ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но лорду Ферле было невдомек, что Пэстора с опасной силой терзает нечистая совесть. "А ну как Ферле меня подозревает? – стучало в его голове, и он бледнел все больше и больше. – А ну как это провокация? Что, ежели за дверью ждут парни из спецслужбы с револьверами в руках? Но если ото провокация, отчего Ферле поглядывает на него так странно – как будто ищет поддержки в разговоре с Вичманом, который несет отчаянную патриотическую чушь?"

Мало-помалу страх отпустил, и Пэстору стало казаться, что он понимает, чего хочет от него лорд Ферле. Поддержки. Но какова конечная цель? Ах, что за ситуация! Такое ощущение, что ты связан, твои гениталии положили на стол и теперь послали за ножом, а нож все не находится...

– Извините, милорд, – сказал Пэстор, не выдержав ожидания, – я должен прямо заявить, что положение, обрисованное вами, вызывает в моем сердце не меньшую скорбь, чем в вашем сердце, лорд Ферле, или в вашем сердце, лорд Вичман. Нам следует предпринять самые решительные действия. Однако...

– Продолжайте, пожалуйста, – сказал лорд Ферле несколько сухо, стараясь подтолкнуть Пэстора к откровенному высказыванию.

– Однако... прежде чем рубить головы... допустим, подлость этих людей может быть нам каким-то образом по... полезна...

Вичман мгновенно побагровел. Он даже привскочил в кресле.

– Да как вы смеете!..

– Я придерживаюсь того же мнения, – отчеканил лорд Ферле.

Вичман рухнул обратно в кресло.

– Что? Ах да! Какое безо... О-о! Ну что ж, идея неплохая. Да, очень даже... – Вичман испуганно заворочал головой и заперебирал руками. – Что это я? О чем это я?.. Разве такая идея может быть хорошей?

Ферле и Пэстор от души рассмеялись. Секунд через десять Вичман окончательно настроился на новую волну, перестал трястись от страха и расхохотался вслед за коллегами из Верховного Совета. Лорд Ферле приготовил еще по коктейлю, и все с удовольствием выпили. Затем Ферле изложил свой план.

Он намеревался использовать высокопоставленных болтунов, которые готовы по глупости или за какие-то выгоды позволять важной информации утекать на сторону. Но поставить их на службу высшим таанским интересам – чтобы они дезинформировали врага. План был настолько иезуитский, что ему позавидовал бы сам Вечный Император. По своему коварству он был вровень с обычными задумками Вечного Императора – и даже буквально напоминал один его давний фортель.

Лорд Ферле решил извлечь максимум пользы из трагического исчезновения здания Верховного Совета. Пусть его руины послужат на благо Таанского Союза. В свое время Ферле весьма озадачило поведение Вечного Императора после их собственного тайного нападения на его штаб-квартиру в самом начале войны – да, собственно, война именно с этого и началась. Император наводнил пол-Галактики своими пропагандистскими портретами, на которых он грозил таанцам увесистым кулаком. Таанская верхушка покатывалась от смеха – какой дешевый трюк. Но трюк сработал – Галактика увидела, что Вечный Император жив и полон решимости сражаться. К удивлению таанцев, союзники не отпали от империи их противника, а наоборот, потянулись к ней. Вечный Император получил и моральную, и материальную поддержку – в виде новых военных космических кораблей и дополнительных военных частей. Пропагандистская кампания подняла его в глазах общественности. Словом, поражение он повернул себе на пользу.

Теперь, согласно предложению Ферле, таанцам предстояло воспользоваться опытом противника и попытаться обратить поражение в победу.

Лорд Ферле намеревался объехать двадцать две звездные системы – всех союзников, из которых многие – весьма бездеятельны. Везде он будет беседовать с государственными лидерами, произносить речи, в буквальном и переносном смысле показывая кулак Вечному Императору.

Это будет смотреться красиво: одинокий гордый лорд, невзирая на тяжелые обстоятельства, не склоняет головы перед имперским гигантом! Таанцы не притихли после поражения, они полны решимости биться до конца. Ну и так далее. А наедине с государственными лидерами союзных держав он может и пригрозить – ведь Таанская империя еще в силах кому угодно показать, где раки зимуют! Лорд Ферле убедит союзников, что надо продолжать борьбу – залечь в траншеи и сражаться до последней капли крови. Если удастся сплотить союзников. Вечный Император встретит бешеное повсеместное сопротивление, которое может отрезвить его и заставить отступить, ибо победа дастся слишком большой ценой.

Вичман был в восторге от этого плана. Пэстор нехотя признал, что в плане есть рациональное зерно. Впрочем, память о кровавом рейде имперского флота была еще слишком жива в его сознании, да и странное появление Стэна в отлично охраняемом дворе пэсторовского особняка как-то не прибавляло уверенности. Ежели Вечный Император способен на такие штучки, не лучше ли...

Вслух Пэстор сказал следующее:

– Милорд, я опасаюсь за вашу личную безопасность во время подобного турне. Что помешает Вечному Императору узнать о вашей поездке и нанести удар там и тогда, где и когда вы менее всего будете ожидать подвоха? Если вас убьют, не избежать паники среди нашего народа.

– А я страстно желаю, чтобы Вечный Император узнал о моей поездке! – воскликнул лорд Ферле.

У простодушного Вичмана глаза опять полезли на лоб. А вот Пэстор почти сразу все сообразил. Да, Ферле прикажет своим подчиненным разработать два маршрута.

Согласно одному, вояж начнется с Арброта. Внешне это будет выглядеть вполне логично и убедительно, так как Арброт совершенно лоялен по отношению к Таанским мирам. Тамошние правители будут лебезить и заискивать перед ним – чуть ли не на коленках ползать, создавая удачный пропагандистский образ. Будет организована утечка информации об этом маршруте – через тех самых предателей, которых стоит использовать, прежде чем казнить.

В действительности на Арброт нет никакой надобности ездить – тамошний народ и без того настолько глупо и слепо лоялен, что и без подстегивания будет сражаться против Империи до последнего.

Если поступать по-умному, начинать надо с Кормартена.

Пэстор сразу же оценил отличную мысль. Кормартен – это скопище мятежников. Основанная полукельтской религиозной сектой, планетная система Кормартен была на стороне Таанского Союза единственно в силу слепой и лютой ненависти к Вечному Императору. Если война закончится победой таанцев, кормартенцы сразу же обратят свое оружие против бывших союзников.

Впрочем, даже сейчас, после серии побед имперского оружия, кормартенцы стали потихоньку отказываться от союзнических обязательств перед Таанскими мирами, качнувшись в сторону нейтралитета. Ферле рассчитывал своим визитом эти настроения убить на корню. И в первый же день дипломатического вояжа он сможет ошарашить остальных союзников блистательной победой над упадническими настроениями на Кормартене.

И в дальнейшем его турне будет строиться так же: предателям в правительственной верхушке подбрасывается информация о фальшивом маршруте, а лорд Ферле, приводя врагов в ярость, появляется там, где его совсем не ждут, и грозит Вечному Императору всеми адскими карами.

Теперь и Пэстор, и Вичман в один голос одобрили его задумку и обещали, что уговорят членов своих парламентских фракций поддержать идею дипломатического вояжа лорда Ферле. Таким образом, лорду Ферле обеспечено почти единогласное одобрение на сессии Верховного Совета.

Пока Ферле и Вичман поздравляли друг друга с грядущим успехом, Пэстор невольно вспомнил Стэна. И Колдиез. Теперь Пэстору пришла в голову идея, как не только выполнить свое обещание насчет военнопленных, но и десятикратно перевыполнить его.

На протяжении войны таанская армия взяла в плен миллионы всякого рода пленных, включая и интернированных лиц. Но лишь с немногими из этих пленных возникали какие-то трудности. Это были важные дипломаты, политики, офицеры высокого ранга, по разным причинам попавшие в руки таанцам. Даже инстинктивное презрение таанцев к любым военнопленным не позволяло им обращаться с людьми подобного рода, как со скотом. Таким военнопленным было гарантировано сносное, так сказать, джентльменское отношение.

66
{"b":"2580","o":1}