ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неужели тебе обязательно быть таким чопорным? — вскрикнула Алуэн.

— Да! Я должен, и ты знаешь об этом!

Девушка рассерженно смотрела на него. Потом, опустив взгляд и увидев свои побелевшие кулаки, опомнилась, заставила себя успокоиться и, разжав руки, улыбнулась с отсветом прежнего соблазна.

— Хорошо, скажи, сделаешь ли ты для меня то же, что и я, если я поступлю так, как ты хочешь?

— Нет, — смутился юноша, — это будет не правильно.

— Но почему?

Магнус молча смотрел на Алуэн и раздумывал: сказать ей или не стоит. Ведь ей будет больно… Но потом решил, что лучше все-таки сказать, больно будет сейчас, но потом поможет.

— Потому, что для этого нужна любовь.

Девушка смотрела на него, бледнея, потом опустила взгляд.

По тому, как были напряжены ее плечи, Магнус понял, насколько она рассержена.

— Ну тогда по крайней мере не мешай. Ладно? — проговорила Алуэн не гладя на него.

— С удовольствием! — сказал Магнус и поклонился. — Я улетаю!

Она подняла глаза, ошеломленная легкостью победы.

— Улетаешь? Куда?

Магнус пожал плечами.

— Куда глаза глядят…

— Конечно, — прошептала она, — ты богат и можешь себе это позволить…

Магнус не стал ее разуверять, ведь по большому счету он в любой момент мог сотворить себе и золото и бриллианты. И по-своему он действительно был богат.

— Я распоряжусь, за тобой присмотрят, — негромко, но чтобы он слышал, пробормотала Алуэн.

— Тем лучше, я точно буду знать, куда мне не улетать.

Девушка на миг развеселилась, утешенная маленькой победой.

— Я не верю тебе.

Магнус широко улыбнулся.

— Ты очень умна.

Они немного постояли молча. Разгорался рассвет, окрашивая небо в пурпур. Она прошептала:

— Ты вернешься?

Магнус с сомнением пожал плечами.

— Сомневаюсь… и ничего не обещаю…

— Без сомнений, ты не вернешься! — заметила девушка с иронией, но взяла себя в руки, вздохнула и сделала последнюю попытку. — Я ведь могла бы и полюбить тебя, Магнус… и мне больно… так больно, что ты… отворачиваешься от меня!

Магнус оценил ее игру, ее театральную напыщенность и дал ей утешение, которого она ждала от него.

— Прости…

— Быть может, — она посмотрела на него из-под длинных ресниц, — я бы смогла полюбить тебя даже сейчас, если бы ты присоединился ко мне и помог исправить тот ущерб, который причинил…

Магнусу стало нестерпимо больно.

— А люди? Как же страдания тех, кто живет сегодня?

Страдания детей…

Алуэн потрясение смотрела на него, она не ожидала такого, но все ж сказала:

— Мы должны научиться понимать, что кому-то можно помочь, а кому-то нет. Мы должны научиться довольствоваться немногим и радоваться тому, что есть возможность помочь хоть кому-то. И надеяться на будущее…

Магнус покачал головой и печально улыбнулся.

— Я не могу смотреть на страдания людей, не хватает внутренней дисциплины… Я мог бы очень любить тебя, но увы, между нами встало счастье других людей.

Она замерла и смотрела на Магнуса широко раскрытыми глазами, пока наконец не смогла проговорить хриплым от волнения голосом:

— Обещай, что никогда не вернешься!

Он склонил голову.

— Если ты хочешь… Я могу тебе это пообещать.

Едва он это сказал, как с неба упал золотой корабль.

Магнус зашел на борт и сразу же отправил ждущему на Кастлроке Сифлоту приемопередатчик, закрыл за собой люк и, устроившись в противоперегрузочной сетке, на несколько минут замер, переживая мрачное отчаяние.

И оно пришло, не заставляя себя долго ждать, затопило половодьем тоски и боли, но отступило…. Магнус снова с отчаянием понял, что он опять встретил женщину, больше желавшую его использовать, чем любить. Похоже, Истинная Любовь так и останется для него мифом. Интересно, за что его так невзлюбил Амур?

Наконец Магнус встал во весь рост, вытянулся, выпрямился и приказал Геркаймеру:

— Приготовься к уходу с орбиты.

— Все готово, Магнус, куда бы вы хотели отправиться?

Юный чародей махнул рукой.

— А, пусть это будет что-нибудь интересное, поищи сам в своей памяти.

— Чем прикажете руководствоваться в выборе? Какие ограничивающие параметры? Основные направления?

— Угнетенные крестьяне, распутные тираны, нечестные воины, нечистые на руку торговцы. Я ищу такое место, где бы я мог принести пользу и добро.

— Ищу, Магнус…

Магнус тоже искал…

65
{"b":"25798","o":1}