Грегори ничего не сказал; он широко раскрытыми глазами смотрел на Магнуса. Ведь Большой Брат сказал, что сделает...

— Может, и сделает, — заметила Гвен. — А если и не сможет, для него это будет хорошей практикой.

— Да, нужно тянуться, если хочешь расти, — медленно ответил Род. — Хорошо, давай. Это сбережет нам немало времени.

Магнус сосредоточенно посмотрел на подъемный мост, затем взгляд его утратил фокусировку. Гвен внимательно наблюдала за сыном.

Род перевел взгляд с сына на замок. Он почти ожидал, что древние доски со скрипом начнут опускаться. Из простой предосторожности Верховный Чародей знаком велел остальным детям отступить. Они послушались, но неохотно.

Магнус расслабился и раздраженно покачал головой:

— Бесполезно, никакого отклика.

Грегори выглядел разочарованным. Глаза Джефри озорно загорелись, и он начал что-то говорить одновременно с Корделией, но Род строго посмотрел на них, и они мгновенно замолчали с раскрытыми ртами.

— Ну, попытка была неплоха, — Гвен рассматривала замок. — Но странно, однако.

— Значит, испробуем обычный способ, — подвел черту Род.

— Я сделаю!

— Нет, я!

— Моя очередь...

— Нет! — рявкнул Род.

Дети замолчали, сердито — но и с опаской — глядя на отца. Он увидел это и заставил себя улыбнуться.

— Я ценю вашу готовность, дети, но заниматься силовыми упражнениями тут, вероятно, опасно. Знаете, прогнившие балки и ослабленные камни. Я считаю, что должны действовать старшие — мы с Магнусом.

— А почему Магнус пойдет?

— Магнус, ты мошенничаешь!

— Почему не мама?

— Потому что кто-то должен присматривать за вами троими, — ответил Род.

— Фесс может присмотреть за нами!

— Фесс не может помешать вам идти за нами, — возразила Гвен. — Вы обещаете оставаться на месте?

— Нет!

— Прошу тебя, — Гвен солнечно улыбнулась Роду, — иди быстрее, муж мой.

— Без всякой задержки. Пошли, сын, — Род посмотрел на замок, но на этот раз его не видел. Внимание его было устремлено на невидимый внутренний мир. Он представил себе, как отталкивается от земли — и медленно приподнялся до уровня бойницы над воротами.

— Ты обещал без задержки, — напомнил ему Магнус, тоже повисший в воздухе, опираясь на узкое оконце.

— Ну, хорошо, я медлительный старик, — проворчал Род. — Только потому, что мне не повезло вырасти, постоянно используя пси-способности, как ты, сынок. Пошли внутрь, — он повернулся боком и забрался в бойницу.

Протискиваться пришлось с трудом.

— Ты едва прошел, — бросил Магнус, проскальзывая за ним без особых усилий. Род шлепнул себя по поясу.

— Это мышцы, парень, а не жир, — он огляделся и тут же нахмурился. — Неплохо...

Действительно. Одна плита в крыше обвалилась, утренний свет проходил сквозь образовавшуюся щель и узкие бойницы, бросая тени поперек всего круглого помещения со стенами из старинного рыхлого камня. В углах бахромой свисала старая паутина, у одной стены стояли сломанный стол и не-струганая скамья. Если не считать этой пародии на мебель, помещение было пусто, и только на полу валялись черепки от посуды.

— Не так уж плохо, как... В чем дело?

Взгляд Магнуса утратил сосредоточенность. Магнус медленно поворачивался, лицо его застыло.

— Я слышу голоса, папа.

— Голоса? — Род напрягся. — Что они говорят?

— Ничего... они слишком далеко... только ощущение громких разговоров и солдатских ругательств...

— Что ж, это караульная; тут постоянно находились солдаты, голоса можно приписать им, — Род старательно игнорировал холодок, пробежавший по спине. — Вероятно, это всего лишь игра ветра или какой-то акустический эффект, сын, как шепот в галерее.

— Ты правда так считаешь?

Род так не считал, но сказал:

— Меня больше беспокоит то, чего я не вижу... и не слышу.

Это признание подействовало на Магнуса.

— Что же это?

— Птицы, — Род указал на балки крыши. — Там десятки удобных мест для гнезда, но ни одно не использовано. Даже следов старых гнезд нет.

Магнус осмотрелся и медленно кивнул.

— Пошли, поищем лебедку. — Род повернулся к выходу. — Пора твоим братьям и сестре появиться здесь.

И Гвен. Особенно Гвен.

Комната привратника тоже оказалась пуста, если не считать обломков мебели. Столбы солнечного света из ряда бойниц в одной стене прорезали темноту.

— Вот поэтому ты и не смог повернуть лебедку, — заметил Род, оглядываясь. — Никакого следа подъемного механизма.

— Действительно... Я пытался заставить сработать устройство, которого не существует... — но вид у Магнуса снова был сосредоточенный. — Но как они поднимали или опускали мост?

— Противовесом, вероятно. Пойдем отыщем ворота, — Род пересек помещение, вышел в коридор и осмотрелся. Свет сюда шел из арочного выхода во двор. — Вот! — он прошел к большим воротам, перекрытым сейчас поднятым мостом, и показал на массивный железный шар на цепи, которая уходила в темноту. — А ведь должны быть средства для управления им.

— Вон там, — показал Магнус.

Род посмотрел, куда он показывал, и увидел огромный ворот с обрывком веревки. Под воротом зияло отверстие в стене.

— В помещение привратника... — Род кивнул. — Имеет смысл. Пошли.

Он вернулся в комнату, из которой они вышли, и посмотрел на переднюю стену. И в самом деле, через отверстие в стене проходила веревка, оборачивавшаяся вокруг другого ворота, такого же, как у входа. Но сейчас от веревки остался обрывок всего фута в четыре, а на полу под воротом росло множество поганок.

34
{"b":"25794","o":1}