ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Проверено мной – всё к лучшему
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Полтора года жизни
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Конец Смуты
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Рельсовая война. Спецназ 43-го года

Они вышли во двор, когда по траве уже протянулись длинные утренние тени, и Колл разом протрезвел, увидев лица Дирка и Гара. Не отпуская руки Кьяры, он поспешил к ним.

— Что вас так опечалило, друзья?

— Только то, что нам пора, — ответил ему Гар. — Мы не хотели уходить, не попрощавшись с вами, но наше время на исходе.

Колл вдруг ощутил внутри зияющую пустоту, сменившуюся паникой.

— Но как мы без вас? А вдруг лорды восстанут против нас?

— Ты знаешь, что тогда делать. — Гар положил руку ему на плечо. — Мы научили тебя всему, что тебе нужно знать. Ты только не забывай об осторожности и с подозрением относись к любым поступкам лордов.

Дирк кивнул:

— Ты справишься. Счастья вам обоим. — На мгновение взгляд его задержался на Кьяре, и в глазах появилась странная тоска. А потом он тряхнул головой и хлопнул Колла по плечу. — Тебе повезло, крестьянский сын, — хрипло произнес он. — Тебе здорово повезло, богач! — Он повернулся и зашагал к лесу.

Они посмотрели ему вслед.

— Почему он назвал тебя богачом? — удивленно спросила Кьяра.

— Потому что у меня есть ты. — Колл крепко прижал ее к себе и зарылся щекой в ее волосы. Покой и странное блаженство наполнили его душу, в которой только что царили пустота и страх.

— Ты и правда богат — во всех отношениях, в которых я желал бы этого для себя. — Гар взял Кьяру за руку и галантно поцеловал ее, потом посмотрел ей в глаза. — Что ж, желаю вам здоровых детей и долгой жизни, друзья мои, — и пусть память об этих днях любви пребудет с вами всю жизнь, в радостях и невзгодах.

— Так и будет, — прошептала Кьяра, и глаза ее наполнились слезами. — Прощай же, о друг!

— Прощай, — эхом прошептал Колл.

— Прощайте, друзья, и удачи вам на все дни. — Гар поклонился и поспешил за Дирком.

— Надеюсь, они найдут своих любимых, — сказала Кьяра, крепче прижимаясь к Коллу.

— Я тоже, — шепнул он. — Но еще больше я благодарен Всевышнему за то, что я нашел свою! — И губы их слились в долгом, страстном поцелуе.

* * *

Когда стемнело, Дирк с Гаром вышли из-под деревьев на большую лесную поляну и, задрав головы, увидели высоко в небе маленький черный кружок, который рос в размерах, пока не заслонил собой все звезды. Правда, теперь он был уже не кружком, а большим круглым звездолетом. Он мягко опустился на поляну, заполнив ее почти всю — так что между кораблем и деревьями оставалось не больше двадцати футов. Входной пандус выдвинулся из обшивки и опустился на траву, выпустив на поляну луч света.

— Поднимайтесь на борт, джентльмены, — произнес голос из корабля.

— Спасибо, Геркаймер. — Гар первым взбежал по пандусу. Они вошли в ярко освещенный шлюз. Пандус за их спиной бесшумно поднялся, задраив входное отверстие.

— Добро пожаловать домой, Магнус, — произнес тот же голос. — Добро пожаловать домой, Дирк.

— И правда дом! — Дирк плюхнулся в кресло. — Благословенные блага цивилизации! Можешь принять душ первым, Гар. Я, пожалуй, просто посижу, покайфую.

Он прекрасно знал, что на борту имеется целых четыре душевых кабины. Гар взял из автомата стакан и передал его Дирку.

— Возьми, так будет приятнее. — Он направился к душу. — Взлетай, Геркаймер, — бросил он на ходу. Стягивая одежду и задвигая акриловую дверь душевой кабины, он не ощутил ни малейшей перегрузки, но знал, что корабль уже взмывает в ночь, все выше и выше в открытый космос.

Когда он вышел из душа, стакан и кресло Дирка были пусты. Магнус переоделся в современный спортивный костюм, взял питья себе, уселся в кресло и принялся смотреть, как уменьшается на экране планета Мальтруа.

Вышел Дирк в футболке и брюках из мягкой, переливающейся синтетической ткани. Он налил себе еще стакан, сел рядом с Гаром и тоже поднял взгляд на экран. Планета уже превратилась из шара в маленький сверкающий диск.

— Непривычно думать о том, что это уже позади.

— Для нас позади, — поправил его Гар. — Для Колла и Кьяры все еще только начинается.

— Как думаешь, мы заглянем как-нибудь проведать их?

— Не думаю, — с сожалением признался Гар. — Галактика велика — даже слишком велика. Но мне кажется, Волшебник может время от времени наведываться сюда.

— Почему бы и нет? — Дирк отхлебнул из стакана и снова посмотрел на экран. — Тебе не кажется, что он так и не догадался, что этим Волшебником был ты?

— Только если он заподозрит, что я умею читать мысли, — ответил Гар. — Но поскольку он вряд ли даже слышал слово «телепатия», я сомневаюсь, что он заподозрит что-то в этом роде.

— И поскольку слово «телекинез» ему тоже неизвестно, он никогда не догадается, что в той истории с окном темницы дело было не только в выветрившемся растворе...

— Конечно, не в нем, — кивнул Гар. — Его всего десять лет как вмуровали, и раствор там был крепок как черт-те что!

— ...или почему полудюжине людей удалось так легко стронуть с места их чертову телегу, или откуда ты знал, где противник нанесет следующий удар, или...

— Ради бога, хватит перечислять, — взмолился Гар. — Не забывай, разве не ты говорил, что я дурак, если не использую имеющиеся у меня преимущества?

— И повторю тебе еще раз, если тебя вдруг угрызения совести начнут мучить. — Дирк снова «замолчал, потягивая питье из стакана, глядя на экран и наслаждаясь отпускающим его напряжением. Мальтруа все уменьшалась в размерах, пока не заняла примерно треть экрана. После этого размер планеты не менялся.

— Вышли на орбиту, — доложил Геркаймер.

— Ну. — Дирк повертел стакан в руке, потом поднял взгляд на Гара. — Какой мир будем спасать следующим?

48
{"b":"25800","o":1}