ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одна его сторона была испещрена благородными морщинами, которые Махони имел некогда обыкновение называть рытвинами и канавами, оставленными в качестве автографов длинной интересной жизнью. Другую сторону покрывала гладкая, как у младенца, кожа.

Врачи заверили Махони в том, что искусственная плоть запрограммирована на постепенное старение и вскоре обе половины лица будут выглядеть одинаково. Махони им не верил – хотя должен был признать, что четыре месяца назад его челюсть также не работала; теперь, после очередной болезненной операции, она функционировала нормально.

Махони не имел ни малейшего понятия, для чего вдруг понадобился Императору. Он предполагал, что босс по старой дружбе желает лично сообщить ему новость о том, что пора "сниматься с якоря" и идти в раннюю отставку.

"Ну и хрен с ним, пенсия для генерала с двумя звездами не так уж плохо, – размышлял Махони. – Кроме того, я ведь всегда смогу подыскать себе другую работу, разве не так?.. Спустись с небес, Ян. Профессия убивать людей – не самая необходимая в гражданской промышленности".

Махони вышел из состояния раздумья, когда гурки остановились перед безликой дверью и жестом указали ему на кнопку лучевого кода, к которой следовало приложить большой палец руки. Махони решил, что первое предположение было верным. Его вызвали для "снятия с якоря" по команде "Дружно взяли!".

Открылась следующая дверь, и на Махони пахнуло жаром кухни. Ощущение было таким, словно он попал в огромный ирландский мясной пирог. В дверном проеме возникла мускулистая фигура Вечного Императора. Он оглядел Махони с ног до головы оценивающим взглядом, словно прикидывал, годится ли тот для начинки в пирог. Следуя старой солдатской привычке, Махони попытался привести свои хрустящие кости в состояние по стойке "смирно".

Император улыбнулся.

– Махони, – сказал он. – Ты похож на человека, которому не мешало бы промочить горло крепким скотчем.

* * *

– Говорю тебе, Махони, из-за этой заварухи с таанцами я стал совершенно по-другому смотреть на жизнь. Когда мне, в конце концов, удастся стряхнуть их со своих ботинок, дела пойдут по-другому. Не знаю, можешь ли ты меня понять, но работа Вечного Императора далеко не так романтична, как многие думают.

Махони выдавил кривую улыбку.

– Не болит голова у дятла, – сказал он.

Император поднял голову от доски для рубки мяса.

– Что такое? Кажется, слышны нотки цинизма в твоем голосе? Осторожно, Махони. Во мне бродит сила виски.

– Прошу прощения, босс. Промашка вышла.

Они находились в кухне Вечного Императора, напоминающей беспорядком офицерскую кают-компанию. Махони сидел за столом из нержавеющей стали, держа в руке маленькую рюмку. Император находился напротив него, готовя обед, который, как он пообещал старому товарищу, будет полностью вписываться в военный лейтмотив.

Император назвал блюдо "подсадная курица". На середине стола стояла кварта спиртного домашнего приготовления – по мнению Императора, удивительно напоминавшего шотландское виски. Властитель наполнил рюмки и сделал глоток, прежде чем возобновить свое занятие. Во время работы он беспрестанно говорил, суетясь вокруг различных предметов, назначение которых было известно ему одному.

– Никак не могу вспомнить настоящее название этого блюда. Один из множества кулинарных шедевров, который стряпала вся жуликоватая Луизиана задолго до моего восшествия на престол.

Махони предположил, что Луизиана была провинцией, находившейся на древней Земле.

– В прежние времена некоторые люди считали, что продукт не является продуктом до тех пор, пока из него не выжаривали весь дух. Я не видел в этом смысла, но с годами научился не осуждать слишком скоро народные поверья. Итак, я попробовал приготовить несколько блюд.

– И все они оказались чудесными, верно? – спросил Махони.

– Нет, все они оказались ужасными, – ответил Император. – Во-первых, я понял, что сам виноват: все спалил. Мой дед убил бы меня, если бы увидел, сколько продуктов я перевел. В конце концов, я уяснил несколько основных правил. Ничегонельзя пережаривать или перепекать.

– Как картошку, – вставил Махони. – Никому не хочется пережаривать картошку.

Вечный Император посмотрел на генерала странным взглядом.

– А кто говорил о картошке?

Махони только покачал головой и поднес рюмку к губам. Запрокинув голову назад, он влил в глотку ее содержимое, почувствовал себя более уверенно и снова наполнил рюмку.

– Глупость сморозил...

Император несколько минут молчал, автоматически продолжая готовить обед. Используя пальцы рук и ладони как мерные ложки, он высыпал в чашу следующие ингредиенты: жменю стручкового кайенского перца, две щепотки пищевой соли, щепотку толченого перца, горстку сушеного шалфея и нарезанный в форме кубиков хрен. Затем поставил чашу на большую черную плиту, незамедлительно вылил в нее бутылку водки, свежевыжатый сок лайма, стакан растительного масла и высыпал полчашки каперсов.

Император вынул из холодильника жирную корнуэльскую курицу и положил ее на металлический стол. Затем выбрал французский нож с узким лезвием, проверил, достаточно ли острый у него кончик, и одобрительно кивнул. Перевернул курицу спиной кверху и сделал пробный надрез вдоль позвоночника. После секундной паузы он отложил нож в сторону.

– Хочу изложить тебе кое-какие свои соображения. Посмотрим, совпадет ли твоя точка зрения с моей.

Махони наклонился вперед, приготовившись слушать с большим интересом. Может быть, он наконец-то узнает настоящую причину, по которой его сюда вызвали.

– Тебе знакома система Аль-Суфи?

Махони утвердительно кивнул головой.

– Огромное хранилище АМ-2, не говоря уже обо всем остальном. Если не ошибаюсь, одна треть всех наших запасов АМ-2 находится именно там.

– Совершенно верно, – сказал Император. – И с недавнего времени ко мне стали поступать сведения о размещении в этом регионе крупных сил таанцев. Не всех сразу. Но происходит постепенный перевод флотов из одного сектора в другой. Мы также перехватываем много радиоболтовни со вспомогательных кораблей.

Махони понимающе кивнул. Ему, как профессионалу, было отлично известно, что при прослушивании радиопередач можно всякое услышать.

– Эти типы все одинаковы, – заметил он. – Что таанцы, что имперцы. Не могут соблюсти даже элементарных правил безопасности. – Махони задумчиво приложился к рюмке. – Итак, в чем проблема? Если нам известно, что они собираются напасть, нужно предпринять ответные меры до первого выстрела с их стороны.

– Согласен, – сказал Император, снова беря в руки нож и оставляя предмет обсуждения в подвешенном состоянии. – Тебе, наверное, было бы интересно посмотреть, Ян. Снимать мясо с костей курицы просто, когда знаешь, как это делается. В противном случае можно к чертовой бабушке отрубить не то, что нужно, и самому остаться без пальцев.

Император очень осторожно сделал надрезы с обеих сторон от хребта тушки, сунул в прорези палец и вытянул из нее позвоночник. Затем положил курицу плашмя, накрыл ладонями каждую половинку и придавил тяжестью своего тела.

– Понял, что я имею в виду? – спросил он, поднимая вверх ребра дичи.

– Я просто поражен, – сказал Махони. – Но дело не в этом. Догадываюсь, что вы не в восторге от информации, полученной разведкой.

Император склонился над кухонной плитой и зажег горелку.

– Твоя догадка верна, – кивнул он. – Но я не виню моих разведчиков. Думаю, таанцы замышляют нечто диаметрально противоположное.

– Что именно?

– У системы Аль-Суфи есть соседка. Дюрер.

– Я что-то слышал...

– Говоря иносказательно, наступи ты одной ногой на Аль-Суфи, Дюрер почувствует прикосновение ее большого пальца.

Махони представил себе эту картину и нахмурился. Он был удивлен.

– Но ведь это только...

– Только стоя на Дюрере, – продолжал Император, – можно сделать хороший сильный плевок.

8
{"b":"2580","o":1}