ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, поднимать теперь нечем. Но как... — Род замолчал, и наморщил лоб, — Минутку. Мост поднимается выше ворота...

— Да. Это для решетки, — Магнус вышел в коридор и показал.

Под центральным воротом виднелись концы прутьев стальной решетки. Род проследил взглядом цепь, прикрепленную к углу решетки и отходящую к массивному металлическому шару, лежащему на земле.

— К счастью, застряла открытой. Но как тогда они поднимали мост?

— Вон там, — Магнус снова указал в темноту.

Прищурившись, Род едва рассмотрел звенья толстой ржавой цепи, намотанной на изрядно проржавевшее зубчатое колесо у задней стены.

— У тебя острое зрение, сын, — кивнул Род. — Прекрасная наблюдательность.

— Нет.

— Что? — Род уставился на него. — Но это не стандартный подъемный мост. Откуда ты знал, что искать?

— Я не смотрел. Я слышал их.

— Их? Кого их?

— Гул многих голосов, и среди них пробивался один. Он объяснял, как пользоваться этим приспособлением.

Род еще несколько мгновений смотрел на старшего сына. Потом объединил свое сознание с сознанием сына. Все вокруг потемнело.

— Ты слышишь?

Род покачал головой.

— Только гул, как от далекой толпы.

— Да, но он здесь.

— Да, он здесь, ты прав. Другое дело, откуда исходит, — Род отвернулся. — Пошли, попытаемся опустить мост. Я думаю, здесь пригодится наша мама.

Магнус провел отца через арку выхода во двор.

После помещения привратника и коридора двор показался изысканно просторным, но Род знал, что он всего каких-нибудь футов сто в поперечнике. Крепостная башня уступом нависала над ним. Естественно, двор был покрыт опавшими листьями и ветками, в углах виднелись груды перегноя, густо поросшие сорняками.

И ни одной птицы. Даже бабочек нет, как заметил Род.

Сдержав дрожь, он заставил себя вернуться к действительности.

— Где противовес?

— Мы переступили через него, — Магнус указал за спину.

Род оглянулся и увидел утопленную в камень металлическую плиту, которую по простоте душевной принял за порог арки. Но теперь, приглядевшись, он увидел, что это не камень, а ржавый металл, а в центре плиты укреплены кольца, от которых отходят звенья толстой цепи. Цепь же проходила через барабан большого ворота и исчезала в камне над аркой.

Род снова содрогнулся.

Магнус показал вверх.

— Так хорошо уравновешено, что требовалось только сильно потянуть, и мост опускался.

— Да, но плита при этом поднималась, и все, кто заходил или хотел выйти, должны были пройти под нею.

— Верно, — Магнус задумчиво нахмурился. — Почему же тогда граф не использовал противовес решетки, а оставил ворота открытыми?

— Хороший вопрос, — у Рода был ответ, но не очень приятный. Конечно, он не собирался обнародовать его. И решил, что Магнус никогда не коснется этой плиты.

Звонкий крик прозвучал над ними.

Род посмотрел вверх.

На перекладине ворот сидели двое его младших сыновей, а жена и дочь описывали ленивые спирали на своих метлах. Род отметил, что у Корделии теперь большая метла, а не простой веник, каким подметают у очага; летательный аппарат дочери размером не уступал метле матери.

Гвен остановилась возле Рода и соскочила.

— Вы так долго не возвращались, что мы потеряли терпение, — но он видел озабоченность во взгляде супруги. — Что вас задержало?

— Мы пытались разобраться в подъемной системе моста, — Род заметил, что двое мальчиков спускаются, как опавшие осенние листья. Он вздрогнул, надеясь, что сравнение не оправдается.

— Она такая необычная? — спросила Гвен.

— По крайней мере, странная, — ответил Магнус.

Гвен повернулась к первенцу, глаза ее расширились.

— Как ты, сын мой?

— Нормально...

— Правда? — Гвен прислонила метлу к стене и коснулась ладонью лба Магнуса. Несколько секунд смотрела на него, потом велела: — Подойди к стене и дотронься до камня.

Меж бровями Магнуса появилась складка, но он послушался. Род «вслушался» в сознание Гвен, иногда он позволял себе подслушивать мысли подслушивающей.

Магнус коснулся камня.

Слух его заполнило множество взволнованных голосов: гадали, будет ли сражение, говорили, какие страшные наступили времена и какая вокруг царит напряженность. Военные командиры выкрикивали приказы, и за всем этим галдежом явственно прослушивался, то затихая, то усиливаясь, тот зловещий смех, который они услышали во время грозы.

— Отойди, — приказала Гвен, и Магнус медленно отнял руку от стены и встревоженно повернулся к матери.

— Ты слышала?

— Да. Это крестьяне, они пришли в замок из-за страха перед нападением. Все это произошло сотни лет назад.

— Он умеет читать прошлое! — глаза Грегори стали просто огромными.

— Магнус все делает первым! — проворчал Джефри.

— Это нечестно! — пожаловалась Корделия.

— Это не радость, а тяжелая ноша, — попыталась разубедить их Гвен. Потом она снова повернулась к Магнусу. — У тебя удивительная разновидность ясновидения, сын мой. Я слышала об этом, но никогда сама не встречала такого феномена. Ты можешь читать мысли, впитавшиеся в камень, дерево или металл, испытывая при этом радость и боль тех, кому принадлежали эти мысли.

— Психометрист! — Род широко распахнул глаза. Магнус повернулся к Гвен, посмотрел ей в лицо.

— Но почему я не замечал этого раньше?

— Потому что всегда был окружен множеством людей; мысли живых забивали те, что прилипли к камням.

— Может, просто мальчик взрослеет? — спросил Род.

— Мама говорит о сильных мыслях и чувствах, — заметил Грегори. — Может, менее сильные не сохраняются.

Гвен кивнула:

— Это верно. Уверяю тебя, замок в свое время принимал множество чрезвычайно возбужденных людей.

— И мысли их не были приятными, — Род нахмурился. — Старайся ни к чему не притрагиваться, сын.

— Попробую...

— Я тебе помогу, — Род повернулся к воротам.

— Нужно как-то опустить мост, иначе Фессу придется ждать снаружи.

— Хорошо... — Магнус тоже повернулся, выражение лица у него стало сосредоточенным, взгляд застыл.

— Грегори, помоги мне. Просто удерживай мысленно эту цепь, когда придет время. Гвен, если ты с младшими возьмешь правую цепь... Так. А теперь разом взялись...

Род посмотрел на нижнее звено цепи, сосредоточился, все окружающее словно расплылось. Звено засветилось, вначале красным цветом, потом оранжевым, желтым, наконец белым. И вот металл потек.

— Давайте! — выдохнул Верховный Чародей, и цепь приподнялась на фут. Он вздохнул и расслабился, наблюдая, как металл проходит в обратном порядке все цвета, охлаждаясь. Потом посмотрел на свое семейство: та, вторая, цепь снова пожелтела. Он повернулся к своей цепи, увидел, что она опять стала рубиновой, и велел Грегори:

— Хорошо, опускай ее.

Цепь со звоном опустилась, задевая за стену, и Род повернулся, чтобы присоединиться к тем, кто поднимал правую часть. Металл поплыл, цепь поднялась — и вот с низким скрежещущим скрипом, преодолевая старую ржавчину, повернулось большое зубчатое колесо. Скрежет перешел в стон, этот стон сопровождался ужасным скрипом моста, который все быстрее и быстрее опускался, пока не лег поперек рва. По дереву простучали копыта.

— Осторожней! — встревоженно крикнул Род. — Доски могли прогнить!

— Прогнившие рассыпались в порошок, Род, когда мост опустился, и я легко обхожу дыры.

Стук перешел в громыхающую череду звуков — это копыта Фесса вызвали эхо в проходе, — и во дворе появилась огромная черная лошадь.

Дети весело закричали. Гвен взглянула на Магнуса, увидела его оживленное лицо и слегка успокоилась.

— Почему разрушение — единственное, что у меня получается лучше, чем у вас? — проворчал Род.

— Потому что ты овладел пси-способностями сравнительно поздно, супруг мой, а не вырос с ними, — напомнила Гвен.

Грегори смотрел на гигантский брусок, погруженный в камень.

— Мы могли бы поднять его, папа.

— Так быстрее за работу.

35
{"b":"25794","o":1}