ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тоже сгодишься, хлопчик! — сказал он и ткнул Дара ножом еще раз.

В запарке вольмарец перехватил руку подонка и взял ее на излом.

Короткий рывок и бочка завопила неожиданно визгливым голосом. Нож выпал, а бандит растерянно осел на зад. В этот момент в голове Дара взорвалась граната.

Он мигнул и тупо обозрел панораму пинающихся ног. Сквозь звон в ушах донеслось противное завывание полицейских сирен. Давно пора! Потом ему пришло в голову, что на ногах нет глаз и они могут принять его, Дара, за коврик. Кряхтя, он встал на корточки, распрямился и уперся взглядом в надпись на груди: «Полиция». Он поднял глаза на ухмыляющуюся физиономию под краем шлема и заметил падающую на голову электрическую дубинку. Дар дернулся в сторону, увидел станнер, нацеленный в его сторону, что-то закричал и, пригнувшись, прыгнул влево. Дубинка опустилась, станнер пальнул. Один полицейский был поражен электрошоком, другой парализован. В это время третий обхватил Дара за талию. Дар, не глядя, двинул кулаком и угодил в шлем. Костяшки пальцев заныли. Полицейский отпустил Дара и выхватил из кобуры станнер. Нажать на курок он не успел, ибо благополучно рухнул на пол. Отец Марко схватил вольмарца за руку:

— За мной, быстро!

Дар столкнулся с Самми, отлетел к Уайти, отец Марко распахнул дверь и в нее первой проскользнула Лона.

— Все за ней! Уходим! — рявкнул священник.

Призыв совпал с природным инстинктом Дара, он только досадовал на многочисленность компании. Слетев по бетонным ступеням, он оказался среди полок, забитых пыльными бутылками.

— Быстрее, быстрее, скоро они примутся за погреб! — отец Марко протолкнулся мимо Дара и распахнул потайную дверцу. Беглецы протиснулись друг за дружкой. Дверца захлопнулась, и компания оказалась в кромешной темноте.

— Дар, — прошептала где-то рядом Самми. Молодой человек чуть не подпрыгнул от неожиданности.

— Здесь я, — прошептал он в ответ.

Внезапно вспыхнуло крошечное пятнышко света. Дар увидел лицо отца Марко в свете, испускаемом кончиком отвертки.

— Правильно делаете, что шепчете. Не уверен, что полиция знает о тайном убежище, но лучше не привлекать лишнего внимания, — тихо сказал он.

— Где мы, отче? — спросил Уайти. — Простите, ради Бога, неужели в монашеском тайнике?

— Нет, — ответил священник, — преследования на этой планете никогда не носили религиозного характера. Мы в подвале соседнего дома.

— Это в каком же, в прачечной Леонга Чакова?

— Нет, в другом.

— А, знаю, в котлетной мадам Тесси, — в голосе Уайти прозвучало удивление. — Даже я не знал, что существует проход между этими домами.

Священник не ответил, ибо нащупывал что-то у стены. Раздался лязг, пятно света дрогнуло. Отец Марко прошипел:

— Кажется, я нашел ступени.

Пятнышко закачалось из стороны в сторону и поползло вверх.

— Хозяйка заведения доверяет мне. Она сохранит в тайне наше пребывание.

Луч из отвертки-фонарика уперся в дубовую панель.

— Тсс!

Яркий свет и бравурная музычка ворвались в подземелье. Беглецы оказались в разгаре вечеринки с традиционным набором толстяков и полуодетых девиц, чьи пышные формы заставляли трепетать мужские сердца.

— Должно быть, сейчас позже, чем я думала, — заметила Самми.

— Здесь так в любое время суток, — отозвался отец Марко. — Пошли поищем укромное местечко для наших медитаций.

Если спросить Дара, то он бы с удовольствием медитировал бы здесь, в окружении прелестниц в неглиже. Но священник уже пробирался вдоль стены к лестнице, ведущей на второй этаж.

— Марко! — пышногрудая матрона налетела на него, выпятив накрашенные губы сердечком, и впилась священнику в щеку с невероятным чмоканьем, потом отогнулась в талии, держа мужчину за плечи. — Каким ветром тебя занесло?

Может, передумал и тебя снова потянуло на мои «котлетки», — она подмигнула. — Имеются такие розанчики!

— Я не голоден, — он нежно похлопал по руке хозяйку «котлетной». — Просто устал и ищу место, где мог бы поболтать со своими приятелями.

Мадам Тесси покачала головой.

— Поди ж ты, видный мужчина и так себя растрачивает! Друг мой, я так надеялась... Вообще-то, стоило на тебя рассердиться, — она кокетливо прикрылась веером, выскользнувшим из рукава.

— Из-за Розамунды, что ли? — отец Марко развел руками. — Ничего нельзя было поделать, у тебя своя работа, у меня — своя.

— Обычно моим «котлеткам» это не вредит, поплачет, погорюет, а потом снова в салон. Это придает им даже некоторую свежесть, клиенты ценят. Но вышибить девочку из моего дела насовсем, это уже слишком. Не находишь? — она шутливо похлопала веером ему по пальцам. — Шалунишка!

Священник мягко высвободился из объятий.

— Ну, будет-будет, Тесси. Кстати, что с ней потом стало?

Матрона передернула пухлыми плечами.

— Наверное, устроилась на какой-нибудь лайнер, мы же здесь все пришлые...

— Отец Марко! — через секунду беглецов окружил эскадрон сюсюкающих девиц, обдав их облаком сладких духов и запаха разгоряченных тел.

«Котлетки» гладили священника и непрестанно щебетали: «Отче, я пыталась сопротивляться, но...» «У меня так много чего рассказать...» «Святой отец, я так рада вас видеть...»

— Да, девы мои, понимаю вас, накопилось, но терпение, терпение и еще раз терпение. Если не успею переговорить с каждой сегодня, приду завтра.

— Вы, случайно, не ученик священника? — рыжекудрая девица оттянула рубашку Дара и забралась под нее прохладными пальчиками.

— Нет... не совсем. Правда, меня больше интересуют добродетели...

— И меня, — проворковала «котлетка», поглаживая голый живот Дара, — это такая соблазнительная тема...

Кто-то ущипнул Дара за ягодицу. Из-за его плеча высунулась ослепительная блондинка в ажурном лифчике с одной чашечкой.

— Друг святого отца — мой друг! — она ненавязчиво прижалось к нему той грудью, которую забыли прикрыть.

— Вообще-то, я обожаю дружить, — Дар проглотил скопившуюся во рту слюну.

Девиц было пятеро и все как одна игривые. Конечно, лучше было бы иметь с ними дело по очереди, а не скопом, но «котлеткам» мадам Тесси был, очевидно, изначально присущ инстинкт коллективизма...

37
{"b":"25797","o":1}