ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я разговаривала с их женщинами. — Алеа умолкла на мгновение, затем, нахмурившись, продолжила:

— Я едва не сказала «с их женами», но не думаю, чтобы они являлись таковыми.

— Юридически — нет, фактически большинство из них — да.

— Мужчины относятся к ним, как к прислуге или шлюхам!

— Именно в это мужчины и хотят верить, — согласился Гар. — Но скоро женщины станут для них чем-то большим, гораздо большим, я уверен.

Он выглянул наружу.

— Я совершенно потерял ориентацию в темноте. В какой стороне восток?..

* * *

Они провели в пути еще около шести недель, но затем дорогу им неожиданно преградили свиньи.

Хитрые твари выждали, пока путники не окажутся прямо посередине большого луга, вдали от деревьев, на которые можно было бы забраться. И тогда коварные бестии выскочили из травы и, ведомые матерыми кабанами, с визгом устремились на путешественников со всех сторон. Свиньи хорошо освоились в дикой природе, отрастив клыки и длинную щетину.

Алеа тотчас же инстинктивно заняла уже опробованную оборонительную позицию — спина спиной с Гаром, с посохом на изготовку. Гар едва успел дать ей указание:

— Не позволяй им приближаться! Пугай их, если сможешь!

Хороший совет, — сердито подумала Алеа, — но как, скажите на милость, я их напугаю?

Взяв палку за один конец, она отчаянно замахала ею... и тут до нее дошло, что имел в виду Гар. Свиньи хорошо соображали.

Завидев нацеленный на них посох, они отпрыгивали в сторону, а потом, увернувшись от него, снова бросались в атаку.

Алеа решила сменить тактику обороны и использовала «восьмерку» — особый прием вращения посохом, который показывал ей Гар. Уловка сработала, и свиньи испуганно отпрянули, а когда они снова пошли в наступление, Алеа весьма удачно угодила комлем посоха одному из кабанов в голову.

Животное рухнуло на землю, а трое других мгновенно набросились на него, визжа и отпихивая друг друга в стремлении сожрать своего собрата.

И тут подкравшийся с другой стороны крупный вепрь бросился на девушку и, мотнув головой, прорвал ей клыком юбку.

Ощутив боль в ноге, Алеа вскрикнула от страха и ярости. В следующее мгновение она точным и сильным ударом проломила вепрю череп. Тот в агонии свалился на землю и задергал ногами. Алеа вновь обратила свое внимание налево и опять применила «восьмерку». Старая и, видимо, самая опытная в стаде свинья громко прохрюкала, будто отдавая приказ остальным, и те, повиновавшись ей, отбежали на безопасное расстояние, но не очень далеко. Алеа вдруг осознала, что они ждут, пока она выбьется из сил.

И ведь проклятые твари правы! Алеа не смогла бы использовать «восьмерку» слишком долго. Впрочем, она уже начинала ощущать усталость и, как только скорость вращения посоха несколько уменьшилась, два кабана — один слева, другой справа — бросились на нее.

Алеа завертела палкой так быстро, что с трудом можно было разглядеть ее очертания. Посох сильно стукнулся о правого кабана и отскочил от него с резким дребезжащим звуком; Алеа воспользовалась энергией рикошета, чтобы ударить по рылу другого кабана. Оба, завизжав, отступили и остановились поодаль, укоризненно глядя на женщину, будто обвиняя ее в нарушении правил.

Что, собственно, и входило в ее намерения. Она была готова нарушить любые правила, особенно после того, как увидела, что эти твари сотворили со своим павшим собратом. Алеа снова замедлила скорость вращения посоха, и две свиньи двинулись к ней, но остановились, не решаясь атаковать. Алеа еще больше замедлила вращение, однако свиньи только свирепо смотрели на нее, выжидая.

Позади девушка слышала почти непрерывный треск ломающихся костей, сопровождаемый истошным визгом — ага, это Гар в полной мере использует каннибальские инстинкты животных. Алеа была рада, что не может видеть происходящего у нее за спиной.

Свиньи не предпринимали новой атаки — видимо, они были действительно напуганы. В душе девушки затеплилась надежда. Она все медленнее вращала посохом, ожидая дальнейшего развития событий.

И тут старая свиноматка яростно хрюкнула. С дюжину молодых кабанов выстроились в одну линию, а из стада рысью выбежал вперед громадный старый вепрь.

Сердце девушки екнуло. Она осознала, что смотрит на свою судьбу, а у судьбы этой были маленькие, свирепые, красные глазки — и не одна пара, а десятки налитых кровью, беспощадных буркал. Алеа уперлась толстым концом посоха в землю и принялась ждать, Свиньи тоже выжидали.

Старая свинья опять хрюкнула, большой вепрь гневно завизжал и ринулся в атаку, а молодые кабаны галопом понеслись мимо него, заглушая его визг. Свиньи явно вознамерились взять своих двуногих противников в полукруг.

Алеа занесла посох... и услышала, как чей-то голос крикнул:

— Выстрел, залп!..

На свиных загривках и боках вдруг выросли белые перья.

Четыре свиньи упали, но, вместо того чтобы наброситься на них в порыве животной ярости, остальные повернулись мордами к новому врагу. Стреляли с противоположной стороны луга, и Алеа изумленно смотрела туда, не веря в свою удачу.

Свиньи бросились на ее спасителей, и неверие девушки только усилилось. Охотники, пришедшие к ней на помощь, были едва ли выше самих свиней — десяток мужчин и женщин ростом в три фута или менее того, с коротенькими ногами и руками. Среди охотников было два человека ростом со среднего жителя Мидгарда, с обычными луками. Остальные карлики перезаряжали арбалеты для следующего залпа. Свиньи без труда могли добежать до них, прежде чем они успели бы выстрелить, и Алеа с отчаянным воплем бросилась вслед за стадом.

Гар предостерегающе вскрикнул и побежал за нею.

Однако карлики разом крикнули:

— Фас!..

Мгновенно трава взорвалась подскочившей в воздух стаей огромных лохматых псов, бурой масти или рыжеватых. Некоторые выпрыгнули из травы впереди карликов, некоторые с боков, а двое даже напали на свиней с тыла — они лежали, притаившись, в высокой траве, ожидая команды от хозяев.

Собаки навалились на свиней, хватая челюстями за глотки.

Свиньи развернулись, визжа от ярости и страха, неистово мотая головами, и две собаки упали в траву, истекая кровью. Но остальные быстро разделались со своими противниками.

Тем временем два охотника — те, что были повыше ростом, — непрестанно выпускали из луков стрелы, пока не уложили старую свинью и ее «супруга», здоровенного вепря. Шестеро карликов снова выстрелили из арбалетов, и еще полдюжины свиней упали поверженные. Псы, лишившись добычи, бросились на оставшихся кабанов. «Высокие» карлики продолжали стрелять из луков, и свиньи валились на землю одна за другой.

Гар опередил свою спутницу и взмахом посоха прикончил большого молодого кабана. Алеа развернулась, повторила прием Гара, и еще одна свинья свалилась замертво.

Третья хрюшка прыгнула на девушку. Алеа, вскрикнув, шагнула назад и двумя руками резко подняла посох горизонтально, преграждая путь визжащему чудовищу. Она с силой толкнула кабана посохом, животное упало. Посох Гара обрушился на его череп, и кабан, дернувшись, замер.

Остальные бойцы «свиной армии», визжа от ужаса, галопом бросились прочь. Алеа устремилась было за ними, но, оглядевшись вокруг, увидела с дюжину лежащих на лугу свиней, мертвых или оглушенных ударами; среди них она заметила трех раненых собак и одну мертвую.

Ей навстречу направился один из высоких охотников, и она, припомнив все детские страхи перед злобными чародеями-карликами, вскинула посох на изготовку. Правда, этот «карлик» был всего лишь на фут ниже ее самой.

— Позволь мне осмотреть твою руку, девушка, — обратился он к ней.

Оказалось, что это женщина.

Алеа замерла, недоверчиво глядя на нее. Чего угодно ожидала она от карликов, только не заботливого участия.

Женщина, ее возраста или немного моложе, повесила свой лук на плечо и закатала ей рукав. Нажав пальцами на руку и увидев сочащуюся кровь, она пробормотала:

— Вроде бы довольно чистая...

48
{"b":"25804","o":1}