ЛитМир - Электронная Библиотека

Гар громко вскричал, завертел отобранным у разбойника куотерстафом над головой, став похожим на ветряную мельницу, и развернул своего коня к вожаку. Тот завопил от страха, встал на четвереньки, выпрямился и со всех ног припустил к кустам.

Дирк улюлюкнул, пришпорил лошадь и погнал ее на лучника. Бедняга взвыл от испуга и опрометью бросился за деревья. В двух шагах от зарослей Дирк натянул поводья и развернул лошадь как раз вовремя для того, чтобы увидеть, как спасаются бегством еще двое злодеев-неудачников. А еще двое валялись на земле без чувств.

Майлз осмотрелся, не заметил врагов, способных передвигаться, бросил дубинку на землю и раскинул руки в стороны, глядя на беглянку.

— Ну вот, девушка, все позади. Мы им не дадим тебя и пальцем тронуть.

Мгновение незнакомка стояла, не шевелясь. Она разжала губы, не зная от чего вскричать — от страха или от радости. А потом припала к груди Майлза, и все ее тело сотрясли громкие рыдания. У Майлза голова закружилась от волнения, он обнял незнакомку, изумившись тому, как это чудесно. Впервые в жизни он держал в объятиях девушку. Он беспомощно оглянулся, но увидел, что Гар одобрительно кивает ему. Майлз набрался смелости и принялся бормотать слова утешения — примерно такие, какими успокаивала его в детстве мать:

— Ну-ну, теперь все будет хорошо, мы тебя им не отдадим. Тише, тише, не надо плакать, тут все — твои друзья.

Наконец девушка всхлипнула, немного отстранилась и, прижавшись щекой к рукаву Майлза, отерла слезы. Робко улыбнувшись, она заглянула ему в глаза.

— Спасибо тебе, добрый человек! Никогда не сумею отблагодарить тебя, как подобает.

— Только что отблагодарила. — Интересно, откуда у него взялась эта учтивая фраза? — Но не только я дрался ради твоего спасения, девушка. Эти добрые господа постарались побольше моего.

— На сей раз — нет, — усмехнулся Дирк. — Ты уложил столько же злодеев, сколько каждый из нас, Майлз.

— Так тебя зовут Майлз? — спросила девушка, широко раскрыв глаза. — А меня — Килета.

— Приятно познакомиться, — ответил Майлз. Слова слетали с его языка с неведомой прежде легкостью. — Теперь я рад, что бежал от бейлифа.

— Бежал? — Килета попятилась. — Но из-за чего?

— Из-за того, что отказался жениться на женщине, которую для меня избрал магистрат, да и ей не хотелось выходить за меня, — объяснил Майлз. — Правда, я не пошел к магистрату и не сказал ему о том, что отказываюсь, я просто бежал, и все. А ты как оказалась в лесу, бедняжка?

Килета потупилась.

— Я шла с другом. А он искал Затерянный Город. Он нашел его и решил остаться там.

— Затерянный Город? — Гар подвел своего коня поближе и пристально, заинтересованно посмотрел на Килету. — А ведь там было бы неплохо укрыться от ищеек и лесников. Ты смогла бы отвести нас туда?

— Ой... Не знаю, господин. — Килета в замешательстве огляделась по сторонам. — Я долго металась по лесу, пока бежала от этих мерзавцев... — На самом деле ей совсем не хотелось возвращаться к тем странным, уродливым, кричаще разодетым людям... но лес казался еще более опасным, чем руины города, а теперь у нее еще появились друзья, способные защитить...

Почему-то Килета не сомневалась в том, что Майлз готов биться за нее до последней капли крови. Понимание этого согрело ее сердце. Почему — об этом она и гадать не хотела, но чувствовала, что рядом с ним она — в безопасности. Быть может, и его друзья тоже были достойны доверия, но ради чего они дрались? Ради того, чтобы спасти ее, или ради того, чтобы завладеть ею? Но нет, они не могли бы обмануть Майлза.

— Вспомни, — посоветовал девушке Гар. — Где было солнце? За городом или у тебя за спиной?

— За городом, — не раздумывая, отвечала Килета. — Но не солнце, а луна, господин. Я шла несколько дней — наверное, четыре. Но как тут увидишь луну, когда деревья растут так густо?

— Он найдет, не беспокойся, — заверил Килету Дирк.

— Килета, это мои господа, Дирк и Гар, — представил девушке своих спутников Майлз.

— Друзья, — поспешно поправил крестьянина Дирк. — Друзья, и никак иначе, сударыня. Он нам не принадлежит. Рад знакомству.

— И я. — Гар почтительно склонил голову.

— На самом деле они — не стражники, — пояснил Майлз. — Просто переодеты стражниками. Они из дальних земель, и многое в наших обычаях им незнакомо.

— А в других округах все по-другому? — спросила Килета, широко раскрытыми глазами глядя на всадников.

— Боюсь, мы живем гораздо дальше, чем другие округа, — уклончиво ответил Дирк.

— Давайте по пути поговорим, — предложил Гар. — Если луна стояла за городом, значит, нам — сюда.

— Ну, хорошо, так получится на восток против запада, — сказал Дирк, догнав Гара. — Но как быть с севером и югом?

— О, не волнуйся, найдем какой-нибудь ориентир, — небрежно отозвался Гар.

Дирк, прищурившись, глянул на друга.

— Ты-то найдешь, это точно. — Он обернулся к Майлзу и Килете. — Ну, вы идете, или как? Майлз может сесть к Гару, а Килета — ко мне.

— Я лучше пешком пойду, — торопливо ответила Килета, ну и Майлз, конечно, тоже заявил:

— И я пешком.

— Ну, как пожелаете, — усмехнулся Дирк. — По большому счету лошади по темному лесу шагают не быстрее пеших.

С этими словами он тронул своего коня с места, а Майлз с Килетой зашагали следом.

— А что это был за парень такой, который увел тебя в лес? — осторожно поинтересовался Майлз. — Каков он был собой?

— Он... не выше тебя ростом, — отвечала Килета. — Толстяк — так, пожалуй, можно было бы сказать. Но у него большие-пребольшие глаза самого красивого коричневого цвета, какой только можно вообразить, маленький курносый нос, широкие скулы и пухлые губы. И еще он, Орогору, так благороден... но только ему не давали этого показать...

Она говорила о своем друге так тепло, что Майлз понял: девушка влюблена, и его охватила ревность такой силы, что он сам удивился. Килета не была красавицей, но в чертах ее лица было что-то дивно очаровательное — в форме носа, разрезе глаз, длинных ресницах. Сердце Майлза часто, взволнованно билось. Он гадал — уж не влюбился ли он?

Треснул сучок. Килета похолодела от испуга и замерла. Остановились и всадники. Через мгновение Гар сообщил:

— Всего-навсего барсук.

Он прищелкнул языком, и его лошадь зашагала вперед. Продолжили путь и все остальные, но Килета испугалась не на шутку. Широко открыв глаза, она попросила Майлза:

— Прошу тебя, давай помолчим. Разбойники могут услышать. Вернутся и приведут с собой всю шайку.

Майлз улыбнулся.

— Топот копыт они все равно услышат. Правда, топать могут и олени. А в общем — как хочешь.

И они пошли дальше следом за Гаром и Дирком в молчании.

Майлз ничего не мог поделать — время от времени, когда они проходили по озаренным луной прогалинам, он искоса поглядывал на Килету. Пусть девушка была оборванна и чумаза, но в ней было нечто волшебное, неуловимое, от чего Майлз чувствовал неизъяснимый восторг. Килета, видимо, чувствовала себя неловко от такого пристального внимания.

— Осторожнее, — предупредил ее Майлз. — Впереди корень торчит.

Девушка улыбнулась.

— Вижу. Не бойся за меня. Я семь лет охотилась в лесу.

— Ты? — изумился Майлз. Женщины редко занимались охотой.

— Да, я. Отец мой все эти годы болел, а я знала, что ему нужно мясо. — Килета помрачнела. — Но не думай, я не бросила его, это он покинул меня, ушел за врата смерти.

Майлз испугался этих слов.

— Не вини его за это, девушка. Он не сам выбрал этот путь.

— О, я знаю, знаю, — вздохнула Килета. — Но он ушел, и некому стало защитить меня от магистрата и от деревенских парней, которые были не прочь заполучить отцовский дом.

— А-а-а. Тогда понятно, почему ты в обиде на него, — кивнул Майлз. — Но я думаю, что и твой отец в обиде на смерть за то, что она отняла его у тебя.

— Что ты такое говоришь! — выпучила глаза Килета. — Послушать тебя — так выходит, будто он, лежа в могиле, до сих пор жив!

28
{"b":"25805","o":1}