ЛитМир - Электронная Библиотека

Маленький человечек прищурился:

— Что, паренек? Никогда раньше не видел домовых?

Грегори неуверенно кивнул. Глаза у него были круглые, как шиллинг.

Домовой поднял голову и усмехнулся.

— Ничего удивительного. Немногие смертные могут увидеть сыновей Волшебного Народца, да и то им никто не верит. Родители только смеются или думают, что малыш валяет дурака. Да и друзья его тоже. А когда человек вырастет, он больше никогда нас не видит.

— Кроме этих ребят, — гордо возразил Пак, — и их родителей.

— О да, — кивнул домовой, — но ведь они не совсем смертные, как остальные. В них есть что-то от эльфов.

Пак нервно покосился на детей, а потом снова повернулся к домовому.

— Да-да, они, конечно, волшебники, ты же видел...

Домовой открыл рот, собираясь что-то сказать, но Пак его перебил:

— А теперь иди и передай мои слова! Пусть жители деревни знают, что можно спокойно возвращаться и строиться заново — надо лишь не разрешать всяким идиотам играть на склоне горы, в которой спит дракон.

Домовой кивнул.

— Добрая мысль. У них снова будут дома, а у нас снова будет защита.

— Именно так, — согласился Пак. — А теперь иди!

Домовой ухмыльнулся и исчез.

Грегори все еще не сводил глаз с того места, где тот стоял.

— Да, гляди, гляди во все глаза, пока можешь, — посоветовал Пак. — Они робкий народ, эти домовые, и уж точно не покажутся тебе, когда вырастешь.

Потом эльф повернулся к Корделии:

— Куда твой друг собирается везти тебя на этот раз?

Корделия покачала головой.

— Никуда, Робин. Он послушно повинуется мне.

— Что-то это непохоже на единорогов, насколько я слышал.

— А разве ты не видел их раньше? — быстро спросил Фесс.

— Один раз, — ответил Пак. — Но это было уж лет двести тому назад. Я ведь говорил, они очень боязливы.

— Тогда, вероятно, он желает отплатить за вашу доброту, послужив Корделии еще немного, — предположил Фесс.

Пак кивнул.

— Да, в твоем предположении есть зерно истины. И его помощь нам понадобится, уж будьте уверены.

Какая помощь, Пак не стал уточнять.

— Ну, теперь домой, дети. На сегодня приключений хватит! Пора поворачивать оглобли обратно домой.

— Но, Пак, — запротестовал Джефри, — уже полдень, я есть хочу!

Пак замер. Постоял неподвижно, словно сосчитав про себя до десяти.

А затем со вздохом обернулся.

— Ну что ж на это потребуется время. И предупреждаю, если хотите есть, обед придется готовить самим.

Глава третья

На обед ушло два часа — собрать съестное, приготовить, и съесть. Почему-то Пак не возражал. Он даже никого не подгонял.

Когда с обедом было покончено, Пак приказал загасить костер и собираться домой. Только когда угли превратились в промокшее черное месиво, кострище было объявлено погасшим. Пак зашагал к лесу, Корделия верхом на единороге поехала следом, что-то напевая, Фесс замыкал ряды. Мальчики улетели вперед, играя в пятнашки.

Грегори со смехом шмыгнул за дуб — и тут же оттуда донесся перепуганный вопль. Хриплый голос вскричал:

— Ауууув! Моя голова! Мои бока! Ах ты, неуклюжий чурбан, ты что, не видишь, что я здесь вишу?

Магнус и Джефри выглянули из своих укрытий и обменялись недоуменными взглядами, а Корделия уже неслась верхом на метле на голос младшего брата. Старшие метнулись следом.

— Из... извините, — лепетал Грегори. — Я не хотел вас ударить...

Голос стал неожиданно ласковым:

— Ах, вот это кто! Ничего, ничего, малыш. Не стесняйся. Конечно, маленьким мальчикам положено быть беззаботными и бестолковыми. Не обращай внимания на старого несчастного эльфа!

Из кустов, прямо перед Корделией и братьями, выскочил Пак. Он задрал голову, поглядел на дуб и подбоченился.

— Какие люди! И давно ль растешь на этой ветке?

Эльф резко обернулся, чтобы пронзить Пака испепеляющим взглядом — и с испуганным криком закружился в воздухе. Он висел на нижней ветке дуба, подвешенный на серебряной цепочке. Одним концом цепочка была обвязана вокруг ветки, вторым — вокруг пояса.

— И он еще будет спрашивать! — взвыл эльф. — Тебе что, мало, что твой сородич вот так здесь болтается и никто ему не поможет? Может быть, ты все же перестанешь задавать дурные вопросы и освободишь меня из этой дьявольской ловушки?

Пак медленно расплылся в улыбке.

— Не знаю, не знаю. Старому дубу очень идет такое украшение.

Эльф только запыхтел от ярости. Он был меньше Пака, не больше фута ростом — или в длину, если учитывать его теперешнее положение, и обеими руками цеплялся за зеленую остроконечную шляпу, чтобы та не свалилась с головы. Его камзол тоже был зеленым, с полами на манер ласточкина хвоста, и короткие штанишки до колен — тоже. На шее повязан шафрановый платок, на ногах — белые чулки, а туфли — туфли были черными, с блестящими пряжками. Эльф носил коричневую бороду, раздваивавшуюся на конце, и мрачное выражение на лице.

— Ну, конечно! — фыркнул он. — Чего еще мне было ожидать от Пака?

— А! — вскричал Пак в притворном удивлении. — Так ты меня знаешь?

— И кто же еще из Волшебного Народца не знает этого пустозвона, этого лодыря, этого шута? Уж, конечно, каждый усердный работник слышал про этого бездельника, который только и знает, что проводить время в баловстве и утехах!

Грегори наморщил лоб.

— Но ведь Волшебный Народец не работает — только гномы, которые копают шахты, и карлики, которые занимаются ремеслом... А ты и не тот, и не другой.

— А ты посмотри на его одежду! — эльф в остроконечной шляпе ткнул в Пака. — Посмотри на его обувь! Ты что, думаешь, что Робин Добрый Малый сам себе такое пошил?

Корделия захлопала в ладоши:

— Я знаю, я знаю! Ты тот, кто шьет туфельки феям!

Эльф стащил с головы шляпу, прижал ее к животу и наклонил голову.

— И никто иной, милая девочка!

— А почему ты одет в зеленое и шафран?

— Почему, почему? Потому что он ирландец, — ответил Пак с ехидной улыбкой. — Однако Волшебный Народец Эрина стрижет свои бороды коротко и не носит усов. Почему же ты отрастил такую бороду?

— И почему она раздвоена? — добавил Магнус.

— А потому, что в свое время мои предки прибыли сюда из Святой Земли.

— Из Иудеи? — спросил Грегори с округлившимися глазами. Эльф кивнул.

— Так значит, ты... — начала Корделия.

— Лепрекоэн, — эльф снова наклонил голову. — Перед вами стоит Келли Мак-Гольдбагель, всегда к вашим услугам.

— Точнее сказать, перед нами висит, — Пак покосился на серебряную цепочку. — Как ты дошел до жизни такой, эльф?

Келли побагровел.

— Это дело рук сассенаха, хозяина здешних земель, этого гнусного мужлана! И наверняка не обошлось без Ольстерской ведьмы. Откуда еще ему знать, что лишь серебряная цепочка может удержать лепрекоэна?

— И ты не освободишься, пока он не выкопает твой заветный горшочек с золотом? — догадался Пак.

— О гнусный вор! Он бандит с большой дороги, который не слушает и слова из того, что говорит эльф!

— Или наоборот, чересчур прислушивается, — фыркнул Пак. — Я, например, слышал, что твои братья славятся в Волшебном Королевстве тем, что соблюдая букву уговора, дух уговора не чтят!

— Уговоры! — взвыл Келли — Клятвы, вырванные под пытками, под страхом заточения! Как может связывать такая клятва?

— Как серебряная цепочка, — заметил Магнус. — Может быть, вас снять с ветки, прежде чем разговаривать дальше?

— И чем скорее, тем грандиознее будет моя благодарность! — Келли так отчаянно затряс головой, что снова начал медленно вращаться. — Ой, вэй! Сними меня, славный мальчик, сними, умоляю!

Магнус всплыл к ветке и стал отвязывать цепочку.

— Эй! Осторожнее! Аккуратней! — Келли пожевал бороду. — Осторожнее развязывай, во мне весу побольше, чем вы думаете!

— Не волнуйтесь, я поддержу вас, — успокоила Корделия.

— Кто, ты? Ты мне еще будешь рассказывать, девочка! В тебе нет и... Ого-го!

7
{"b":"25795","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Психиатрия для самоваров и чайников
Охотник за тенью
Квантовое зеркало
Штурм и буря
Дорога домой
Аромат от месье Пуаро
Звезда Напасть
Ключ от твоего мира