ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стрела была выпущена и устремилась в полет.

Угрюмый лорд Ферле, облаченный в космический скафандр, хмурым взглядом следил за техниками, суетившимися в центре управления покалеченного командного корабля.

Ферле понимал, что может просто из принципа приказать любому из находившихся здесь людей вдыхать вакуум вместо кислорода. Или запрограммировать приказы флотам, которыми командовал... Ни одно из этих распоряжений не изменит ситуацию, в которую он попал; сражение вышло из-под контроля, он не получал никакой информации о происходящем.

Разбитый корабль лорда Ферле кружился в пустоте, вдали от фронта.

Мысль о том, что корабль, по всей вероятности, взорвется через несколько часов или исчезнет в межзвездном пространстве, занимала его сейчас больше всего.

* * *

Корабли леди Этего ворвались в систему Аль-Суфи, не встретив почти никакого сопротивления.

Шесть конвоируемых караванов транспортных судов, груженных АМ-2, были остановлены и уничтожены вместе с их эскортами.

Не отступая от приказов, леди Этего все же решила, что нападение на Аль-Суфи будет настолько стремительным и беспощадным, насколько ей это удастся.

Атакующие корабли несли смерть и разрушение планетам-хранилищам, оставляя за собой хаос и ад. После столь варварского налета восстанавливать разгромленные объекты придется многим поколениям аль-суфийцев.

Но в самый разгар триумфального наступления леди Этего вдруг поняла, что произошло.

Весь этот хаос и разрушение ей удалось произвести не потому, что она обладала блестящим умом, а потому, что система Аль-Суфи почти не была защищена. Успех леди Этего обусловливался тем, что представители Империи не строили никаких планов насчет ограждения системы от атаки таанцев.

Это могло означать только одно – ее грандиозный план, направленный против системы Дюрер, был раскрыт. Таанские флоты попали в ловушку.

Однако леди Этего это нисколько не смутило. Ни один человек, ни один таанец не обвинит в случившемся лорда Ферле и проклятых гражданских после оказанного им доверия. Леди Этего развернула и направила самые быстроходные боевые корабли в систему Дюрер, посылая сигналы тревоги на всех частотах.

Но к тому времени было уже слишком поздно.

* * *

Мужчину звали Масон. Все во внешности этого человека, от спецодежды боевика без всяких опознавательных нашивок до жуткого шрама, изуродовавшего лицо, говорило о том, что он был убийцей.

И Масон на самом деле был убийцей. После получения тяжелых ранений командир орденоносного тактического корабля был направлен на преподавательскую работу в летную школу – и, между прочим, стал там для Стэна посланником Немезиды. Из-за ранений Масон уже не мог лично управлять кораблем. Но война продвинула его по службе. Масону дали первую адмиральскую звездочку и назначили командующим эскадрой миноносцев быстрого реагирования.

Управлял он ею по тому же принципу, что и флотилией тактических кораблей. Члены экипажей миноносцев ненавидели его. Масон требовал от своих подчиненных полного повиновения, абсолютной преданности и вместе с тем инициативности. За ошибки, оплошности и даже малейшие недочеты солдаты часто попадали под трибунал.

Один из эскадренных миноносцев Масона захватил таанский корабль, который, как оказалось, был набит имперскими заключенными. Увидев, как обрадованные своим спасением бывшие военнопленные сплошным потоком хлынули через воздушный замок, один из масоновских приближенных заорал: "Убирайтесь прочь, придурки! Не знаете, куда попали? Я научу вас, как нужно себя вести!"

Масону позволили командовать эскадрой только по одной причине. Его кораблями было одержано больше побед, чем любым другим подобным подразделением любого имперского флота.

В данное время Масон вел миноносцы, сгруппированные в четыре формирования, в тыл таанских флотов.

Имперские флоты сидели в засаде за пределами Дюрера, получив приказание начинать атаку только после того, как таанцы будут вовлечены в сражение.

Врага ждал сюрприз. Этим сюрпризом был состав вооруженных сил Империи. Верфи Сулламоры, расположенные в Каиренсе и якобы находившиеся на грани катастрофы из-за проблем с рабочими, сослужили хорошую службу. Император ожидал прибытия двенадцати совершенно новых кораблей.

Но, превзойдя все его ожидания, таанцев атаковали целых тридцать боевых кораблей, оснащенных сверхмощными двигателями и современнейшими орудийными установками.

Началось кровопролитие.

Даже если бы информацию о ходе сражения передавал какой-нибудь радиоприемник, работающий на всех волнах, путаница была бы неимоверной.

– Самсон, Самсон... вижу цель... докладываю о повреждениях... прибывающий замечен... шесть таанских кораблей выведены из строя и... Стреляй, чертов ублюдок!.. Самсон, вы меня слышите?.. Эскадры, боевая готовность... Сменить орбиту. Восьмой, вас понял... запуск из... Самсон, говорит Уитвей. До вас доходят сигналы этой станции?.. Трансляция по всем каналам... Боевые соединения Ностренда, передислоцируйтесь в сектор один за тридцатым... (пронзительный крик)... Аллах дает нам силу... Самсон, Самсон... Вы видели, как этот взмыл вверх?.. Всем эскадрам... Самсон, Самсон... вы слышите?..

* * *

А вот что передавали четыре станции, настроенные на контрастное сопоставление:

Флоту маршала Яна Махони:

– Сектор один. Сектор один, говорит Свобода-Семь. Стрелять больше не в кого.

Леди Этего:

– Появились неизвестные соединения... говорит таанский боевой корабль "Х'рама". Поступило подкрепление. Вам нельзя дольше оставаться на прежней орбите. Просьба оказать содействие...

Лорду Ферле – не получено:

– Командующий... Командующий... говорит Л'ризер. Операция "Удар в сердце" отменяется. Задействован план "В'мон". Всем кораблям, всем соединениям. Начинайте отступление. По возможности поддержите преследуемые формирования.

Совершенно секретная шифрограмма маршала флота Яна Махони Вечному Императору:

– Силы таанцев на исходе. Повторяю, враг прижат. Вопрос – что подавать к столу? Второй вопрос – какое вино?

Хотя поэтапные экзекуции казались беспорядочными из-за названий, можно было сделать несколько абсолютно очевидных выводов относительно сражений Дюрер – Аль-Суфи.

Таанцы были повержены. Их главное наступление, целью которого являлось одержание победы в войне, было приостановлено и отбито. Почти полный разгром лучших таанских соединений означал, что пройдут многие годы, прежде чем таанцы оправятся от поражения и смогут подготовить другое подобное наступление.

Император надеялся – и, надо сказать, не без основании – на то, что эти выводы так же очевидны и для врага.

* * *

Это могло быть началом конца Таанской империи – но для достижения полной победы придется все же пройти длительный, кровопролитный и, конечно, непредсказуемый путь.

Император не мог позволить себе допускать новые ошибки.

Книга третья

Кобо-иши

Глава 28

Таанская империя оправлялась от тяжелого потрясения, постигшего ее в системе Дюрер, как человек, которого со всего маху ударили в живот бейсбольной битой. Она перегнулась пополам, жадно хватая воздух широко раскрытым ртом, остро ощущая недостаток кислорода в легких. Кровь стучала в ее висках, как молот по наковальне, давила на барабанные перепонки. Империя напоминала человека, которому угрожает кровоизлияние в мозг.

Она была загнана в угол и оставалась там долгое время после знаменательного события, о котором по прошествии многих тысячелетий даже нерадивые студенты будут говорить: "То был переломный момент в истории Вселенной. Настало время, когда необходимо было пересмотреть приоритеты, выработать другую стратегию, сочинить новые сценарии". Потому что, как сказал когда-то один древний философ: "Дело не сделано, если оно не закончено". Или, как любил выражаться Вечный Император, позаимствовав изречение у своего любимого политического деятеля: "Победа – это еще не все. Но поражение – это даже не кое-что".

38
{"b":"2580","o":1}