ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да не нашлось лошадей лишних, — вступил в разговор Дирк. — Мы ведь окружили шайку разбойников, так пять лошадей потеряли в бою. — Он пожал плечами. — Погибнуть — никто не погиб, но кое-кому из наших напарников придется несколько месяцев полечиться. Словом, у нашего господина лишних лошадей не осталось, вот он нам и выдал средства, чтобы мы купили их себе при первой возможности.

— Он вам приказ дал, согласно которому вам должны дать лошадей или золото?

— Золото, — ответил Гар. — Но пока мы не нашли никого, кто бы мог нам продать лошадей, а приказывать было бы нехорошо, тем более что спешить-то нам особо нечего — нам не приказано явиться к Защитнику в точно указанный день и час.

— А-а-а, понятно, — усмехнулся бейлиф. — Вы вроде как в отпуску, да? Ну, ладно... Тут неподалеку крестьянин один живет, Лэндри звать. Он разводит лошадей для шерифов. Ферма его будет в семи милях отсюда, вон в той стороне. — И он указал на северо-восток, дальше амбара, где прятался Майлз.

— Спасибо, вы нам очень помогли, — поблагодарил Гар и учтиво склонил голову. — Чем мы можем отплатить вам за вашу доброту?

Бейлиф кисло усмехнулся.

— Разве что подскажете нам, где искать беглого, за которым мы гонимся.

— Беглого? — Дирк и Гар переглянулись, и Дирк спросил:

— А каков он собой?

— Не низкий, не высокий. Круглолицый, темноволосый.

— А-а-а, так вот почему он такой психованный был! — прищурившись, воскликнул Дирк и хлопнул Гара по плечу.

У Майлза сердце ушло в пятки. Разум его подсказывал:

«Беги, тупица!», но он как окаменел и не мог сдвинуться с места.

— Вы его видели? Где?

Бейлиф, казалось, был готов в следующее мгновение сорваться с места. Его подручные тоже приняли боевые стойки.

— Да на развилке. Он за собой здоровенную рыбину на веревке волочил. — Гар брезгливо наморщил нос. — Она, видать, еще на рассвете сдохла, рыбина эта. Он с нами досюда дотопал и сказал, что в ближайшей деревеньке нам могут продать лошадей. — И он указал на рощицу, из которой они с Дирком вышли. — Да только мы прошли с четверть мили и видим: на выпасе — ни единой лошаденки. Вот мы и вернулись, чтобы отколотить этого мерзавца за то, что он нам так нагло наврал, а его уже и след простыл.

— Не переживайте, мы его за вас отколотим, — мрачно пообещал бейлиф. — Стало быть, в какую сторону он ушел, вы не знаете?

— Нет... но нас он послал на восток, так что сам небось на запад отправился. — И Гар указал вдаль, за поля.

— Скорей всего, — кивнул бейлиф и нахмурился — в той стороне темнел густой лес. — Но как только он ухитрился скрыть свой след от наших собачек, ума не приложу...

— А про рыбу забыли? — напомнил ему Гар. — Наверное, так и волочил ее за собой всю дорогу. Она дохлая, сейчас жарко, и воняет она наверняка почище того, за кем вы гонитесь.

— Да, наверное, — проворчал бейлиф. — Хитрая бестия! Ладно, ребята, поворачивайте на запад! — отдал он распоряжение своим подчиненным. — А вам большое спасибо, солдаты, за ценные сведения.

— Да мы с радостью. А вам спасибо, что подсказали, где лошадей купить. — Дирк поднял было руку, чтобы махнуть ею на прощание, но опомнился и отдал честь, чему выучился днем раньше.

Бейлиф торопливо ответил ему тем же жестом и поспешил за лесничими. Гар и Дирк зашагали на северо-восток.

Майлз облегченно вздохнул и, отвернувшись от стены амбара, прижался к ней спиной. Он ни разу в жизни не слышал, чтобы кто-то так ловко завирал.

Но как же теперь Гар и Дирк вернутся за ним?

Ладно, об этом можно было подумать потом. А сейчас надо было отдышаться после пережитого страха... и уговорить себя сидеть, где велели, и с места не трогаться.

* * *

Майлзу почти удалось успокоиться, когда в амбаре послышались голоса.

— Это верно, — сказал Гар. — Погони здесь у них — это дело привычное. Но они просто могут быть обучены тому, как это делается, а не то чтобы набрались опыта на практике.

— Ага, а я так здорово лопотал на Стандарте, потому что учил его по учебнику, — хмыкнул Дирк. — Но, конечно, беглость моей речи могла объясняться и тем, что я на Стандарте всю жизнь треплюсь.

— Ладно, мы лучше у Майлза спросим. — И Гар улыбнулся выпучившему глаза крестьянину. — Давай, Майлз, спускайся. Пожалуй, пока тебе не стоит бояться этого начальства.

— Бейлифа? — ошарашенно переспросил Майлз. — Вы что, правда думаете, что он сюда не вернется?

— Нет, мы так не думаем, — покачал головой Дирк. — Через часок вернется, когда убедится в том, что собаки не могут взять след.

— Скорее всего им дадут понюхать дохлую рыбу, — объяснил Гар. — Но когда окажется, что и от этого толку никакого, бейлиф взбесится, возжаждет крови и вернется. Так что нам пора делать ноги.

Майлз спустился с сеновала, и троица зашагала к зарослям деревьев у речушки.

— Куда мы идем? — спросил Майлз.

— Сначала — к конезаводчику Лэндри, — ответил Гар. — Еще по меньшей мере полчаса бейлиф и его люди будут мотаться по ложному следу, а то — и весь час. За это время мы их успеем обставить на три мили.

— То есть нам хватит времени купить лошадей и смыться до того, как нас догонят, — резюмировал Дирк. — Кстати, Майлз, разреши наш спор. Эти молодцы так поднаторели в искусстве погони потому, что обучены этому делу, или потому, что им слишком часто приходится этим заниматься?

— Чтобы так уж часто, я бы не сказал, господин, — покачал головой Майлз. — Два-три раза в год, не чаще.

Дирк удивленно глянул на крестьянина. Лицо Гара превратилось в непроницаемую маску.

— Значит, тебе доводилось встречаться с другими, кто бежал от бейлифа?

— Только до того, как они решились бежать, господин, — отвечал Майлз. — Или после того, как они были наказаны за побег. Года не проходит, чтобы какой-нибудь парень не дал деру, а в своей округе я всех знаю, кто на это отваживался.

— Стало быть, убежать не удается?

Майлз сокрушенно покачал головой:

— Из моей деревни никому не удалось. Слыхал я байки про разбойников с большой дороги да про лесные шайки, но сам ни одного разбойника в глаза не видел.

— Но когда знаешь, что на тебя могут напасть такие ребята, сто раз подумаешь — бежать или лучше дома остаться, — насмешливо проговорил Дирк. — А уж как про наказания вспомнишь, так еще сто раз подумаешь.

— Это точно, господин, а чтобы еще какие беглые были, кроме разбойников, — таких не знаю. Но даже разбойников люди окружного шерифа рано или поздно хватают.

Гар нахмурился.

— Видно, тебе уж очень не хотелось жениться на Салине, если ты решился на такой риск, зная, что тебя все равно изловят.

— Не просто изловят, но, надеюсь, казнят, господин, — уточнил Майлз и поежился. — Но только лучше смерть, чем жить и мучиться с женщиной, которая меня ненавидит, а она ведь меня еще сильнее будет ненавидеть за то, что несчастна со мной. Я знаю, меня непременно изловят, если только я не стану драться насмерть. Всех ловят, всех беглых, про кого я знаю. Стражники или лесничие приводят их обратно. — Он снова поежился. — Не позавидуешь тем, кого наказывают поркой и каторжными работами.

— Но и тогда, когда никуда бежать не собираешься, все равно приходится остерегаться? — спросил Дирк.

— Приходится, — вздохнул Майлз.

— И никто никогда не обижается на бейлифов, на Защитника? — поинтересовался Гар.

— Нет! — поспешно воскликнул Майлз. — Всякий дурак, кому взбредет в голову сболтнуть кому-нибудь, что он зол на Защитника или даже на магистрата или бейлифа, тут же куда-то исчезает, и больше его никто не видит. Старина Джори... словом, он очень любил свою жену, а когда она померла, магистрат ему велел снова жениться. Он даже не сказал, на ком жениться-то, но Джори в тот вечер напился и страшно ругался на всех подряд — на магистратов, на бейлифов, на стражников... говорил, что все они сволочи и ворюги и даже сам Защитник, ну а потом он отрубился, уснул, стало быть. А наутро он исчез. И ни слуху ни духу, как и не было его.

13
{"b":"25805","o":1}