ЛитМир - Электронная Библиотека

В общем, Колл не слишком удивился, когда один из крестьян, слушавших Гара с Дирком, некоторое время краснел от праведного негодования и наконец взорвался.

— Да вы проповедуете крамолу! Эй, стража! Арестуйте их всех!

Дюжина закутанных в плащи мужчин сорвали их, и под плащами обнаружились солдатские мундиры. Выхватив мечи, бросились они на безоружных актеров и с руганью согнали их в кучу посреди двора.

Дирк потащил было из ножен свою шпагу, но Гар удержал его руку, и та так и осталась в ножнах.

— Не стоит. Так они могут наказать не только нас, но и остальных. — Дирк опустил руки и ограничился гневным взглядом на соглядатая, который ощерил зубы в ухмылке.

— Вот так, загоняйте их, как скот! Ну что, болтун, думал, можешь оскорблять герцога, и тебе это сойдет с рук?

— Я никого не оскорблял! — взмолился Андров. — Я вообще не знаю, о чем это вы!

— О чем? Да о том, что говорили тут эти двое — дескать, лорды должны выслушивать хныканье своих сервов, а солдаты чтоб пальцем не трогали непокорных рабов! Только не говори мне, будто ничего этого не слышал!

— Абсолютно ничего! — вскричал Андров. — Уж не думаете ли вы, что я оставил бы их в своей труппе, знай я об этом?

— Мы очень осторожны, — заверил Гар соглядатая. — Согласись: ты бы ведь не заподозрил нас ни в чем, если бы не сшивался по городу в поисках вражеских лазутчиков, верно?

Соглядатай снова покраснел.

— Но я ведь услышал вас, вот и вернулся, чтоб арестовать! Тайное всегда становится явным, или вы этого не слыхали? — Он махнул своим людям. — А ну, ребята, бери их всех!

Солдаты угрожающе придвинулись к актерам, и тут Кьяра повернулась к Коллу.

— Подлый предатель, змей подколодный! Мы тебя приняли, пригрели на груди, а ты в ответ нас всех под угрозу подставил, растлевая честный народ! Слов нет! Думаешь, мы тебе игрушки для забавы, пешки в игре? Как ты мог, Колл? Нет, как ты мог?

Колл побледнел, но не отвечал, только расправил плечи.

— Ага, молчишь? Нечего сказать, так? Ты подставил нас всех, а теперь тебе нечего нам сказать? Теперь, когда мы все пойдем в тюрьму к герцогу, а все из-за тебя! Да из-за твоих речей нас всех повесить могут!

— Но ты же ни в чем не виновата! — не выдержал Колл. — Никто из вас не виноват! Мы держали все это в тайне от вас, вы и знать-то ничего не знали! Я и в голову не брал, что вас могут арестовать вместе нами!

— Для актеришки у тебя воображения маловато, — присмотрелся к Коллу соглядатай. Колл резко повернулся к нему.

— Никакой я тебе не актер, черт подери!

— Это правда, — вмешался Гар. — Мы все трое — не актеры.

— Я наемник, солдат, — заявил Дирк. — Скажи, ты видел, чтобы мы играли на сцене? Нет! Ну, мы носили копья на сцене, но больше держали господских лошадей, утихомиривали зрителей — зарабатывали на пропитание! Нет, ты скажи: ты слышал, чтобы мы произнесли со сцены больше четырех слов?

— Ну, тут ты, может, и правду говоришь, — нехотя согласился соглядатай и повернулся к Кьяре. — Считай, ты меня убедила, красотка. Это все они, поганцы, происки чинили, но никто из ваших.

Кьяра изумленно уставилась на него, потом повернулась к Коллу и смертельно побледнела.

— Я ни о чем не просил, кроме справедливости, — сказал он ей. — Ты же невинна, за что ж тебя наказывать? — Он опустил голос до шепота. — Ты все сделала как надо.

Она беззвучно всхлипнула и отвернулась, закрыв лицо руками. Мать обняла ее, Кьяра спрятала лицо у нее на груди и разрыдалась.

— Как трогательно, — заметил соглядатай с гадкой ухмылкой. — Но, боюсь, нам некогда любоваться этой милой сценкой. А ну, руки за спину! Эй, сержант! Свяжи-ка им запястья! И вот этому тоже. — Он ткнул пальцем в Колла. — Он тоже один из них. Я видел, он все время сшивался возле того, длинного! — Он повернулся к Андрову. — Он ведь из них, верно?

Андров покосился на свою трупу, явно прикидывая, кого он может спасти, а кого — нет.

— Ну, да, — прохрипел он.

— А ну пошел, мужлан! — Соглядатай схватил Колла за плечо и толкнул к солдату, который придержал его, пока другой связывал ему руки за спиной. — Можешь гнить в тюряге, пока герцог не поправится и не будет готов тебя повесить! Веди их, ребята!

Соглядатай обнаглел до такой степени, что даже толкнул Гара в спину. Впрочем, здоровяк безропотно шагнул за солдатами; кисти его рук уже покраснели, так туго стянула веревка его запястья. Дирк с Коллом заковыляли следом. Странное дело, но сердце Колла пело от победы — неполной, но победы. Мать с Дицеей остались с актерами, и соглядатай даже не заподозрил, что они имеют отношение к нему, Дирку или Гару! Благословен будь Андров: он ведь не выдал их ни единым словом. Что ж, хоть мать с сестрой в безопасности. И Кьяра...

Глава 12

Тюремщик отодвинул тяжелый засов, отворил дубовую дверь, и солдаты втолкнули их в темницу. Все трое покатились, не удержавшись на ногах.

— Проповедуйте свою смуту здесь! — бросил им вслед соглядатай и издевательски расхохотался, но захлопнувшаяся дверь заглушила его смех.

Колл инстинктивно отпрянул от холодной грязи под руками и поднялся — сначала на колени, потом на ноги, — задыхаясь от вони. Он старался дышать ртом, но и это почти не помогало. Он и не подозревал, что вонь может быть такой! В темнице воняло человеческими испражнениями, немытыми телами и еще неизвестно какой гадостью. Даже воздух казался липким — это, возможно, потому, что довольно большое помещение освещалось единственным зарешеченным оконцем в противоположной от двери стене. В тени у стен угадывались человеческие фигуры; еще несколько узников бесцельно слонялись по полутемной камере. Впрочем, при появлении новичков они сменили направление и шаркающей походкой, но угрожающе, приблизились к ним.

Колл нервно сглотнул и придвинулся ближе к Дирку, которому только теперь удалось подняться на ноги.

— Чего будем делать?

— Не знаю, — признался рыцарь. — Что делать, Гар?

— То, что посоветовал нам тот ублюдок, — невозмутимо отвечал Гар. — Проповедовать крамолу.

— Не уверен, что это самая восприимчивая паства в мире, — заметил Дирк. — Что-то они не слишком похожи на тех, кто любит проповеди.

— Напротив. — Гар наконец тоже поднялся на ноги. — Судя по их виду, им как раз придется по душе то, что я собираюсь им сказать. Эй, ты! — Он шагнул навстречу самому рослому из надвигавшихся на них узников. — Ты вроде смышленый парень!

— Достаточно смышленый, чтобы поставить тебя на место, — буркнул тот. Он был на голову ниже Гара, но шире в плечах. По массивности он напоминал дубовую тюремную дверь. — Звать меня Старшой, и как я скажу, так оно здесь и будет.

— Скажи точнее — «было», — посоветовал ему Гар. — А то, что было, — забудь и выбрось в окно. — Он покосился на источник света. — Ну да, окно у вас тут есть. Короче, теперь здесь заправляю я.

Старшой не сказал больше ничего — он просто замахнулся тяжелым кулачищем, целясь Гару под дых. Удар его был стремителен, но Гар опередил его — как, Колл разглядеть не успел. Он блокировал кулак Старшого обеими руками и ударил сам, угодив тому по уху. Голова Старшого дернулась вбок, а Гар уже наносил новый удар, и еще один, и еще — в живот, в зубы, снова в живот... Старшой сложился вдвое, но все же успел загородиться от очередного удара и даже сам заехал Гару по лицу. Впрочем, голова его почти сразу же дернулась назад, и он пошатнулся, с трудом удержав равновесие. Гар не оставлял его в покое, колотя его до тех пор, пока тот не поднырнул под его кулаки и не провел два точных удара в живот и в челюсть Гару. Новый удар уложил бы Гара, если бы тот, в свою очередь, не бросился вперед, перехватив узника одной рукой за плечо, а другой — за куртку. Бросок через бедро — и тот полетел на пол.

Гар удержал его за руку, и тот приземлился на бок. Старшой взревел от ярости, вскочил на ноги, но Гар не стал дожидаться, пока тот восстановит равновесие, отбил его неверный удар и с силой врезал под дых. Старшой согнулся — и тут же выпрямился от мощного апперкота. Взгляд Старшого остекленел, он пошатнулся и осел на пол.

33
{"b":"25800","o":1}