ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не надо нас пугаться, моя милая, — произнес гигант на удивление нежным голосом. — Мы тебя не обидим.

Мы?..

Алеа обернулась и увидела с полдюжины других великанов, причем один или два были еще выше ростом, чем первый. Лишь седые пряди указывали на то, что стоявший перед нею — самый старший среди незнакомцев, больше всех повидавший на своем веку. Поэтому-то он и говорил от их имени.

Алеа не сдвинулась с места, только расправила плечи и гордо вздернула подбородок. Пусть не думают, будто она их боится.

Если бы женщины Мидгарда воевали наравне с мужчинами, она наверняка бы уже и раньше повидала вблизи этих исполинов. Но местные жительницы если и участвовали в битвах, то только как сестры милосердия, и наблюдали за сражениями с расстояния в полмили.

— Давай лучше я поговорю с ней, Горкин, — раздался голос, на сей раз не такой низкий, и рядом с главным великаном встал другой, поменьше ростом.

Из-под железного шлема у него выбивались длинные пряди, а к груди были пришиты выпуклые пластины. Алеа в ужасе поняла, что перед ней женщина!.. Какое бесчестье, подумала она про себя, эти здоровяки заставляют воевать даже женщин!

Но в следующее мгновение возмущение уступило место зависти — великанши могли, как и мужчины, снискать себе славу на поле брани. Их с детства научили без страха смотреть врагу в лицо! И что важнее, эти женщины могли постоять за себя!

Алеа же оставалось только сожалеть, что ничему подобному ее не учили — как не чувствовать себя столь беспомощной перед лицом враждебного мира!

— Хорошо, можешь поговорить с ней, Мораг, — согласился Горкин, и великанша добродушно улыбнулась женщине с высоты своего роста.

— Каким ветром тебя занесло в эту пустошь, милая? — спросила она, а затем посмотрела на Рокира с Йораком. — И этих сопляков, кстати, тоже?..

Алеа оглянулась и увидела, что мальчишки стоят, прижавшись друг к другу. Да, ростом их боги не обидели, но до настоящих великанов парням далеко: не та стать, не та мощь.

Алеа легко представила себе, каких баек они наслушались в детстве — о том, как великаны с хрустом обгладывают косточки младенцев. Каких только леденящих душу историй не поведали им возвратившиеся из сражений воины! О том, какие жуткие чудовища эти Етуны!..

— Успокойтесь, ребята. Сейчас не война. Мы вас не обидим, — мягко произнесла великанша. — Теперь вы в некотором смысле наши дети.

До юношей дошел смысл ее слов, и они в ужасе переглянулись.

— Могу поспорить, что им о нас наговорили всяких небылиц!

— Еще каких небылиц! — воскликнула Алеа.

Великаны с одобрением посмотрели в ее сторону, а затем Мораг вновь обратилась к Рокиру и Йораку.

— Как я понимаю, вас вышвырнули из родительского дома? — с легкой усмешкой произнесла она.

— Нас, э-э-э, .. — пролепетал Йорак.

— Что за зверство — изгонять собственных детей!

Голос Мораг зазвенел негодованием. Юноши испуганно поежились, и великанша немного остыла.

А вот Горкин и другие никак не могли успокоиться.

— Мы в числе прочих отрядов прочесываем пустошь в поисках жителей Мидгарда — как шаек разбойников, так и беглых, вроде вас. — С этими словами Мораг посмотрела в сторону Алеа. — Тех, кто высок, мы берем к себе — если видим, что новички еще могут подтянуться до нашего роста.

— Но мы еще не... — начал было Рокир и осекся на полуслове.

— Ошибаетесь, — перебила его Мораг с теплотой в голосе. — Сколько вам лет? Тринадцать? Четырнадцать? Вам еще расти и расти, мои милые. Сами потом увидите, в каких великанов превратитесь. Обещаю, по сравнению с вашими родителями мы окажемся куда добросердечнее!

С этими словами Мораг протянула навстречу мальчишкам руки.

— Идите к нам, и вы снова обретете дом и родных!

Юноши топтались на месте, не зная, что им делать.

Алеа поняла, что кто-то должен их подбодрить.

— Как вам, однако, повезло, — произнесла она с завистью в голосе. — Настоящий дом и родные люди... Вы еще успеете привыкнуть к новой жизни. Эх, почему мне в свое время не повезло так, как вам! Знали бы вы, как я вам завидую!..

Уловка сработала: юноши получили то, чего им так недоставало — одобрение со стороны такой же, как и они.

С опаской озираясь по сторонам, мальчишки медленно двинулись вперед, навстречу распростертым объятиям Мораг, и уже в следующее мгновение по-детски прижались к ее груди.

— Ну, вот и все. Все ваши невзгоды позади... Обещаю, что вы всегда найдете у нас опору и поддержку, до конца отпущенных вам дней!

Мораг продолжала что-то ласково приговаривать, поглаживая юношей по головам, и постепенно те расслабились.

Алеа услышала, как кто-то из мальчишек всхлипнул. Она, как никто другой, понимала, что вместе со слезами из их душ уходит ожесточенность и обида на весь мир...

Молодая женщина посмотрела на Горкина в ожидании того, что он скажет дальше.

— Я правильно угадала? Меня это не касается?..

Горкин печально покачал головой.

— Боюсь, моя милая, ты сама знаешь мой ответ. Тебе сколько лет? Двадцать пять? Тридцать?

— Двадцать восемь, — выдавила из себя Алеа.

— Так я и думал, — грустно продолжал Горкин. — Ты уже выросла, насколько могла. И теперь тебе ни за что не набрать такого роста, чтобы быть принятой за женщину Етунов. Увы, для нас ты навсегда останешься женщиной из Мидгарда.

— Но ведь жители Мидгарда отдали меня в рабство! И все потому, что я слишком высокая! — в отчаянии воскликнула Алеа. — Они били меня за малейший промах... да что там били, издевались, истязали! Да еще как! Я пыталась покориться судьбе, я всеми силами пыталась сдержать обиду и гнев, но у меня ничего не получалось. И за это меня били еще сильнее. Как я ни пыталась смириться с выпавшей мне участью, в душе моей постоянно кипела ярость на Норн за эту несправедливость. Я решила бежать... и бежала. Готова поклясться, они отправились за мной в погоню вместе со своими псами и плетками.

Уверена, мучители не оставили надежды поймать меня. Неужели я не найду у вас поддержки?..

Лицо Мораг было исполнено сочувствием, но великанша лишь назидательно произнесла, обращаясь к юношам:

— Никогда в жизни не смейте так же дурно обращаться с женщиной! Великанша, или карлица, или женщина Мидгарда — кем бы она ни была, женщина не должна опасаться посягательств со стороны мужчины. Если нарушите эту заповедь, я навсегда отвернусь от вас!

Оба юноши подняли на нее удивленные взгляды и замотали головами. Правда, Йорак успел смущенно покоситься в сторону Алеа.

У девушки же все внутри кипело от обиды. Она едва сдержала себя, чтобы не рассказать о том, что эти юнцы только что пытались с ней сделать. Да, но кто ей поверит? Мальчишки наверняка начнут отнекиваться... да и вообще, как можно отнимать их от любящей материнской груди, к которой они едва Успели преклонить голову. Разве она сама не мечтала об этом?..

Но Горкину Алеа лишь коротко бросила:

— Ты не прав.

— Это не твоя судьба, — возразил тот, — и не судьба тебя ищет, а ты ее. Ты должна прочитать, что написано у тебя на роду. И если там говорится, что ты рождена не для того, чтобы провести свой век в рабстве — что ж, значит, Норны задумали для тебя что-то другое. Ты правильно поступила, что сбежала.

Но и мы — не твоя судьба. Ты должна искать ее, пока не найдешь.

— Но что, если мои преследователи найдут меня прежде, чем я найду свою судьбу?

— Попробуй бежать еще раз, а если понадобится, то еще и еще, покуда у тебя хватит сил, — отвечал Горкин. — Главное — не сдаваться, не отступать от намеченной цели.

— Но что мне делать? — со слезами воскликнула Алеа. — Настоящие люди отдали меня в рабство, превратили в шлюху... И сейчас вы тоже отказываетесь меня принять! Куда же мне деться?

— Мы тоже настоящие люди, — тихо произнес Горкин и улыбнулся, увидев ужас в глазах девушки. — Ты никак не ожидала услышать подобное? Но разве найдется хотя бы один великан, чьи дед, или бабка, или более далекие предки не были обыкновенными жителями Мидгарда? А разве их дети или внуки не настоящие люди?.. У нас, как и у твоего племени, есть свои радости и печали, свои заботы и праздники, свои причины любить и ненавидеть. Мы даже молимся тем же самым богам, что и жители Мидгарда: как и они, мы пытаемся сделать так, чтобы в отношениях между людьми царил закон. Так что можешь не сомневаться, мы такие же люди!

12
{"b":"25804","o":1}