ЛитМир - Электронная Библиотека

— О да! — выдохнула она, чувствуя, как все внутри дрожит. — Это нехорошо, сэр, что ты заставил меня так раскрыться. — Слезы снова подступили к горлу.

— Да, я действительно бываю неловок в своей слепоте, — согласился он, — но подумай, прежде чем ответить. Захочешь ли ты связываться с таким беспокойным человеком?

Неожиданно ее поразило видение. Подавив дрожь, она ответила:

— Будьте уверены сэр, если мы будем вместе, он вряд ли захочет быть далеко от меня!

— Когда-то и я так считала, — вздохнула женщина.

— Ну, почти всегда так и было…

— Да, по большей части…

— Мы пришли, — сказала служанка.

Подняв голову, девушка увидела перед собой большие дубовые двери зала. Она больше не боялась. Эта пара наполнила ее уверенностью. Ртуть расправила плечи и без страха сказала:

— Вперед, на бой!

Двери зала распахнулись, и они оказались в толпе. Зал был огромен и полон придворными. Потолок терялся в темноте, и свет сотен факелов и тысяч свечей не доходил до него. На помосте стоял трон герцога, точнее, должен был стоять. Сейчас позади располагалось еще два и на них восседала пара с золотистыми, посеребренными сединой волосами. На троне чуть ниже сидел стройный молодой человек. Он опирался на локоть, положив голову щекой на кулак.

Ртуть видела короля и королеву, которые приехали навестить сына.

Она в панике поискала глазами Джеффри и увидела, что он разговаривает с той самой парой, с которой она говорила по пути в зал.

У нее на глазах пожилой джентльмен чуть отступил в сторону, факел осветил его лицо — и у Ртути перехватило дыхание. Рядом с Джеффри их сходство стало особенно заметно. Она разговаривала с Верховным Чародеем и его женой, хуже того — с родителями Джеффри! О, что они подумали после всего услышанного!

Вслед за болью пришло негодование. Они могли бы предупредить ее, они должны были назваться!

Неважно, что они, очевидно, опасались смутить девушку. Что она должна чувствовать сейчас, видя его с ними?

Но они поняли, что она нуждалась в утешении…

Затем они подошли к младшему сыну, обменялись несколькими словами с Грегори — и снова очевидное сходство.

Леди Гвендилон бросила пристальный взгляд в сторону Мораги, но ведьма этого не заметила: в это время она злорадно смотрела на Ртуть. Ртуть ответила ей соответственно.

Тут Джеффри повернулся и увидел ее. Глаза у него заполыхали восторгом, дыхание прервалось, и на мгновение он даже осунулся от волнения. Но только на миг. И вот лицо его стало спокойным, он отвернулся, и Ртуть улыбнулась, наслаждаясь местью.

Джеффри направился к ней, все еще ошеломленный — и по-прежнему голодный. Она задрожала от его близости, выругала себя за это.

— Ну, сэр! Теперь я познакомилась со всей твоей семьей.

Он удивленно посмотрел на родителей, потом с улыбкой повернулся к ней.

— Не совсем. Мой старший брат Магнус сейчас далеко отсюда, слишком далеко, чтобы увидеться с тобой. А остальных ты всех видела, и даже моего будущего зятя. — Он указал кивком, и Ртуть, посмотрев в том направлении, увидела Алена, стоящего рядом с Корделией. Они вдвоем разговаривали все с той же пожилой парой. И снова Ртуть поразило сходство — на этот раз между матерью и дочерью.

И… между Аленом и мужчиной на троне!

Ртуть выругала себя за глупость. Все королевство знает, что леди Корделия обручена с принцем Аленом. Почему она до сих пор об этом не вспомнила?

Потому что одно дело слышать о них, таких далеких, и совсем другое — видеть их перед собой, без всякой роскоши, без толпы слуг и придворных, просто сестра и ее жених. И снова Ртуть отругала себя.

Затрубили трубы, и двор затих. У подножия помоста появился герольд и провозгласил:

— Герцог Диармид начинает свой суд! Пусть все, кто хочет пожаловаться, приблизятся!

— Я! — выступил вперед граф Надир. — Я обвиняю эту ведьму Морагу, мою подданную! Обвиняю ее в воровстве и разбое!

Герольд взглянул на сидевших на тронах, они кивнули, и он обратился к графу Надиру:

— Изложи обвинение!

И граф Надир ярко и с большими отступлениями поведал о нескольких днях деятельности Мораги. Он изобразил ее гнусной выскочкой, которая появилась ниоткуда, подчинив себе крестьян и набросившись на законопослушных мирных рыцарей исключительно из-за своей алчности и жажды власти. Закончив обвинения, он отступил.

Впервые за все время зашевелился король. Он повернулся к королеве и проговорил:

— Чрезвычайно странно, сударыня.

— Да, — согласилась королева Екатерина, — если только он говорит правду.

— Ваше величество! — оскорбленно воскликнул граф. — Неужели дворянин может солгать?

— Конечно, нет, если понимает, что хорошо для него, — взгляд у королевы стал ледяным. Она обратилась к мужу:

— Тем не менее, супруг, мы здесь гости. Я намерена предоставить право судить законному хозяину.

— Я согласен, — кивнул король. — Что скажешь, герцог Диармид?

Стройный юноша поднял голову, и Ртуть ощутила легкое презрение к нему. Неужели такой человек способен держать в руках герцогство Логайр, этот подросток? Да он едва начал брить бороду! Но тут его взгляд упал на нее, и она изменила свое мнение. В этом взгляде была мудрость и решительность и еще оттенок той отчужденности, которая так сильна в Грегори.

«Да, — мелькнуло у нее в голове, — он сможет удержать герцогство в руках, — и помоги Небо тому, кто бросит ему вызов!»

Глава шестнадцатая

Новый герцог поднял голову и осмотрел внимательно собравшихся.

— Кто будет говорить от имени этой женщины? — спросил он высоким, чистым и удивительно звучным тенором.

— Я, — отозвался Грегори, и у Ртути дернулся рот.

Конечно, герцог знал это заранее! Она присутствует при ритуале. Интересно, его конец так же известен, как ход?

Ее пронзил страх при мысли, что то же самое можно сказать и об ее деле.

Герцог кивнул.

— Говори. Прав ли в своих обвинениях граф?

— Правда в фактах, которые он представил, но ее нет в их истолковании.

— Да как ты смеешь! — воскликнул граф Надир. Рука его потянулась к мечу, но Грегори спокойно и холодно посмотрел на него. Граф мгновенно успокоился.

— Я говорю о фактах, — продолжил невозмутимо Грегори, — которые ты представил, милорд, и их немного. А именно, Морага объявила себя хозяйкой деревни, с помощью волшебства победила рыцарей и солдат, посланных тобой. После этого она предъявила права еще на шесть округов, нанесла поражение тебе самому, твоим рыцарям и солдатам. Все это правда, но твои заключения о причинах ее поступков ложны.

— Ты утверждаешь, что я солгал? — воскликнул граф Надир, выпучив глаза; рука его лежала на рукояти меча, но всем было ясно, что он боится колдуна.

— Нет, — просто ответил Грегори. — Ты ошибаешься.

— Тогда в чем правда? — спросил герцог Диармид.

— Послушаем все еще раз, но с точки зрения женщины, — Грегори с легким поклоном отодвинулся.

— Морага, расскажи, что произошло с тобой.

Морага вышла вперед, — и снова вначале она показалась всем невзрачной и плохо одетой, применяя привычную тактику.

Но когда она стала говорить о том, как любовник выгнал ее, в ее голосе зазвучал гнев, и она как-то незаметно стала меняться, становясь все красивее и привлекательнее. Когда она рассказывала о том, как она наказала своих преследователей, то стала просто соблазнительной, а к моменту, когда закончила свой рассказ, все мужчины при дворе смотрели на нее как зачарованные.

Все, кроме Грегори, Диармида, Алена, их отцов и — как ни поразительно — Джеффри! Джеффри не упускал из виду Морагу, но также поглядывал на герцога, на свою сестру, на их величества. Но больше всего на Ртуть.

Она удивлялась тому, как он сумел избежать чар ведьмы, потом неожиданно поняла. Он глядел на все происходящее как на сражение, а любовь к битвам у него сильнее любви к красоте!

В ней снова вспыхнуло восхищение этим воином. Одновременно она ощутила горечь его предательства.

45
{"b":"25796","o":1}