ЛитМир - Электронная Библиотека

— Простите, капитан. Я просто хотел пошутить.

— Мне нужен ответ, а не твои дурацкие шуточки! Что показывали дисплеи?

— Ничего, — решительно ответил охранник. — Абсолютно ничего.

Капитан сердито покосился на экраны.

— А осциллографы?

— Там тоже ничего.

Капитан сердито обернулся к охраннику:

— Но этого не может быть! Я слышал звук — и его должны быть производить звуковые колебания!

Охранник покачал головой.

— Извините, капитан. На внешних экранах фиксировались только обычные ночные шумы.

— Не на внешних, идиот! Меня интересует, что показывал в это время внутренний?

— Там тоже ничего не было, — охранник уставился на капитана. — Но если мы оба слышали его, то магнитофон должен был его записать.

Он отмотал запись назад и включил воспроизведение. Пленка беззвучно сматывалась на бобину, так и не прояснив ситуацию.

Оба на мгновение замолчали, охранник — глядя на капитана, капитан — на охранника.

— Интересно, что способно производить звук, который слышат люди, но не фиксирует магнитофон? — нахмурился капитан.

* * *

— Караульные забеспокоились, — сообщил Грегори. — Они боятся, хотя и не показывают этого.

— Все смертные боятся неизвестного, — улыбнулся Пак. — Это заложено в них еще от древних предков, тех, кто зажег первый костер, чтобы защититься от ночных страхов.

Они прятались в русле высохшего ручья неподалеку от дома. Ручей был отведен внутрь дома, чтобы снабжать хозяев водой. А сухое русло заросло папоротником, достаточно густым, чтобы дети могли улечься, изредка выглядывая наружу.

— Вот поэтому мы ждали ночи? — спросил Джефри.

— Да, — ответил Пак. — Вы боитесь темноты, хотя кое-кто из вас отлично это скрывает.

— А чем мы угостим их на второе? — прошептала Корделия.

— А чего бы испугалась ты? — ехидно ухмыльнулся Пак.

* * *

Капитан выглядывал в окно кабинета дежурного. Что это мог быть за шум? Конечно, в старых домах всегда что-нибудь проседает. Но этот-то был вовсе не старый! Он только казался старым!

Хотя и в новых домах вечно что-то проседает — он-то знал, какую халтуру иногда могут всучить заказчику пройдохи-строители. Но от проседания не бывает таких длительных звуков!

Снаружи что-то мелькнуло, капитан еле уловил это движение углом глаза. Он нахмурился, присматриваясь. Вот опять что-то промелькнуло — но это что-то можно проверить! Он повернулся в кресле и коснулся кнопки на столе.

— Проверь визуальный сканер, северо-восточный сектор, быстро!

— Проверяю, — ответил голос охранника.

Капитан ждал, глядя в окно. Вот оно — опять что-то мелькнуло, но в этот раз он, кажется, даже разглядел очертания...

— Ничего, — ответил охранник.

Капитан выругался и снова уставился в окно.

В сотне футов от дома, почти на самой границе периметра безопасности, меж двух стволов деревьев приплясывала тень. Бледный, светящийся силуэт, отдаленно напоминающий человеческий. Несмотря ни на что, капитан почувствовал, как волосы на затылке поднимаются дыбом. Он был материалистом, он знал — то, что нельзя ни взвесить, ни измерить, ни зафиксировать, не существует. Если он видел что-то, не видимое камере, это означало, что его сознание галлюцинирует. А это означало...

Если, конечно, этого не видел кто-то еще. Нужен свидетель! Капитан нажал еще одну кнопку и рявкнул:

— Сержант! Зайдите ко мне!

Две минуты спустя в боковую дверь ввалился третий, со взъерошенными волосами, сонно моргая.

— Что... что случилось, капитан?

— Привидения, — отрезал капитан, указав на окно. — Что ты видишь?

Ошарашенный сержант шагнул к окну. Затем ответил:

— Но ведь привидений не бывает!

— Слава Богу, — с облегчением вздохнул капитан. — По крайней мере, вы тоже их видите?

— Кого? — сержант обернулся. — А вы думали, что вам это снится, сэр?

— Нет, я считал, что у меня галлюцинации. Вы видели призраков воочию — теперь сходите и посмотрите на мониторы.

Озадаченный сержант повернулся кругом и вышел. Через несколько минут его голос зазвучал рядом с ухом капитана.

— Вы были правы, сэр. На мониторах ничего нет.

— Так я и думал, — капитан тупо посмотрел в темноту. Теперь бледных силуэтов было уже трое, перескакивавших от одного дерева к другому. Или это было всего одно, только двигавшееся очень быстро...

— Проверьте все сенсоры.

Минуту спустя сержант ответил:

— На инфракрасном чисто, — а голос охранника добавил:

— Радиации нет... концентраций массы нет... радиолокация — чисто...

— Привидений не бывает, — капитан сердито уставился в окно, на светящиеся, приплясывающие фигуры. Подспудно в глубине души нарастал страх. Эти штуки были там, их видел не только он, но и сержант. Но как они могли быть там, и не быть зафиксироваными точными приборами?

* * *

Грегори посмотрел на Магнуса с Джефри.

— Вы долго сможете поддерживать иллюзию, братцы?

Глубоко сосредоточившись, старшие братья корчились, стоя на коленях, на лбу у обоих выступили капельки пота.

— Достаточно долго, — ответил Магнус.

— Внушать им эту картинку тяжело, — пожаловался Джефри. — Рычать было проще.

— Ну порычи, — буркнул Магнус. Он подождал секунду, потом спросил:

— И как это действует?

— Они начинают бояться, — сообщил Грегори. — Страх невелик и надежно спрятан — но они уже боятся.

— Тем хуже для них, — заявила Корделия. Она повернулась к Осени.

— Пауки готовы?

— Да, по тысяче перед каждой дверью. Они уже плетут паутину перед каждым выходом.

— Хорошо, — Корделия повернулась к Магнусу.

— Эльфы на местах?

Магнус вопросительно глянул на Келли.

— На местах, — улыбнулся лепрекоэн. — На местах, и рады послужить благому делу.

— Ну тогда пусть смеются, — скомандовала Корделия.

Жуткий хохот прокатился по всему дому, раздаваясь из каждого уголка и закоулка.

— Есть! — заорал охранник. — У этого есть сигнал, капитан!

— Наконец-то! Хоть что-то настоящее! — капитан нажал кнопку на стене, и по всему дому завыла сирена. Агенты футуриан, отдыхающие после напряженных трудов, посыпались с коек, сонно оглядываясь, еще не проснувшись. Раздался голос капитана:

— Проверить каждый угол, где можно спрятать динамик!

И агенты отправились искать. За терминалами, за стопками коробок с органическими порошками, на складах — они искали везде, но не находили ничего, кроме обычной паутины — как ни странно, без пауков. Когда сирена умолкла, они услышали, что ищут — жуткий, безумный смех, как раз той тональности, чтобы зубы застучали, а по спине забегали мурашки. Они заглядывали в шкафы, вокруг камина и в дымоход — не заглянули только в щели между камнями. Они искали в подвале и в лаборатории времени, и на крыше, и на посадочной площадке, они заглянули под каждый коврик — но не заглянули за панели стен. Они открывали каждый ящик стола, каждый туалетный шкафчик, каждый кабинет — но не заглянули в трубы или под зеркало в ванной.

И это было даже к лучшему. Они бы все равно не поверили своим глазам. И даже если бы поверили — легче от этого не стало бы.

В каждой щели больше двух дюймов, и хотя бы в фут длиной таился эльф. В стенах, за панелями стен, под синтезатором пищи прятались пикси, разогнавшие по такому поводу всех мышей — и из каждой крошечной щелки эхом разносился хохот, с каждой минутой все веселей и веселей.

— Это массовая галлюцинация! — проревел капитан. — Это не может быть чем-то иным!

— А как насчет саботажа? — спросил гражданский чиновник.

— Откуда взялись саботажники?

* * *

— Попроси их выманить мышей в такие места, чтобы они видели людей, — попросил Магнус Келли.

— А почему не Волшебный Народец?

— Нельзя, чтобы верзилы-смертные видели их! Это слишком опасно, — объяснила Корделия. Джефри кивнул.

— И потом, если они найдут что-то, объясняющее шум, они преодолеют свой страх.

36
{"b":"25795","o":1}