ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеффри развернулся, наотмашь ударив следующего.

Он слышал крики боли, видел бандитов, закрывающихся щитами от града летящих на них сверху камней и стрел. Больше всего на свете он желал не подпустить к Ртути никого из негодяев. Он рубил направо И налево, молясь, чтобы у Фесса не случился приступ.

Неожиданно черный конь застыл, и чародей не вылетел из седла только благодаря великолепной реакции. Он без устали отражал сыпавшиеся на него со всех сторон удары, благодаря небо за то, что приступ случился тогда, когда конь встал прямо рядом со Ртутью. По другую сторону от врагов отбивался Ален, он дважды был ранен, но перед ним громоздилась куча тел, а лошади, лишившиеся всадников, теснили упавших, создавая панику.

— Ты никого не хочешь мне оставить? — возмущенно спросила Ртуть. — В сторону! — и проскочила мимо Джеффри, размахивая мечом.

Настоящий вихрь смерти в расшитом наряде невесты.

В золотистых волосах еще держался венок, а на белом платье виднелись пятна крови.

— Они просят пощады. Ртуть, — не выдержала Минерва.

— Никакой пощады, никакой милости!

— Оставьте хоть одного, для королевского правосудия! — вмешался Ален.

— Королевского! — в ярости воскликнула Ртуть.

Неожиданно все закончилось, два десятка бандитов стояли, сбившись в плотную кучку, с поднятыми руками, побросав оружие на землю…

— При чем тут король, — Ртуть недовольно набросилась на Алена, — какую услугу оказал нам король, чтобы мы могли его благодарить? Может, он нас защитил от насилия и грабежей?

Оградил от графской несправедливости? Снова нет! Может, голодных накормил из своих личных запасов? Нет, от короля мы видим только увеличение налогов для пополнения его казны!

Тем временем к Алену присоединилась Корделия, но Ртуть как будто не замечала ее.

— Мы ничего не должны королю, тем более этих скотов, которых победили своими руками.

Ален пропустил мимо ушей этот взрыв гнева.

— Оставь одного для суда герцога Логайра.

— Герцог Логайр и есть король, после смерти своего отца.

Его подданным жилось куда спокойнее при старике, даже Лаэг прятал свои делишки. Только крестьяне и знали об опороченных девушках да забитых насмерть браконьерах. Уже двадцать лет минуло, как все изменилось.

Ален стал мрачнее тучи.

— Тут есть шерифы короля!

— Да, но они или боятся графа, или жируют на его деньги.

Нет, если бы наш король заботился о нас, я бы не стала разбойницей!

— Но ведь ты молчала!

— Долг короля знать обо всем! — отрезала в запале Ртуть. — Также это и долг герцога Логайра. Да, я знаю, что он передал титул своему младшему сыночку, но какой, скажи, толк от ребенка, тем более живущего в сотнях миль отсюда.

— Сейчас он уже не ребенок, и живет он здесь, в замке.

Разбойники замерли. Даже Джеффри выглядел удивленным.

В походе он совершенно оторвался от придворных новостей.

Диармид провозглашен герцогом Логайром? Не удивительно тогда, почему здесь Ален и его сестрица Корделия.

— Где ты слышал эту новость?

— В замке Логайр, — подытожил Ален, — откуда мы к вам и прибыли.

Ртуть уже взяла себя в руки и настороженно смотрела на Алена, и Корделия примирительно встала между ними.

— О, я слышала, что этот герцог безволен как растение и не способен поднять меч или отправить преступника на виселицу, — сказала Ртуть.

— Ты увидишь, что это не так, — сказал Ален, могу свидетельствовать, что он владеет мечом не хуже тебя!

— Тебе нечем это доказать, — насмешливо возразила Ртуть.

— Вот оно, — Ален закатал рукав и продемонстрировал белый шрам от удара мечом. — Он сражался со мной в бою против шайки головорезов, правда, а не против регулярной армии…

Разбойники Ртути недовольно загомонили, но Ален не обратил на них внимания.

— А что касается суда, он не вершил его, но, смею заверить, давал неплохие советы.

— Что ж, значит, как правитель он еще не проявил себя, — подытожила Ртуть, — и нельзя судить о его здравом уме и справедливости. Я не готова распустить свой отряд и довериться его правосудию.

— Тебя никто и не просит.

— Да, но ты попросил меня пощадить кого-нибудь из этого сброда, чтобы он мог клеветать на меня и мой отряд. Он обязательно постарается убедить герцога Логайра, что мы негодяи!

— Есть и такие, кто сможет подтвердить или опровергнуть его слова, — Ален многозначительно посмотрел на Джеффри. — Я не прошу тебя довериться правосудию герцога Диармида, но пусть он судит одного из твоих врагов, чтобы герцог сам смог убедиться, какие несчастья выпали на эту землю, и сколько ему предстоит еще сделать.

Ртуть сердито смотрела на него. Она чувствовала правоту Алена и не хотела с ним спорить.

— Послушай, ну какой в этом риск? — Вмешалась Корделия. — Ты убила два десятка негодяев, у тебя еще столько же.

Отдай одного Логайру.

— Только если вы подтвердите, что сами видели в Онридди!

— Конечно, — согласился Ален, — и я не сомневаюсь, что найдутся и другие свидетели, которые выступят против бандитов.

— Этот округ должен быть отобран у графа Крита! Он не сумел защитить его жителей! Теперь, я буду защищать их и заботиться о них!

Ален некоторое время смотрел на нее, потом произнес:

— Но ты сама пленница короля.

Ртуть с застывшим лицом смотрела на него.

Джеффри не мог не замечать ее отчаяния. Он выступил вперед и негромко спросил:

— Что ты собираешься говорить перед королем? Что титул графа Лаэга теперь принадлежит тебе по праву достойного правителя?

Ртуть бросила на него удивленный взгляд, в котором промелькнула благодарность и еще кое-что, от чего у Джеффри подогнулись колени.

— Да, именно об этом я и стану говорить! И пусть только кто-нибудь попробует обвинить меня в грабежах…

Ален нахмурился.

— Нет такого прецедента.

— Пойдем, любовь моя, ты же знаешь, все когда-нибудь случается впервые.

— Ты права, надо же, как я сам не догадался!

Разбойники зашумели, а Минерва и вовсе стояла, открыв рот" и только Ртуть с ядовитой улыбкой сказала:

— Ты признал себя глупцом перед женщиной?

— Конечно, когда женщина так умна…

— Милорд, — Корделия покраснела, — ты смутил всех.

Джеффри взглянул на Ртуть и успел ухватить откровенное желание, с которым она смотрела на него, не успев спрятать за насмешкой.

— Пока вы тут любезничаете, люди нуждаются в помощи.

— В самом деле, — Корделия выпустила руку жениха и пошла перевязывать раненых.

Телохранительницы расступились и пропустили ее брата.

— Да, сестра?

— Свяжи разбойников, оставшихся в живых. Будет неверно хладнокровно убить их! Надо потом судить их — под лесным деревом или в замке Лаэг.

— Как скажешь, Джейн.

Он повернулся, собираясь уйти.

Корделия удивилась:

— Джейн?

— Только члены моей семьи зовут меня так, — поморщилась Ртуть, — и больше никто! Пойдем посмотрим раненых, но предупреждаю тебя, девушка, мое лечение самое жесткое.

— А мое самое мягкое, — ответила Корделия, — я думаю, что вдвоем у нас получится хорошо. Разве ты лечишь не так же хорошо, как убиваешь?

— Пойдем, я покажу тебе!

Женщины отошли, а Ален, удивленно качая головой, нагнулся к Джеффри.

— Какая горячая! Я снова и снова восхищаюсь своей невестой, даже такую гордячку сумела приручить, и так быстро!

— Да, она может, — согласился Джеффри, — но смогу ли я?

Ален озадаченно повернулся к нему.

— Как это?

— А никак, — выпалил Джеффри. — Она, может, и атаман разбойников, но дело у нее справедливое.

— Кажется, так, судя по ее словам о графе Лаэге. Она ведь убила его?

— Ага, — Джеффри понизил голос до шепота, — значит, Логайры знают о событиях в графстве больше, чем она считает.

— Знают, но если бы знали еще больше, до восстания не дошло бы. Она заставила нас присмотреться внимательней к происходящему.

— И потому Диармид приехал в Логайр?

— Именно. Не забудь, парню почти двадцать лет и он давно созрел для такой должности, но мама и слышать не хотела об его отъезде.

29
{"b":"25796","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Тайна красного шатра
Люди среди деревьев
Время злых чудес
Душа в наследство
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Книга Джошуа Перла
Гортензия
Опасная улика