ЛитМир - Электронная Библиотека

— И здесь, и там... то же самое!

— Что именно? — поинтересовался компьютер.

Его оскорбленный тон был скорее всего плодом Магнусова воображения: Геркаймер не способен испытывать эмоции: машина — она и есть машина, железяка, что с нее взять.

— Это некая разновидность рабства, — отозвался Магнус. — На каждом снимке, изображающем работающих людей, тяжелую работу делают самые большие и самые маленькие.

— Вполне естественно, что те, кто сильнее, выполняют более тяжелую работу, — заметил компьютер.

— Она не всегда тяжелая, — принялся перебирать фотографии Магнус. — Люди валят лес, добывают воду, чистят свинарники и все такое прочее. Женщины среднего роста кормят цыплят, подметают ступеньки крыльца, возятся с садовыми деревьями. Мужчины тех же средних размеров также мастерят бочки, перевозят грузы на повозках, изготавливают в кузницах разную металлическую утварь — то есть занимаются обычными ремеслами. А вот большие и маленькие занимаются только неквалифицированным, примитивным трудом. В то же время немалое количество мужчин среднего роста с дубинками в руках надзирают над тем, как они работают.

Компьютер какое-то время хранил молчание, затем произнес:

— Я сопоставил все сделанные нами фотографии, включая крупные планы тех снимков, которые мы еще не успели подробно изучить. Твой анализ верен.

— Значит, это все-таки разновидность рабства? Или кастовая система? — Магнус покачал головой. — Нам нужна дополнительная информация.

* * *

Что ж, теперь у него информации навалом, да и сомнений в том, что это самое настоящее рабство, не осталось никаких.

Какой же он все-таки глупец! Оставить уютный, безопасный космический корабль просто из-за мысли о том, что обитатели этой планеты подвергаются угнетению!..

Последовал еще укол остроконечной палки, сопровождаемый злобным рыком негодяя-надсмотрщика.

— Вставай, урод! Или я изобью тебя до полусмерти! Поднимайся!

Магнуса едва не захлестнула волна гнева. Да, этих людей точно угнетают, и его, Магнуса, неприятное положение — явное тому подтверждение. Однако он подавил в себе закипающую ярость и поднялся на ноги.

Исключительно по великому невезению и собственной глупости он оказался в ситуации, идеально подходящей для того, чтобы хорошо понять страдания этих людей и понаблюдать за жизнью общества изнутри... Он мог бы играть роль покорного, безропотного раба до тех пор, пока не получит четкое представление о том, что происходит на планете. А затем бежать из рабства — в этом у Магнуса не имелось никаких сомнений.

Человеку, наделенному телепатическими способностями, ничего не стоит погрузить стражников в состояние сна.

Хотя он бы мог прямо сейчас заставить этого изверга-надсмотрщика прекратить побои.

Тут Магнус с удивлением заметил, что и сам одет, подобно другим рабам, в поношенную серую рубаху и совершенно затертые штаны.

— Что вы сделали с моей одеждой?!

— Отдал тому, кто более достоин носить ее, — прорычал надсмотрщик. — Жена подрежет ему твою одежонку по росту, так что не бойся, не пропадут твои наряды! Недовеликанам незачем носить такую красоту.

Красоту?.. И плащ, и рубаха были сделаны из плотной грубой шерсти — хорошая добротная одежда, пригодная лишь для повседневной носки, для путешествий. Однако сапоги, намеренно разношенные до такой степени, чтобы не бросаться в глаза своей новизной, были прочными и не пропускали влаги.

Теперь же на ногах Магнуса красовались сандалии, вернее то, что осталось от них, — жалкое подобие обуви.

— Я — Кавса, надсмотрщик стюарда Вульфсона, — прорычал коротышка. — Тебе, увалень, еще представится хорошая возможность надолго запомнить мое имя и мою верную помощницу-дубинку! А теперь давай пошевеливайся, а не то пожалеешь, что ты еще жив!

Магнуса так и подмывало обдать злодея волной боли такой же силы, какую он испытал только что сам. Однако он был не вполне уверен в том, что его телепатические возможности смогут проявиться ранее, чем исчезнут последние признаки сотрясения мозга.

Он отвернулся и заковылял в сторону поля, по-прежнему испытывая тошноту и головокружение. В следующую секунду Магнус получил болезненный удар палкой под колени и с криком упал на землю.

— Что нужно отвечать, когда к тебе обращается надсмотрщик? Ну-ка, ублюдок, отвечай! — рявкнул Кавса.

— Моя мать не учила меня говорить что-либо подобное, — простонал Магнус.

В следующую секунду на его ягодицы обрушился новый удар.

Магнус с трудом удержался от того, чтобы не заорать от боли.

— Повторяй за мной: «Слушаюсь, господин!» — взревел Кавса. — Кончай умничать, падаль! И не важно, что я говорю — ты всегда должен говорить: «Слушаюсь, господин!» Теперь ты понял?!

— Вроде, — откликнулся Магнус.

Последовал еще один удар по ягодицам.

— Что-о-о?!

Магнус приготовился к самому худшему и напомнил себе о том, что ему необходимо получше разобраться в этом жестоком, безжалостном мире, лучше узнать обитателей этой планеты, понять, почему здесь люди так сурово угнетают своих собратьев и по какому принципу здешних жителей делят на свободных и на рабов.

— Слушаюсь, господин!

Магнус с трудом выдавил из себя эти два слова.

— То-то! Уже лучше! Давай двигай в поле и принимайся за прополку!

Магнус еще раз попытался подняться на ноги, однако тело все еще не полностью повиновалось ему.

— А-а-а, не можешь подняться? — пропел надсмотрщик. — Тогда давай ползи! Это напомнит тебе еще раз о том, что ты настоящий червяк!

Магнус тут же внушил себе, что рабам необходимо сострадание, которое способно возникнуть лишь из коллективного страдания, и пополз в сторону поля. Остальные рабы искоса посмотрели на него, затем быстро отвели взгляды в сторону.

— Ну, теперь ты настолько близко припал к земле, что тебе, пожалуй, не нужна и мотыга! — насмешливо произнес Кавса. — Копай землю руками!

Под злым взглядом надсмотрщика Магнус вырвал из земли несколько пригоршней сорной травы, затем неуклюже побрел вдоль межи, часто при этом оглядываясь.

Низенький человечек на соседней борозде произнес уголком рта, стараясь при этом не смотреть на Магнуса:

— Чего это тебя угораздило разгуливать по дороге в ясный день в одежде вольного человека, а?

— Я не здешний, я из далеких краев, — ответил ему Магнус. — Очень и очень далеких. Я не знал, что так нельзя.

— Откуда ты, говоришь? Из Северной Страны? — Человек удивленно поднял глаза вверх, затем вспомнил о том, что надсмотрщик находится совсем рядом, и снова обратил взгляд себе под ноги. — Тогда твои родители, должно быть, были рабами, которым посчастливилось бежать. Они должны были рассказать тебе о том, как здесь живут. Я думал, что все знают, каковы порядки в Мидгарде!

— А я родом из еще более далеких краев, — сообщил своему новому знакомому Магнус, хорошо запомнив только что произнесенное название незнакомой страны.

Мидгард?

Что-то такое из глубокой истории, и вроде действительно связано с викингами в рогатых шлемах?..

Незнакомец снова посмотрел на Магнуса, и опять недолго — не более секунды. Затем, продолжая разглядывать наконечник своей мотыги, пробормотал:

— Я не знал, что есть люди из таких далеких стран.

— Я самый настоящий человек из такой далекой страны, — заверил его Магнус. — Я просто не знал, куда попал.

Последние слова, по мнению Магнуса, были самой что ни на есть святой истинной правдой. По меньшей мере он ведь сам ожидал увидеть карликов. Он уже видел их на снимках, сделанных с планетарной орбиты после того, как они с Геркаймером исследовали восточную границу Мидгарда.

* * *

— Давай сравним западную и восточную границы! — предложил Магнус.

— Начинаю ускорение! — сообщил компьютер, однако искусственная гравитация на космическом корабле была смоделирована настолько превосходно, что Магнус совершенно не почувствовал увеличения скорости. — Будем попутно исследовать и северную границу?

3
{"b":"25804","o":1}