ЛитМир - Электронная Библиотека

Фесс одобрительно кивнул.

— Я согласен. Убить его — это было бы благоразумно, но сохранить ему жизнь — это будет мудро.

— Ну и что же нам делать, — прошептала Корделия.

— Как что? Уйти своей дорогой, а он пусть спит. А что еще вы можете? — удивился эльф.

Все замолчали.

Магнус медленно поднялся.

Через минуту поднялся и Грегори, пробормотав на прощанье:

— Проснешься, когда не станет слышно наших голосов!

Последним встал Джефри, покрасневший, сердитый, и зашагал вслед за остальными.

Пак облегченно вздохнул и исчез в кустах.

Шагая от поляны, Джефри проворчал:

— Мы поступили неразумно, братья! Мы оставили ему жизнь — мы выпустили на волю ядовитого гада.

— Но ведь сам-то он еще не сделал ничего плохого, — взмолилась Корделия. — По крайней мере, дайте ему вырасти!

— Верно, — кивнул Магнус. — Стать взрослым — это право есть у каждого ребенка.

— Нет, я послушаюсь вас, конечно, — буркнул Джефри. — Но попомните мои слова, братья, — он еще обрушит на нашу голову кучу напастей, когда мы подрастем!

Магнус прошел несколько шагов молча. Потом спросил:

— А ты что скажешь, Грегори?

— Тут Джефри прав, — ответил Грегори. — Нам придется быть готовыми к этой битве.

Глава пятнадцатая

Дети шагали сквозь лес, неестественно притихшие. Лицо фальшивого Джефри не выходило у них из головы.

Неожиданно из-под ног Корделии выскочила Осень.

— Незнакомец ищет тебя!

Все уставились на фею.

Корделия с трудом обрела дар речи:

— Меня?

— Всех вас. Он твоего роста, маленькая леди, и блуждает по лесу один.

— Это мальчик? — Магнус и Джефри озадаченно посмотрели друг на друга. — Но кто может искать нас?

— А как зовут его?

— Его имя Алан, и говорит, что он — принц.

— Алан! — Корделия захлопала в ладоши, а братья заулыбались.

Осень облегченно усмехнулась.

— Ну, коли вы его знаете... Эльфы невидимой рукой вели его к вам — от самого Раннимеда, в нескольких милях отсюда.

Дети возбужденно переглянулись:

— Так это же рядом с Королевским Дворцом!

— О да, — кивнула Осень. — Он сидел под сосной и звал: «На помощь, Волшебный Народец!» Эльфы увидели, что это всего лишь маленький мальчик, и подошли поближе, но не очень близко, и спросили: «Чего ты ищешь здесь? «. Тогда он попросил эльфов привести его к вам. Но, конечно, без вашего согласия они не могли сделать это — ведь он мог быть вашим врагом.

— Да нет, это наш друг! Или хороший приятель... — у детей чародеев бывает не очень много друзей. Вы приведете его?

— Конечно, ведь вы об этом просите, — и Осень улетела прочь.

— Для принца небезопасно бродить по лесу одному, — нахмурился Магнус. — Разве он не знает, что враги его венценосного отца могут схватить сына и сделать заложником?

— Алан еще не думает о таких вещах, — уверенно ответил Джефри. Он провел с принцем достаточно времени, чтобы узнать его получше.

— Алан, может быть, и не думает, — воскликнула Корделия, — а его телохранители? Как они разрешили подопечному уйти одному?

— По-моему, они ему и не разрешали, — Джефри ухмыльнулся.

И никто из детей даже не задумался, почему Алан ищет их. В конце концов, надо же ему хоть с кем-то играть? Его собственный брат был еще меньше, чем Грегори.

Мальчик вышел из-за огромного дуба, шагая вслед за двумя феями. На нем был берет, кожаные штаны, заправленные в сапоги, и куртка простого зеленого сукна. Однако его рубашка была выткана из белого шелка, а пояс под курткой отделан золотым шитьем.

— Алан! — радостно завизжала Корделия.

Принц вскинул голову, заметил подружку и тоже расплылся в радостной улыбке. Он бросился вперед, феи еле успели отскочить в сторону. Алан обнял Корделию, воскликнув:

— Как здорово, что я вас нашел!

Затем он повернулся к Магнусу и солидно пожал старшему товарищу руку. Подскочивший Джефри дружески пихнул его в плечо, а Алан ответил ему таким крюком слева, что средний Гэллоуглас покатился кувырком. Он тут же вскочил и, пригнувшись, сжав кулаки, ухмыляясь во весь рот, стал медленно подкрадываться к принцу.

— Ну, ну, ну! — Магнус встал между ними.

— Мы же понарошку! — возмущенно запротестовал Джефри.

— Ну да, — кивнул Алан. — Как же еще два воина должны приветствовать друг друга?

— С открытым забралом и вежливым поклоном! Тумаки только будят азарт и портят дружбу!

Джефри приложил ко рту ладонь и издал кукарекающий звук. Магнус строго посмотрел на озорника.

Грегори потянул Алана за руку:

— А где Диармид?

— Дома, с мамой, — объяснил Алан. — Отец и мне приказал сидеть дома, но я не удержался.

— Еще бы, — понимающе кивнул Джефри. — Как тут усидеть, когда назревает судьбоносная битва?

— Вот еще, если бы только это, я бы не ослушался отца.

— Он ведь не только отец, но и твой сюзерен, — согласился Магнус. — И что же случилось, настолько серьезное, что ты ослушался родительского приказа?

— И почему ты искал нас? — перебил Джефри. — Сейчас неподходящее время для игр.

— Да, это так, — кивнул Алан. — Но я не знаю, кого мне еще просить. Я очень боюсь за своего отца.

Неожиданно он стал очень серьезным, почти печальным. В его позе ничего не изменилось, но дети почему-то сразу вспомнили, что перед ними — наследный принц.

— Мы можем немногое, — осторожно заметил Магнус. — Мы ведь еще не ровня нашим родителям.

— Но наши силы — в вашей власти, Ваше Высочество! — торжественно провозгласил Джефри. — А что происходит? Почему твой сир в такой беде?

Алан обвел их взглядом, и его глаза светились благодарностью.

— Бароны поднялись друг против друга, в беспорядке, сцепившись, как пьяные слуги в день праздника Хмельной Лозы. Отец выступил, чтобы усмирить их.

Джефри скорчил рожу, а Магнус спросил:

— А разве их герцоги не сделали ничего, чтобы усмирить своих вассалов?

Алан покачал головой.

— Мне кажется, что сначала они позволят баронам испробовать свои мечи на армии короля, прежде чем двинуться против короля самим.

— А как же их дети? — напомнил Джефри. — Твой отец все еще держит у себя в заложниках наследников двенадцати великих лордов, так ведь?

— Ах, эти великовозрастные недоросли, — Алан поморщился. — Высокородные горлопаны остаются горлопанами. Они только и знают, что хлестать эль, приставать к служанкам и бить друг другу морды по пустякам.

Дети молча кивнули. Они уже давно поняли, что Алан дружески относится к сыновьям лордов лишь отчасти — за неимением лучших друзей.

— Да, герцоги действуют благоразумно, — покачал головой Джефри, — но не мудро.

— Угу, — согласился Алан. — Им представился случай вернуть себе доверие короля, которое они потеряли давным-давно, когда взбунтовались против него... (Это «давным-давно» было тринадцать лет назад). — ...но они им не воспользовались. Нет, отец никогда больше не поверит им, когда победит.

Лицо принца помрачнело, и дети поняли, о чем он думает, даже не читая его мысли — «если отец победит».

— Вне всяких сомнений, твой отец победит! — вскричал Джефри. — Они всего лишь графы и герцоги — король во главе королевской армии шутя одолеет их!

— Да, — кивнул Алан, — но тут еще взбунтовался Шир-Риф.

Дети непонимающе уставились на него. Магнус поморщился:

— Вряд ли Шир-Риф доставит твоему отцу больше хлопот, чем какой-нибудь граф!

— Этот Шир-Риф могущественнее любого графа, — ответил Алан. — Всего за несколько дней он собрал целую армию.

Джефри покосился на Магнуса.

— Значит, это началось еще до того, как наших родителей похитили.

Алан удивленно посмотрел на них.

— Я слышал, что ваши родители пропали, и их исчезновение крайне опечалило Их Величества, — но откуда вы знаете о Шир-Рифе?

— Мы встретили одну крестьянку, которая соблазняла какого-то бедолагу-работника до тех пор, пока он не отправился добровольцем в армию Шир-Рифа, — объяснил Магнус.

42
{"b":"25795","o":1}