ЛитМир - Электронная Библиотека

То тут, то там беспокойные взгляды. По краям люди, оглядываясь, начали медленно отходить в сторону.

Идея была удачной, нужно было только подать ее не как позорное отступление.

— Если среди вас есть те, которых обманом вытянули из родной деревни, я умоляю вас: поторопитесь! Кто знает, что могло случиться с вашими домами или посевами, пока вы здесь? Возвращайтесь, и поживее! Не зарьтесь на чужие поля, защищайте свои собственные!

Теперь даже в самой гуще стали оглядываться, а по краям начали уже без стеснения расходиться. В конце концов, старший сын Верховного Чародея только что приказал им возвращаться, так ведь?

Корделия с облегчением вздохнула.

— Молодец, брат! Я только теперь поняла, как плохо все могло закончиться.

— Нам тоже пора трогаться, — Магнус покосился на редеющую толпу. — Грегори, ну-ка, посмотри, как там дела у нашего брата?

* * *

Громовой удар рассек тишину лесной полянки. Джефри огляделся по сторонам, сначала не заметив ничего, кроме мусора, выгоревших кострищ, обглоданных костей, каких-то тряпок, шелухи, и пришел к выводу, что это — место последней ночевки крестьянского отряда. В его рассуждениях был смысл — это было ближайшее место, которое самозванец как следует запомнил и которое он мог вспомнить, чтобы телепортироваться сюда.

Ну конечно, а вот и он сам, в центре полянки, спиной к Джефри. Услышав грохот, мальчишка молниеносно обернулся и, побледнев от страха, уставился на двойника.

— Как ты узнал, где искать меня?

— Да какой же настоящий чародей не может такой простой вещи? — насмешливо ответил Джефри.

Мальчишка побелел, как смерть, — но он был из тех, которые, испугавшись, нападают. Он подхватил лежавший на земле сук и бросился на Джефри.

Джефри с издевательским смехом отпрыгнул в сторону и тоже ухватил палку. Мальчишка уже был рядом, но Джефри встретил очередной удар блоком и контрударом. Тот еле успел отбить концом палки и обрушил на Джефри убийственный удар, ухватив сук обеими руками.

Это была ошибка, потому что его бока остались открытыми. Джефри просто отскочил в сторону, палка свистнула мимо, а он снова шагнул вперед, ответив быстрым и сильным ударом сбоку.

Удар пришелся самозванцу в висок, и тот покатился наземь. Джефри стоял, ожидая, что тот поднимется, но мальчишка не поднимался.

Жуткое предчувствие охватило юного воина. Несмотря на всю свою кровожадность, он ни разу никого не убивал, и только однажды отправил соперника в нокаут. Он настороженно присел рядом с противником, потрогал его за шею, опасаясь, что тот сейчас вскочит. Но самозванец не двигался и не открывал глаз. Джефри почувствовал, как пульсирует под рукой артерия, и встал со вздохом облегчения. Ну и что теперь делать?

— Он догнал самозванца и оглушил его, — сообщил Грегори. — Он зовет нас на помощь.

— Конечно, сейчас мы явимся, — кивнул Магнус. — Сестрица, если хочешь, можешь покружить над лесом, поищем, где он.

Он закрыл глаза, сосредоточившись на мыслях Джефри.

— Нашла, — Корделия тоже слушала мысли. — Это полдня пути к северу, недалеко от большой дороги. Встретимся там.

Не тратя времени, она запрыгнула на метлу и взмыла в воздух.

— Спасибо, — крикнул Магнус вдогонку, затем наморщил лоб:

«Фесс! На севере, рядом с дорогой поляна, где крестьяне устраивали привал прошлой ночью! Ты можешь найти ее и догнать нас там?»

«Я найду вас, Магнус, — ответили мысли коня. — Не сомневаюсь, я найду вас».

Магнус облегченно вздохнул. С самозванцем нужно было что-то делать, и он подумал, что, пожалуй, не мешало бы иметь под рукой любого, кто может дать дельный совет. Он повернулся к Грегори.

— Ну-ка, парень! Пусть эта полянка войдет к тебе в голову!

Они закрыли глаза, сосредоточившись на образе поляны, видимом глазами Джефри. Секунду спустя вокруг них хлопнуло, образ поляны сгустился и стал реальностью.

— Мы тут, — окликнул Магнус Джефри.

— Вы вовремя, — обрадовался тот. — Что мы с ним будем делать?

— Ну, сначала Грегори усыпит его покрепче, — Магнус стал на колени рядом с бесчувственным телом. Грегори уселся рядом, скрестив ноги, как портной, и закрыл глаза. Магнус пристально посмотрел в лицо самозванца, так же, как и брат, чувствуя, что дыхание мальчика становится все глубже и спокойнее.

— Двойник крепко спит, — окликнул Грегори. — Теперь он поверит всему, что ты ни скажешь, и ответит на все, что ты ни спросишь.

Магнус открыл было рот, но вскинул голову, услышав свист рассекаемого воздуха. Рядом верхом на метле опустилась Корделия.

— Ты вовремя, сестра, — негромко заметил он.

— Поспрошай его кое о чем.

Корделия опустилась на колени рядом с самозванцем, буркнув:

— Мог бы и сам.

— Да, — кивнул Магнус, — но у тебя получается лучше.

В этом была лишь доля шутки.

Впрочем, Корделия и не собиралась возражать. Она взглянула на спящего, и ее лицо успокоилось, ее мысли скользнули в его мозг, нащупывая, пробуя, задавая вопрос за вопросом, со скоростью мысли вытаскивая семь лет жизни — за несколько минут.

Они так сосредоточились на мальчике, что даже не заметили, как огромный черный конь тихо ступил на полянку и стал сзади.

Наконец Корделия со вздохом выпрямилась.

— Ну вот, вы слышали. Печальная история.

— О да! — глаза Грегори были полны печали. — Бедный малый, он не знает ни матери, ни отца!

— Их убили дикари, — Джефри с сочувствием поглядел на своего двойника. — Он уцелел только случайно, спрятанный под складками одеяла.

Магнус рассерженно покачал головой.

— Но что же за бесчувственные люди воспитали его? Какие холодные!

— Да, — негромко ответила Корделия, — но он любит их, потому что они всегда заботились о нем.

— И он верно служил им, — закончил Грегори, — и даже сейчас остался верен.

Джефри решительно мотнул головой.

— Его преданность несокрушима. Он вечно будет служить врагам нашего отца.

— Но как же ужасно заставлять лекарей изменить его лицо! — вздохнула Корделия. — И не один, а целых три раза!

— Пока он не стал точной копией меня, — мрачно кивнул Джефри. — А его собственное лицо было забыто.

— Они отняли у него лицо, — негромко добавил Магнус, — и отняли ощущение самого себя. Но они не смогли отобрать у него душу.

— Если бы смогли, то непременно отобрали бы.

— По крайней мере, у него осталось его имя, — вздохнул Грегори.

— Брен, — Джефри выговорил это имя медленно, словно обкатывая его на языке. — Как странно смотреть на свое лицо и называть его чужим именем.

Грегори порывисто наклонился вперед, в глазах сверкнули слезы:

— Давайте разбудим его, давайте скажем ему, какие ужасные люди его воспитатели! О! Давайте заберем его домой, к папе и маме, и пусть он вырастет среди тех, кто на самом деле будет его любить!

Магнус остановил его, упершись ладонью в грудь. Он покачал головой, насупившись.

— Нет, ничего не получится. Он никогда не поверит в то, что его хозяева — злодеи. Он верен им.

— Ну и что же мы будем с ним делать? — негромко спросил Джефри.

Все замолкли, никому не хотелось говорить это вслух.

— Убейте его, — рядом неожиданно возник Пак, окинув ребят мрачным взглядом.

Те в ужасе уставились на своего наставника.

— Это было бы самым благоразумным решением, — признал Фесс. — Этот мальчик обучен подражать Джефри и во всем противостоять своему прототипу. Более того, он воспитан на понятиях, прямо противоположных твоим. Если ему оставить жизнь, в один прекрасный день он снова станет вашим врагом — и к тому времени, когда вырастет, Брен может обрести умения и знания, достаточные, чтобы победить вас.

— Да, он прав, — кивнул Пак. — И по законам войны лучшее, что вы можете сделать — это убить его сейчас.

Дети виновато уставились друг на друга, предчувствуя самое скверное. Даже Джефри сморщился.

— Но вы не убьете его, — продолжал эльф, — и я рад этому. Убить спящего ребенка — это приведет ваши души прямым путем во власть зла. Вы оставите ему жизнь, и я рад этому.

41
{"b":"25795","o":1}