ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, такая! — торжествующе отозвалась Минерва.

— Как только я увидел ее, сразу понял, что с ней нужно обращаться очень нежно и бережно, — произнес Джеффри.

Неожиданно ваза пропала. На ее месте стояла Корделия и смотрела на розу, дрожавшую в ее руке. Быстро справившись с дрожью, роза распрямилась, а вместо нее возникла Ртуть, по-прежнему разъяренная и прекрасная. Она стояла пригнувшись, подобно львице, гневно глядя на Корделию, и тяжело дышала.

— Как ты посмела представить меня в виде, которого я не желаю!

— Можешь лгать мне, если хочешь, — спокойно ответила Корделия, — но никогда не лги самой себе.

Ртуть побледнела от злости, но прежде чем она смогла пошевелиться, вмешался Джеффри, подняв руку.

— Послушай, госпожа Ртуть. Ты сражалась, но ничего не добилась, и опять потеряла свободу.

— Я не побеждена! — вспыхнула Ртуть.

— Ты уверена? — Джеффри вздохнул. — Что ж, сестра, заканчивай, пока ей не стало хуже. Используй свое мастерство лекаря и искусство ведьмы, покажи ей, кем она могла бы стать.

— Ты не признаешь иных доказательств, кроме силы? — с раздражением бросила Корделия.

— Ну и что? — упрямо не соглашалась Ртуть. — Нашу судьбу решают мужчины, и нам приходится их во всем убеждать. Они же сами и не признают доводов рассудка.

— Не все, — мягко возразила Корделия, — и даже не большинство, но я соглашусь с тобой в том, что с теми, кто так считает, тяжело договориться, и они приносят много неприятностей. Хорошо, давай поговорим с тобой на их языке. — Обе женщины смотрели друг на друга. Неожиданно Ртуть, закатив глаза, упала.

Джеффри, на долю секунды опередив Минерву, подхватил Ртуть, и весь отряд с гневными криками обрушился на него — но, столкнувшись с невидимой стеной, в смятении отступил.

Корделия провела рукой перед лицом Ртути, и та заморгала, зажмурив глаза от света.

— Я спала?

— По-своему, — уклончиво ответила Корделия.

Ртуть осмотрелась, словно приходя в себя.

— Я помню схватку ведьм… розу и вазу… — Она повернула голову и в нескольких дюймах от себя увидела взволнованное лицо Джеффри. Глаза ее расширились, она некоторое время смотрела на него, потом отвела взгляд и поняла, что он держит ее в объятиях.

С криком она высвободилась и отбежала, тяжело дыша. Она переводила недоумевающий взгляд с Джеффри на Корделию и обратно.

— Что ты со мной сделала?

— Надавила на определенное место в твоей голове, — спокойно объяснила Корделия.

— Я должна научиться этому!

— Я не собираюсь учить тех, кто собирается использовать эти знания не в мирных целях, — твердым голосом произнесла Корделия. — Это лекарское знание и используется, чтобы помочь пациенту, когда он испытывает сильную боль… Если хочешь научиться, ты должна стать целительницей.

— Я и так целительница, — медленно проговорила Ртуть. — Ты сама это видела, когда мы перевязывали раненых. И я никогда не сравню оружие с этим занятием.

— Я тоже, — заверила ее Корделия. — Но я должна испытать тебя сперва, прежде чем смогу доверить орудие смерти и знание жизни.

— Какое же лечение ты применила ко мне?

— Боюсь, никакое, — вздохнула Корделия, — я только надеялась на него. Брат, я предоставляю ее тебе. Больше я ничего не могу сделать.

— Ты и так сделала предостаточно! — гневно вмешалась Минерва.

— Даже слишком, — Ртуть медленно повернулась к Джеффри. — А ты знаком с теми знаниями, которыми владеет и так искусно применяет твоя сестра?

— Нет, — ответил Джеффри, — она сказала правду, это известно только целителям. Я знаю некоторые точки на теле и на голове, на которые можно воздействовать для обездвиживания противника.

Ртуть нахмурилась, внимательно глядя ему в глаза.

— А почему ты не применил это знание ко мне?

— Потому, — совсем тихо прошептал Джеффри, — что хочу, чтобы ты пришла ко мне по доброй воле, просто сделав свой выбор, а не из страха насилия.

Ртуть застыла, по-прежнему глядя на него. Кровь отхлынула от ее лица.

Потом снова повернулась к Корделии.

— Ты пыталась ему помочь?

— Много раз, — вздохнула Корделия, — но безрезультатно.

Боюсь, что придется дожидаться девушки, которая окажется более женщиной, чем я. И по всей видимости, не сестрой.

Ален обнял ее за плечи.

— Если она будет женственней тебя, вся страна окажется в опасности.

— Очень приятно это слышать от тебя, любимый. — Корделия взяла его за руку и крепко сжала" — Но я никогда не представляла опасности для кого-либо, я только помогала и лечила.

— Несмотря на это, ты принесла такое смятение! — ласково добавил он, целуя ее волосы.

Корделия нетерпеливо пожала плечами.

— У меня тоже есть характер.

Ртуть стояла неподвижно, с непроницаемым лицом, и наблюдала за ними. Минерва озабоченно смотрела на Ртуть.

— Все дело в том, кто чего хочет, — Корделия повернулась к Ртути, — но гораздо важнее, как я подозреваю, каков человек на самом деле. Какова его истинная природа!

— А ты на самом деле моя пленница, — напомнил Джеффри, слегка касаясь руки Ртути. Она вздрогнула, вздернула голову и свирепо посмотрела на него. — Ты моя пленница, — повторил он, — хотя я всеми силами старался лишний раз не напоминать тебе об этом.

— Давай не будем больше причинять неприятностей ни друг другу, ни твоим людям. Поедем к королю и королеве, как ты обещала.

— Конечно, я сдержу свое слово, — промолвила она, — но если в замке Логайр появился новый герцог, может, мне сначала лучше предстать перед ним? Мой отряд и я живем в его владениях. Он имеет право вынести свое решение до того, как скажет последнее слово корона.

Разбойники одобрительно зашумели, но Джеффри внезапно встревожился.

— Храбро и прекрасно сказано! — воскликнул Ален. — И верно, ты должна доверить свое дело герцогу и предстать перед их величествами, только в случае, если не согласишься с его решением!

Джеффри бросил быстрый взгляд на Алена. Должно быть, увиденное успокоило его, потому что он снова повернулся к Ртути и предложил:

— В таком случае, к замку Логайр. Прикажи своему отряду разойтись.

— Для чего? — удивилась она.

— По крайней мере, ради видимости твоего подчинения, — чуть раздраженно буркнул он. — Вряд ли твои люди ведь хотят, чтобы ты только для виду пошла в замок Логайр? Поэтому попроси их разойтись!

Ртуть бросила на него оценивающий взгляд.

— Как хочешь, сэр рыцарь, — с этими словами она вышла вперед и начала отдавать приказания.

Джеффри отвел Алена в сторону.

— Ты уверен, что это не глупо?

— Доверься новому герцогу Логайру, — успокоил юношу Ален.

— И своему собственному сердцу, — строго добавила Корделия. — Брат, если ты упустишь эту девушку, то будешь не только дураком, но и всю жизнь проведешь в несчастье и одиночестве, сколько бы женщин ни затащил к себе в постель!

— Нисколько не сомневаюсь, что ты говоришь правду, — ответил ей Джеффри. — Но, кажется, прежде чем начать ухаживать за ней, я должен спасти ее, а для этого придется отправиться к Диармиду.

— От твоей тюрьмы я спасать ее не собиралась, — язвительно сообщила Корделия.

— Угу, но на этот раз я совсем не уверен в успехе.

— Не уверен? — со смехом в глазах спросил Ален.

— Именно, не уверен, — мрачно ответил Джеффри. — Я знаю, что можно овладеть телом женщины, но не ее сердцем.

— А ты попытайся, — улыбнулась Корделия.

— Я и пытаюсь, — вздохнул Джеффри, — но сама девушка — хочет ли она этого?

Ртуть переоделась в собственную одежду, вернув свадебное платье неудавшейся невесте, извинившись за то, что пришлось сделать на нем разрезы. Девушка ответила, что это не страшно, обняла и расцеловала разбойницу со словами самой пылкой благодарности. Ртуть, совершенно ошеломленная, выехала из Онридди и поскакала рядом с Джеффри.

— Ты ведь привыкла к благодарности крестьян, которым помогаешь, — заметил Джеффри.

— Да, хотя меня никогда не благодарили так, — призналась Ртуть.

32
{"b":"25796","o":1}