ЛитМир - Электронная Библиотека

Колл ухмыльнулся и махнул рукой в сторону первой повозки.

— Пока вы тут говорили, я спрятал все там.

Андров удивленно обернулся и увидел едва заметно торчавшее из-под поклажи древко копья.

— Ваши руки быстрее моих глаз, Колл, — улыбнулся он. — Скажите, а вы не подумывали о ремесле фокусника?

Гар с Дирком рассмеялись, но Колл воспринял это совершенно серьезно.

— А почему бы и нет? В жизни любое умение не помешает!

— Ради такого признания любой профессор съел бы свою шапочку! — вздохнул Гар, и все удивленно покосились на него.

— Но что делать профессору в такой глуши, вдалеке от университета? — удивился Андров; впрочем, тут он обошел Колла, который вообще не знал, кто такой профессор.

— Искать студентов вроде Колла, — отвечал Дирк. Андров с улыбкой пожал плечами и вернулся к делу.

— Раз уж мы начали знакомиться, позвольте представить вам моих спутников. — Он повернулся к своим друзьям, начав с тех, что уже водрузились на повозках. — Константин... Чарльз... Фредерик... Кьяра...

Кьяра достаточно галантно поклонилась Гару, однако взгляд ее то и дело возвращался к лицу Колла, заметно теплея при этом. Колл ощутил себя этаким полем, полным всходов, и весь сиял, улыбаясь ей в ответ.

Завидев это, Дицея нахмурилась.

— А скажите, мастер Андров, что это за славный такой юноша правит второй повозкой? — спросила она нарочито громко.

— А, это Энрико, — отвечал Андров. Парень склонил голову, а потом одарил Дицею долгим, ласкающим взглядом. Она ослепительно улыбнулась ему в ответ — даже немного слишком ослепительно, поскольку Дирк вроде бы этого не видел. Тот только серьезно кивнул по очереди Энрико и всем остальным.

Ощущавший себя хранителем сестры Колл немного обозлился, но тут же почти пожалел ее, ибо та повернулась и принялась оживленно болтать с Гаром. Колл вопросительно покосился на мать, но та только пожала плечами и покачала головой.

Так они и тронулись в путь — мужчины по очереди то шли пешком, то правили повозками, два рыцаря ехали рядом, беседуя с теми, кто сидел на поклаже. Даже, казалось бы, привыкший к ним Колл все равно удивлялся тому, как быстро Гар с Дирком разговорили актеров, так что через пару часов все уже болтали, как закадычные друзья.

Около полудня они въехали в город — скопление избушек и редких деревянных зданий, у некоторых из которых имелся даже второй этаж. Имелась здесь также каменная церковь чуть повыше остальных построек, рядом с которой располагалась конюшня. Андров обошел ее кругом — как-никак это был второй по размеру дом в городе.

Колл оглядывался по сторонам, разинув рот, да и мать с Дицеей — тоже.

— Никогда не видела столько домов сразу! — призналась Дицея перехваченным от волнения голосом. Кьяра весело рассмеялась в ответ.

— Ты еще насмотришься городов вроде этого, да и побольше, если постранствуешь с нами подольше.

Дицея надула было губы в ответ на тактичное напоминание о том, что она всего-то деревенская простушка, но тут они оказались на рыночной площади. При виде торговых рядов, увешанных разноцветной одеждой, глаза ее снова расширились, и она рванулась было к ним, но мать успела поймать ее за руку.

— Позже, милая, — и только после того, как мы заработаем пару медяков... если получится, конечно.

Они обогнули самое крупное здание, и Колл увидел, что оно на самом деле самое обычное, только длинное, огораживающее с трех сторон скотный двор. Через обычные дощатые ворота они попали на просторную площадь, отгороженную с двух сторон от внешнего мира боковыми крыльями здания. У одной боковой стены располагался загон для рогатого скота, у противоположного — для свиней. По двору расхаживали и ковырялись в пыли куры, а посередине его стояло несколько повозок, колеса которых были подперты на всякий случай колодками. Выпряженные из них лошади и ослики стояли у коновязи под соломенной крышей в дальнем конце двора. Между животными суетились конюхи и где-то здесь же, судя по аппетитным запахам жареной свинины и свежего хлеба, располагалась кухня.

Дородный мужчина в фартуке вышел им навстречу с радушной улыбкой, которая несколько померкла, когда он разглядел своих новых гостей. Все же он обратился к ним вполне вежливо:

— Добрый день, странники. Что вам угодно?

— Место для представления, господин. — Андров почтительно сорвал шапку. — Я имею удовольствие общаться с владельцем этого заведения?

— Имеете. — Владелец внимательнее вгляделся в улыбающихся актеров и сложенный поверх деревянных сундуков на первой повозке ярко раскрашенный холст. — Вы, часом, не актеры ли?

— Совершенно верно, сэр, и привезли с собой множество прекраснейших спектаклей! Жалостную историю Пирама и Фисбы для влюбленных, битвы Генриха Пятого для воинственных, а злоключения Мнимого больного для тех, кто любит посмеяться! Возможно, вам доставит удовольствие, если мы исполним их у вас во дворе?

— Занятно видеть, — шепнул Гару Дирк, — то, что сохранилось в местной культуре от первых колонистов. — Гар кивнул, хотя Колл снова не понял, о чем это они.

— Доставит, доставит! — Владелец кивнул и протянул руку. — Меня зовут Эотин. Сколько будете брать за вход на ваши представления?

— Всего шиллинг, сэр.

— Что ж, это как обычно. — Владелец понимающе кивнул. — Как делить будем, поровну?

— Из каждых двух шиллингов один мне, один вам, — уточнил Андров. — Еда дважды в день и комнаты труппе.

Эотин мотнул головой:

— Комнаты только ведущим актерам. Остальные могут спать и под телегами — наверняка в дороге не привыкать.

— Раз так, значит, так, — вздохнул Андров. — Так мы можем устроить представление сегодня?

Лицо Эотина выразило крайнюю степень изумления.

— Что, так скоро?

Андров ухмыльнулся, а несколько его актеров рассмеялись.

— Дайте нам хлеба и пива да несколько часов времени — и мы будем готовы выступать. Где нам устроить сцену?

— Здесь, конечно, напротив ворот, — ткнул пальцем владелец. — Верно, за несколько часов вы едва успеете оповестить народ да разместиться в комнатах, — но слухи разлетаются бойчее пчел. Да, небольшое представление нынче же вечером было бы неплохо.

— Мы займемся тотчас же, — пообещал Андров. — Если вы только пришлете хлеб с пивом, о которых говорили...

— Да, конечно! — Эотин кивнул и направился в сторону кухни. Андров же повернулся к возчикам. — Бартоломью! Честер! Подайте телеги туда, куда он указал!

У стремени Дирка возник конюх.

— Твоего коня ставить на конюшню, игрок?

— Что? А, да, конечно! — Дирк спешился, отвязал седельные мешки и, пока конюх уводил его коня, помог матери Колла спешиться с ослика. Колл помог Дицее (к немалому ее раздражению), и прислуга увела ослов. Две большие телеги откатили назад, к стене постоялого двора, подогнав их задом друг к другу. Остальным актеры сунули под колеса поленья, забив их для надежности обухами топоров, потом полезли наверх и принялись разгружать свою поклажу, передавая сундуки и узлы тем, кто остался на земле. За считанные минуты обе телеги оказались пусты. После этого те, кто находился на телегах, сняли боковые и задние борта — оказывается, они не были приколочены, а только вставлялись в пазы — и поставили их вертикально у самых стен, закрепив подкосами. На получившиеся в результате столбы начали вешать что-то вроде занавески.

— Слыхал когда-нибудь про профессиональные союзы? — вполголоса спросил у Гара Дирк.

— Приходилось, — так же тихо отвечал Гар.

— А этим парням — явно нет.

Колл задумался о том, что они имели в виду. До сих пор ему приходилось слышать слово «союз» только от сельского священника — когда тот называл брак «священным союзом». Может, Дирк с Гаром хотели сказать, что все эти актеры повязаны узами какой-то разновидности брака? А если так, можно ли считать такой «союз» хоть немного святым?

Тем временем актеры повесили перед первой занавеской вторую. Когда они покончили с этим, один из них потянул за веревку, и занавеси раздвинулись. Колл удивленно уставился на это, а Дицея захлопала в ладоши от восторга.

23
{"b":"25800","o":1}