ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самми медленно покачала головой:

— Месть, продуманная до деталей. Лейтенант заставил Джорджа страдать, загнав его к черту на рога с гарантией, что жертва не сможет отомстить, — она заглянула в глаза Дару. — Или, может быть, ты сможешь вернуться к нормальной жизни по истечении срока?

Дар покачал головой:

— Ни о каком сроке речи быть не может. На Вольмар ссылают только пожизненно, — он остановился и показал направо:

— Там кончается жизнь.

Самми повернулась.

Они стояли посреди широкой плоской равнины. В нескольких сотнях метрах правее от них возвышался пакгауз, отгороженный высокой изгородью.

Под ногами поблескивала в лучах местного светила почва, испещренная спекшимися в стекло проплешинами.

— Космопорт, — ткнула пальцем Самми в ту же сторону, куда показывал Дар.

— Чудесный пейзаж на первый взгляд, не так ли? Командование предпочло возвести его в самом унылом месте планеты, чтобы новоприбывшим жизнь медом не казалась. Здесь закончилась карьера Джорджа.

— И началась новая жизнь?

Дар отрицательно покачал головой:

— Два года он старался понять, что лучше: день, когда вольмарцы швыряют в тебя всевозможными колющими и режущими предметами, или ночь, когда над тобой измывается охрана? — он показал глазами на пакгауз:

— В конце концов парень уяснил, что худшее из зол на Вольмаре — охранники. У горилл, пусть настоящие обезьяны простят мне это сравнение, не только телосложение гориллы, но и соответствующий интеллект. Любимое занятие причинить боль более слабому. А кто слабее на планете-тюрьме? Ответ ясен: тот, кто на нее попал не по своей воле — заключенные.

— Да, кстати, а где охрана? Я что-то ничего гориллообразного пока не встречала.

— Бог их знает, куда их загнал компьютер. Когда сюда прибыл Шаклер, охране пришлось ретироваться.

Самми даже остановилась.

— Это невозможно.

— Почему? — Дар огляделся по сторонам. — Сама же сказала, что охранников не видела.

— Откуда я знаю, для меня военная форма едина.

— Шаклер решил, что ношение формы вселит боевой дух в заключенных. До этого мы щеголяли в традиционных полосатых робах.

— И все-таки, какая же тюрьма без охраны?

— Вопрос сформулирован неверно. Попытайся взглянуть на все глазами психиатра. Спрашивается, на кой ляд нужна охрана?

Девушка сосредоточилась.

— Наверное, для того, чтобы у пленников не было возможности сбежать...

— Куда? — Дар обвел рукой вокруг. — К вольмарцам в деревню? Так мы же враги с самого начала.

— Нет-нет. Удрать с планеты вообще, туда, где весь остальной мир.

— Как ты себе представляешь подобный побег?

Самми открыла было рот, но замерла.

— Если у тебя возникнет какая-нибудь конструктивная мысль, рад буду выслушать, — глаза Дара насмешливо блеснули.

Самми захлопнула рот, аж лязг пошел:

— Нужно набрать побыстрее скорость убегания* [6] .

— Гениально! И как ты себе это мыслишь? Заняться спринтом? Взмахнуть руками?

— Не язви, для этого требуется всего лишь угнать звездолет.

— Мы об этом думали. Корабль прибывает сюда раз в месяц. Ты сама на таком прилетела и знаешь, где он находится?

— Звездолет на планету сесть не может, — стала рассуждать Самми вслух, — значит, крутится по орбите...

— ...вокруг луны Вольмара. Так что пассажиры доставляются с планеты сперва на спутник и только потом непосредственно на звездолет. Спускаемый с корабля челнок оборудован скрытыми видеокамерами, да и накопитель на луне тоже под непрестанным наблюдением, так что экипаж звездолета всегда в курсе происходящего.

— Скрытые видеокамеры? Откуда ты знаешь?

— Шаклер предупредил, прежде чем выдворить охрану с планеты.

— А как поступит капитан звездолета, если поймет, что в накопителе беглецы? — задала вертящийся на языке вопрос Самми.

— Очень просто: дистанционно выпустит из накопителя воздух и отключит отопительную систему. А там вакуум, не забывай. Нет даже сторожа, чтобы было кого оглушить и забрать ключи.

Самми содрогнулась.

— Не волнуйся, — утешил ее Дар, — в любом случае нам не добраться до накопителя.

— Почему?

— Как ты спустилась вниз?

— С планеты прислали паром.

Дар утвердительно кивнул:

— А тебе не показалось странным, что когда вы прибыли, парома на луне не было.

— Да, но я решила, что просто с дисциплиной не все ладно.

— Дисциплина действительно разболталась, — согласился Дар, — но ты заметила, что паром прибыл после того, как улетел звездолет. Перед отлетом капитан корабля послал на Вольмар импульс, который включил двигатель парома всего лишь на двадцать четыре часа.

— За эти двадцать четыре часа можно захватить паром, — торжествующе заявила Самми, — прибыть в накопитель и дождаться следующего рейса звездолета!

— Не получится, — сказал Дар. — Кислород и тепло в накопитель подают два или три человека из экипажа сразу после того, как прибывает звездолет. Потом челноком туда отправляют заключенных. Еще через некоторое время прибывает баржа с планеты и забирает очередную партию. Кислорода в накопителе хватает лишь на время между рейсами челнока и баржи, так что все продумано.

— Бог ты мой, наверное, эту систему придумал Шаклер.

— Нет, так было всегда. Меня не удивит, если это — обычное явление для тюремных планет. К тому времени, когда Шаклер прибыл на Вольмар, он знал, что в охранниках нужды нет.

— Сколько здесь осужденных за преднамеренное убийство?

— Не так уж много. Большинство было осуждено за убийство в состоянии аффекта, — Дар передернулся, вспомнив, что его слова не вполне соответствуют истине. — Правда, среди нас оказалось несколько настоящих убийц, и трое из них неудержимо рвались к власти.

— Зачем им власть, если они не могут покинуть планету.

— Прости, но, по-моему, ты несешь чушь. Только подумай, вся планета в твоем распоряжении.

— Но ведь денег нет.

— Настоящих денег нет, это верно. Но я же не утверждал, что убийцы хотели обогатиться. Они стремились к власти.

— Да чего здесь желать? — ляпнула Самми.

— Спасибо, что ткнула меня носом в дерьмо.

9
{"b":"25797","o":1}