ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем герцог сделал знак Корту, и тот выступил вперед с двумя куилихенскими лучниками. Те подняли кресло Властелина и поставили его рядом с возвышением, но ниже герцога, и лицом к остальным милезийцам. Властелин Лутра на мгновение пришел в замешательство, но затем, исполненный гордости за самого себя, поднялся с места — не каждый день случается быть обласканным самим Подземным Народцем!..

Другие Властелины позеленели от зависти, однако были вынуждены сидеть и не роптать.

Герцог внимательно следил за происходящим, и по его реакции остальные Властелины поняли, что хозяин Лутра повел себя правильно.

Властелин Лутра опустился в кресло и горделиво поднял голову.

— Привести обвиняемого, — распорядился он.

Толкачи вытолкнули проштрафившегося Торги на площадку перед Властелином. Несчастному стюарду ничего не оставалось, как рухнуть на колени.

— Ты обвиняешься в измене и воровстве у собственного хозяина! — торжественным тоном произнес Властелин Лутра и обвел присутствующих взглядом. — Есть ли кто-нибудь, способный представить доказательства его вины?

Гар выступил вперед.

— Я тот охранник, что поймал его на нечестном переводе.

— Да, я узнаю тебя, — произнес Властелин Лутра, и лицо его приняло суровое выражение. — Расскажи нам, как это случилось.

И Гар начал свой рассказ, не упуская ни малейших подробностей, перечислив всех остальных свидетелей. После этого последовал небольшой парад: сначала вышел Ральк, потом — Громила, а затем — капитан Роты Ястребов, каждый со своим рассказом.

Когда все дали показания, Властелин потемнел в лице и повернулся к Торги.

— Что ты скажешь в свое оправдание?

Торги было что сказать — он явно заранее придумал целую кучу оправданий и отговорок, которые, вполне возможно, в другое время и показались бы Властелину убедительными, но сегодня для толмача день не задался.

Его лепет еще пуще разгневал Властелина.

— Довольно, — оборвал он лжеца, и тот умолк, чему способствовала и мощная зуботычина, которой наградил его громила.

Властелин Лутра обвел собрание испытующим взглядом.

— Вы слышали свидетельства всех, слышали, что обвиняемый сказал в свое оправдание. Каков ваш вердикт?

— Виновен! — раздался дружный хор голосов, после чего было определено: Торги виновен в предательстве и подстрекательстве к войне, и его следует повесить, четвертовать, колесовать и расстрелять одновременно.

Властелин Лутра хищно улыбнулся и приготовился огласить окончательный приговор.

Но тут опять вмешался герцог.

— Ваш приговор взвешен, обоснован и справедлив, но этот мошенник столь сильно запятнал себя, что я прошу отдать его нам.

И вновь раздались возмущенные голоса. Властелин Лутра открыл было рот, чтобы возразить, но герцог жестом призвал всех к спокойствию. На сей раз присутствующие умолкли не сразу, но герцог позволил им выговориться. В конце концов все поняли, что начальник Подземного Народца взывает к тишине, и угомонились.

Как только воцарилась тишина, герцог произнес:

— Обещаю, что вероломный стюард понесет достойное наказание, причем такое, какое он может получить только от руки Подземного Народца.

Присутствующие — и Властелины, и Громилы, и капитаны — тотчас вспомнили страшные истории из своего детства и задрожали от леденящего душу ужаса. Все понимали, что под землей Торги ждет наказание куда более страшное, чем любой из них мог себе представить.

— Уведите его, — приказал герцог, и два подземных великана выступили вперед, словно только и дожидались этого момента.

У присутствующих вырвался вздох облегчения, все разом заговорили. Герцог какое-то время продолжал сидеть, откинувшись в кресле, а затем неожиданно прогремел:

— Ма-алчать!..

И хор голосов тотчас смолк.

— Мне бы не хотелось, чтобы нас опять беспокоили по пустякам, — заговорил герцог сурово. — Вам, милезийцы, давно пора навести порядок в собственном доме.

Толпа в страхе затрепетала.

— Но мне показалось, что вы не умеете самостоятельно решать свои проблемы, — вещал герцог со своего возвышения, — и нам придется вас этому учить! Вот почему все присутствующие здесь Властелины, Громилы, капитаны и сквайры, а также и остальные, проживающие в радиусе сотни миль от моего Полого Холма, должны будут собраться на равнине на сорок четвертый день после летнего солнцестояния! Там мы обсудим с вами все, что вас заботит, выслушаем спорящих, будь то капитан, сквайр или Властелин, и уладим ваши проблемы!

У толпы вырвался изумленный возглас. Властелины промолчали, глядя на герцога недобрым взглядом, но не осмелились вслух выразить несогласие. Лишь только Магда улыбалась счастливой улыбкой.

— Не принимайте это как оскорбление, — продолжал герцог. — Главы других Холмов проведут точно такие собрания; Посланники Подземного Народца объедут владения всех до последнего Властелинов, известят всех капитанов, всех сквайров, призовут всех до единого явиться на собрание. И горе тому, кто откажется прийти! Молнии испепелят гордеца вместе с его замком или городом, и никакие стены не спасут от смертоносного огня! А затем туда нагрянут армии лояльных нам наемников и подвергнут оставшееся разграблению. Мы же, Подземный Народец, будем равнодушно взирать на это бедствие!

Не успели Властелины как-то отреагировать на подобное заявление, как герцог продолжал:

— А теперь ступайте! Снимайтесь с места и идите прочь из долины! И даже не думайте ослушаться того, что вам велено. Ибо Подземный Народец будет пристально следить за каждым вашим шагом. И да сразит молния того, кто посмеет восстать против нашего слова! Возвращайтесь в свои города и передайте Властелинам, чтобы те отправили посланников в другие замки, в другие города, чтобы слово наше облетело всю землю!

Пусть все услышат, что Подземный Народец не потерпит самоуправства и ослушания! Мы не допустим новых распрей!..

Сказав это, герцог поднялся и зашагал прочь. Свита последовала за ним, волоча за собой несчастного Торги. Толпа же застыла в немом изумлении, расступаясь перед подземными великанами, пока те шли к шатру герцога на слоне холма.

Вскоре он скрылся из виду, и только тогда равнина взорвалась возбужденными голосами.

Корт помог Дирку подняться и предложил ему руку, чтобы тот мог на нее опереться.

— Но почему через полтора месяца после летнего солнцестояния?

Ему ответила Магда, которая вся прямо-таки лучилась счастьем.

— За это время он успеет оповестить о том, что произошло сегодня, все остальные Холмы.

— Летнее солнцестояние — это их главный праздник. В эту ночь обитатели Полых Холмов выезжают друг к другу в гости, — пояснил Гар. — Чем не возможность отправить в другие Холмы посыльных? Весть быстро распространится в самые дальние уголки. И тогда подземные жители возьмутся за наведение порядка — будут судить, рассматривать жалобы, улаживать всякие споры и тяжбы...

— Но что им обсуждать с Властелинами и Громилами? — нахмурилась Магда.

— Ну, без работы великаны не останутся, ваши Властелины всегда найдут, из-за чего им разругаться, — сказал Гар. — Но я закинул идейку и мастеру Ральку. Он возвращается в Лутр, чтобы растолковать властелинам, сколько денег те смогут сэкономить, если перестанут враждовать друг с другом, и как они смогут преумножить свои богатства, если люди не будут бесцельно погибать на поле брани, а станут трудиться — растить хлеб, заниматься ремеслами.

Тогда, глядишь, на месте братских могил, где гниют косточки неизвестно за что погибших солдат, появятся нивы и пастбища. Ральк попытается доказать Властелинам, что те только выиграют, если вместо того, чтобы душить купцов непомерными налогами и пошлинами, будут им покровительствовать. Тем более что Властелины — это негласные партнеры своих купцов, и значит, тоже заинтересованы в их процветании.

Корт уставился на Гара в немом изумлении, но постепенно на его губах заиграла улыбка.

Магда же призадумалась.

— Но если каждый Властелин будет заинтересован в доходах своих купцов, ему не будет никакого смысла воевать с соседями. Кто же станет действовать в ущерб себе самому?

57
{"b":"25803","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хочу быть с тобой
Город. Сборник рассказов и повестей
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху
Безумнее всяких фанфиков
Охотник за тенью
Отель
Будда слушает
Рой
Семья в огне