ЛитМир - Электронная Библиотека

— Найдешь то, что под руку подвернется — канаву, сарай, куст. Можно даже с собой зелени принести. Но скажи, зачем тебе биться в чистом поле?

— Потому что солдаты-то там!

Гар покачал головой:

— Ну и пусть стоят себе там на здоровье, пока вы поджидаете их в деревнях. Если подождать достаточно долго, они или уйдут, или пойдут на вас.

— Ну, подумать, так и пойдут, почему бы и нет, — удивленно согласился Банхейль. — Да только что в этом проку, если мне нужно, скажем, отбить деревню у лорда ихнего?

— Очень просто. Ты посылаешь деревенских в лес, а своих людей прячешь между домами... или еще проще: прячься в лесу сам и изруби солдат в капусту, когда они явятся за тобой. А уже потом и деревню возьмешь.

Банхейль расхохотался, хлопая себя по ляжкам.

— Да у тебя на все готов ответ, верно? Но вот скажи: как может разбойник одолеть солдата один на один, а? Солдата-то учили биться!

— А я тебе уже отвечал. — Гар широко развел руки. — Возьми да научи своих людей.

— Легко сказать, — нахмурился Банхейль. — Как это сделать?

— Давай покажу. — Гар легко поднялся и вышел на середину деревенской площади. — Приведи мне дюжину своих.

Банхейль улыбнулся во весь рот — ни дать ни взять, вылитый волк!

— Ваун! Брок! Лод! Энг! Приведите каждый по трое людей и ступайте вон туда, к сэру Гару.

Колл смотрел на то, как люди выстраиваются в два ряда лицом друг к другу, а Гар дает им указания. Понимает ли великан, что делает, какую свору гончих спускает со сворки? Колл ни на мгновение не сомневался в том, что Банхейль захватит столько земель эрла Инсола, сколько сможет. И, если подумать хорошенько, Колл еще не решил, чья власть ему предпочтительнее: эрла Инсола или Банхейля.

Лорд Банхейль? При этой мысли он вздрогнул и принялся смотреть за уроком Гара еще с меньшей радостью. Тот учил разбойников орудовать дубинами, как копьями, — и Колл не сомневался, что очень скоро эти увальни научатся драться не хуже любого солдата, знающего копье лишь как колющее оружие. И если Гар обучит их еще и мечом орудовать, как надо, может, и правда это разношерстное воинство беглых сервов сможет бросить вызов господской армии и победить?

Да, если только армия будет не слишком велика. Однако у господ куда больше солдат, чем разбойников в лесах, даже если бандитов и можно заставить подчиниться одному вождю. Колл немного успокоился. Военное обучение этих разбойников, может, и доставит местным лордам хлопот, но вряд ли сбросит их.

Тогда зачем Гар их учит?

Только тут Колл заметил, что не он один следит за уроком. Вокруг собирались другие разбойники, с живым интересом наблюдавшие за своими приятелями...

...и с ними Дицея.

Она сидела неподалеку от Колла и смотрела на происходящее сияющими от восторга глазами — да нет, вдруг сообразил Колл: она смотрела на Гара! Он вгляделся в ее лицо, в ее сияющую улыбку, и сердце его болезненно сжалось. Он пытался утешить себя мыслью о том, что, если ее мысли смущают и Гар, и Дирк разом, она не может привязаться к одному из них настолько, чтобы страдать... но мысль эта мало его утешала. Он очень любил сестру, но ни на мгновение не сомневался в том, что она вполне способна влюбиться в двух мужчин сразу — ну, не столько в самих мужчин, сколько в возможность сделаться настоящей леди.

Если так, она обречена на разочарование. Колл с замиранием сердца смотрел на сестру и надеялся, что она все-таки научится владеть своими чувствами так, как эти лесные разбойники учились сейчас владеть своими телами.

* * *

Колл понимал, что Гар неизбежно позовет его показать, как он обращается с копьем — и, конечно, припашет его к обучению этих увальней бою без оружия, когда ноги действуют не хуже, если не лучше кулаков, а ребро ладони рубит, что твой топор. Вообще-то Колл научился у Дирка легко переходить с кулачного боя на борьбу, так что достаточно превосходил разбойников умением, чтобы учить их. Всего через два дня Дирк поражался тому, насколько изменилось отношение к нему. Женщины, конечно, с самого начала приняли мать и Дицею в свой круг, но теперь и мужчины начали относиться к Коллу вполне приятельски, болтая с ним и приглашая пострелять вместе с ними из лука. Его навыки по этой части тоже произвели на них впечатление — короче, к исходу второго дня они шутили и трепались с ним как с закадычным другом.

При этом они даже не пытались скрыть тех похотливых взглядов, что бросали на Дицею, — и Колл слишком хорошо знал свою сестру, чтобы пытаться удержать ее от заигрывания с каждым встречным мужчиной. Для нее это было столь же естественно, как дышать; он даже не был уверен в том, что она сама осознает, что делает. Однако эти изголодавшиеся увальни-то этого не знали, так что Колл готовился к неизбежным стычкам.

Впрочем, прежде чем до этого дошло, Колл обнаружил, что уходит от разбойников.

— Что ж, — объявил Гар утром третьего дня. — Они уже знают достаточно, чтобы тренироваться дальше самостоятельно и чтобы объединяться с другими шайками.

— Скажи лучше, подчинить их, — поправил его Дирк. Гар только пожал плечами.

— Шайка Банхейля и так уже обладает достаточной репутацией, чтобы притягивать к себе новых рекрутов, особенно с наступлением зимы. Следующий же обоз, который Инсол пошлет через этот лес, никогда не доберется до места назначения, и репутация Банхейля возрастет еще сильнее. Другие шайки, может, и не сольются с этой, но будут поступать так, как он велит.

— А это правда хорошо? — спросил Колл.

— Достаточно хорошо для наших целей, — ответил Гар, но объяснять почему не стал. — А теперь нам пора двигаться дальше и поведать миру о том, что господ можно победить.

— Но разве это не ложь? — возмутился Колл.

— О нет, — мягко возразил Дирк. — Поверь мне, это вовсе не ложь.

— Но ведь во всей стране не наберется столько разбойников, чтобы биться со всеми солдатами!

— Почему же, наберется — если учесть, что большинство солдат большую часть времени заняты дракой друг с другом, — убеждал его Дирк. — И потом, кто говорил, что биться могут только разбойники?

— А кто тогда еще? — спросил Колл в совершеннейшем замешательстве.

— Пойдем и посмотрим, хочешь? — тихо произнес Гар. — Или ты предпочитаешь остаться здесь, с разбойниками?

— Только не принимай это так, будто ты должен идти, — поспешно добавил Дирк. — Нет, я серьезно: мы предпочли бы взять вас с собой, но мы поймем вас, и если вы решите остаться. В конце концов, здесь безопаснее, чем на дороге в чистом поле.

Колл согласился бы с этим, когда бы дюжий разбойник — из тех, что бреются раз в неделю, а моются раз в месяц — не задержался поглазеть на Дицею, когда та хлопотала у очага. А поскольку она делала это на глазах у Гара и Дирка, то выглядела и вовсе неотразимо.

— Я бы остался, — медленно произнес он, — но мои мать и сестра могут не захотеть этого, а я не могу бросать их еще раз.

— Конечно, нет, — согласился Гар и повернулся к женщинам. — Как, пойдете с нами, милая матушка?

— Э, да что я? — вздохнула мать. — Ясное дело, славно было бы пожить здесь, в лесу, и я сама ничего бы такого не боялась — но вот Дицея...

— Даже не думайте оставлять меня здесь! — возмутилась Дицея. — Здесь у них нет ни одного мужика, чтоб не раздевал меня взглядом, а вы уйдете, не пройдет и минуты, как они и рукам волю дадут! — Она искоса глянула на рыцарей.

Колл тоже покосился на них и увидел, что Гар рассудительно кивает.

— Нет, — сказал Дирк. — Вам и правда лучше идти с нами.

— Мы действительно будем рады вашему обществу, — добавил Гар. — Советам Колла цены нет, а присутствие женщин всегда скрасит дорогу.

Дицея покраснела и потупилась, и даже мать зарделась от удовольствия. Колл даже обеспокоился, не примет ли его сестра то, что рослый рыцарь почитал простой галантностью, за флирт.

Так и вышло, что в тот же полдень они распрощались с Банхейлем и его братией. Вожака их отъезд изрядно удивил, и он пытался уговорить их остаться.

20
{"b":"25800","o":1}