ЛитМир - Электронная Библиотека

— А, значит, ты предлагаешь обзавестись наемниками! Я так и знал, что ты станешь убеждать нас в том, чтобы мы истратили побольше денег и набрали побольше таких же, как ты!

— Это было бы мудро, — согласился Гар. — Но было бы куда мудрее поискать союзников. Насколько я знаю, на Талипоне с десяток торговых городов, а не только одна Пироджия.

Несколько минут в зале царила гробовая тишина. Мысль, высказанная Гаром, была настолько неожиданна, что купцы не в силах были сразу уяснить ее. А потом ему ответил председатель.

Глава 6

Ольдо размеренно проговорил:

— Да есть и другие города, но только в Пироджии городом правят купцы не только на словах, но и на деле. В других городах правят дожи или князья, хотя истинной властью обладают купцы. Но они не осмелятся и пальцем пошевелить без согласия господ. Но чтобы объединиться с теми, с кем мы соперничаем во имя собственного процветания? Немыслимо!

— А что будет, когда война закончится? — подхватил Грепотти. — Как мы поделим трофеи? Кроме того, против городов-государств ополчатся прочие города, управляемые только царственными особами, и победить можно будет, только покорив их!

— Да не сумеем мы победить! — воскликнул Пьетро Сан Дузе. — Десяток торговых городов против пятидесяти, управляемых аристократами? Это невозможно!

— Но даже если бы это стало возможно, — подхватил Да Сильва, — потом этому не будет конца. Имея такое войско, такой флот, ни один из городов не согласится их распустить из страха перед, тем, что на него обрушатся войска и флот других городов! Нам придется использовать это объединенное войско для того, чтобы завоевывать все больше и больше земель, и опустошение наших кошельков никогда не прекратится! Нет, даже я не одобрил бы такого союза!

Гар стоял, как статуя, лицо его было подобно камню.

— Но это единственная возможность для вас сохранить свободу и независимость.

Ольдо покачал головой.

— Мы найдем другой путь. Должен быть другой путь! Вооружиться — это еще куда ни шло, но заключить военный союз? Нет! — Он обвел взглядом советников, впавших в полное смятение от одной только мысли об объединении с соперниками по торговым делам. — Мы должны обдумать все, что услышали, собратья мои, купцы, и снова собраться для разговора, когда разум наш будет более ясен. — Он ударил в гонг и возвестил: — Мы соберемся завтра в это же время! Заседание окончено. Всем доброго вечера!

На следующий день советники собрались вновь, но Джанни и Гара не пригласили, поскольку их рассказы уже были выслушаны, и Гар успел сказать гораздо более того, чем желал бы Совет. Браккалезе-старший заседание посетил, но домой вернулся недовольный. Качая головой, он сказал:

— Три часа спорили, а так ничего и не решили!

— Что, даже не отказались от моей идеи поиска союзников? — спросил Гар.

— О нет, тут они были целиком и полностью согласны! Ольдо начал заседание, сказав: «Думаю, мы можем сразу бесповоротно отбросить мысль об объединении с нашими соперниками. Верно?» И все закричали: «Верно!» А Грепотти добавил: «Особенно — с Веногой!» И больше об этом никто ни слова не сказал.

Гар вздохнул, покачал головой:

— Быть может, для вашего ремесла это и неплохо, но это никуда не годная стратегия.

— Так что же нам делать? — в отчаянии спросил Джанни.

— А что мы можем поделать? — развел руками Паоло. — Главное, как всегда — дело, торговля. Что же еще? Но если уж тому суждено быть, то хотя бы надо покупателей и продавцов товаров избирать как можно более осторожно! Ты, Джанни, снова поведешь караван, но на сей раз отправишься на север, в Наворрику, через горы. Разбойники там только местные, а войско туда никакое не сунется — края слишком суровые.

Гар, естественно, тоже отправился с караваном. Браккалезе-старший и думать не мог о том, чтобы отправить сына в путь без охраны, когда под рукой был профессиональный воин, да еще такой, который отказался взять плату за свою прежнюю работу, поскольку не уберег караван. «Хорошо еще, — подумал Джанни, — что Гар и вину за то, что Стилеты спалили склад старика Лудовико, на себя не берет!»

Джанни волновался перед отъездом и радовался возможности оправдаться за предыдущую неудачную поездку. Он поражался тому, что отец ему доверяет при том, что он не сберег посланных под его началом в Аччеру товаров. Он твердо решил не обмануть доверия отца, и волновался ужасно. Когда ночью в день отъезда Джанни очнулся, у него было такое ощущение, словно он и не спал вовсе. На самом деле он, конечно, крепко спал.

Джанни, — позвала его она еще до того, как он ее увидел, а потом он как бы обернулся... Вот она! Красавица томно танцевала во мраке. Длинная вуаль скрывала ее лицо и лишь чуть-чуть приоткрывала дивные формы. Она была воплощением желания, красоты, грации — всем, чего только жаждет мужчина.

Джанни, — сказала она. — Ведь я предупредила тебя о Стилетах. Почему ты меня не послушал?

Я послушал тебя, прекрасная дева! — с тоской ответил Джанни. — Но Совет не пожелал послушать меня,

И отец твой не пожелал послушать, если снова отправил тебя в дорогу! Тебе опасно идти не только на запад, но и на север, и на юг! Я бы не посоветовала тебе и на юг ходить. Но там только море!

Джанни был напуган не на шутку.

Но почему мне грозят опасности, куда бы я ни пошел?

Потому что благородные властители объединяются повсюду — точно так, как великан посоветовал объединиться вам, купцам! Они заключают союзы и приглашают наемные войска, дабы отомстить непокорным простолюдинам вроде вас, которые дерзнули сравниться со своими былыми повелителями в том, что выстроили свой собственный город, да еще и сами им правят! О, только не ошибись, Джанни: великан был прав, прав во всем! Но если уж вам не удалось убедить советников объединиться с другими торговыми городами, хотя бы сами не обрекайте себя на гибель! — Ее фигура дрогнула, заколебалась. Она отвернулась, стала исчезать, таять. — Не уходи Джанни... не уходи...

— Не уходи! — прокричал и он сам, бессознательно повторив ее слова. — Не уходи! Побудь еще немного, ибо я жажду узнать тебя поближе. Останься, прекрасная дева, останься!

Но она исчезала, продолжая повторять:

Не уходи... не уходи... не уходи...

А потом вспыхнул свет, и Джанни рывком сел и обнаружил, что уже рассвело. Он закрыл глаза, крепко сжал веки и отвернулся от окна, однако не смог прогнать дурного предчувствия, навеянного сном.

И все же это был всего лишь сон. Плотно позавтракав и побрившись, надев свежее платье, Джанни сумел избавиться от воспоминаний о страшном сне и твердо решил довести до места торговый караван и исполнить наказ отца.

Но сначала они провожали Медаллию. Она не пожелала дольше гостить в Пироджии. Конюший вывел ее кибитку к воротам, она обернулась и сказала всему семейству Браккалезе:

— Благодарю вас за гостеприимство. Нечасто встретишь таких добрых людей.

— Так оставалась бы у нас, бедная овечка! — Мамаша Браккалезе обняла ее и поцеловала в щеку. — Но раз уж решила ехать, то хотя бы навещай нас почаще!

Джанни был обеспокоен. Как можно было не волноваться за девушку, которая странствовала одна-одинешенька по таким опасным дорогам? Ему так хотелось поцеловать Медаллию на прощание, но он только сказал: «Прощай», сжал ее руки и заглянул в глаза. Что-то в ее взгляде говорило Джанни: «Не прикасайся ко мне», хотя она улыбнулась ему. А в следующий миг она уже взбиралась на облучок. Тряхнула вожжами, прищелкнула языком. Ослики послушно зашагали, и кибитка выехала за ворота. Вся семья махала ей вслед.

Три дня спустя Паоло Браккалезе проводил в дальний путь Джанни и Гара. На сей раз в караване было пятеро возниц и десять мулов. Джанни волновался и нервничал — ведь на сей раз с ним не было старика Антонио, но присутствие могучего великана Гара действовало на него успокаивающе, тем более что Гар захватил с собой новые меч и кинжал, да еще и арбалет, и еще с десяток разных видов оружия. Он заверил Джанни в том, что оружие у него при себе, но показывать не стал.

18
{"b":"25801","o":1}