ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пока, — с тяжелым сердцем уточнил Райан.

— Так. А теперь по коням, — распорядился Дирк. — Садись в карету, Орогору. Тебе еще предстоит встреча с настоящим эскортом.

— Да-да! — опомнился Орогору. — Спасибо вам за помощь, Дирк. И тебе спасибо, Майлз, — обернувшись к крестьянину, поблагодарил он.

— Это мне надо тебя благодарить, — ответил Майлз и впервые искренне улыбнулся Орогору. — Если бы ты не помешал ему, он бы мне башку проломил.

— Не мог же я допустить, чтобы подготовленного во всех отношениях секретного агента одолел пожилой и немощный магистрат? — улыбнулся Орогору.

— Не мог, не мог, никто не спорит, — вмешался Дирк. — Медлить нельзя, Орогору. Скорее в карету.

Как только Орогору забрался в карету, со стороны Гринторпа примчался запыхавшийся Натан.

— Лошади! — воскликнул он. — Гринторпский эскорт, наверное, устал ждать.

— Или они верстовые столбы считать не умеют, — сердито проворчал Дирк. — Поезжай с эскортом, Натан. А я лучше постерегу здесь его бесчувствие, пока вы, ребята, вернетесь. — Удачи! — пожелал он Орогору и пожал его руку.

— Спасибо, — пылко откликнулся Орогору и откинулся на спинку сиденья. Сердце его учащенно билось. Майлз ударил лошадей вожжами.

С троицей стражников из Гринторпа карета встретилась буквально через несколько сотен ярдов. Гринторпцы натянули поводья своих коней, Майлз остановил упряжку. Орогору, у которого на самом деле сердце ушло в пятки, одарил встречающих улыбкой, которая, как он искренне надеялся, выражала нужную степень достоинства и снисходительности.

— Вы из Гринторпа? — поинтересовался он.

— Да, ваша честь, — ответил один из стражников и отсалютовал.

— Я магистрат Флаунд. Сопроводите ли вы меня к месту нового назначения?

— С радостью, ваша честь!

Райан спустился с облучка и подошел к карете сбоку.

— Прощайте, магистрат. Вы были мне хорошим господином...

И они разыграли сцену, свидетелями которой только что стали, после чего поворотили коней. Майлз сел верхом на запасную лошадь, и все трое ускакали.

— В путь, добрые люди, — проговорил новоявленный магистрат с добродушной улыбкой и откинулся назад, а его новый кучер погнал упряжку лошадей навстречу самому большому приключению в жизни Орогору.

Карета остановилась перед ратушей. Кучер спрыгнул с облучка и, поспешив к дверям, распахнул их настежь. Орогору вышел из кареты, благодарно улыбаясь, и последовал за кучером к дверям, где его ожидал дородный мужчина в коротком балахоне — одеянии бейлифа.

— Бейлиф Тундро, позвольте представить: магистрат Флаунд.

— Приветствую вас, ваша честь. — Бейлиф отвесил магистрату поклон. — Добро пожаловать в Гринторп.

Что-то шевельнулось в груди Орогору в ответ на это приветствие.

— Приветствую и тебя, бейлиф, и благодарю за гостеприимство. Пожалуйста, представь меня остальным.

Тундро, похоже, несколько удивился слову «пожалуйста», однако провел Орогору в ратушу и познакомил со слугами. Они уговорили нового магистрата принять ванну и поужинать.

Вымывшись и поев, Орогору, не на шутку боясь всего, что ему предстояло, заперся в библиотеке и принялся лихорадочно листать первый том кодекса законов.

Глава 16

Вот Орогору стал первым подсадным магистратом. Днем он трудился на своем посту, а ночами бешеными темпами штудировал книги по юриспруденции, дабы ознакомиться с ее прогрессом за последние несколько сотен лет. Начитавшись о судопроизводстве, он приступил к работе и начал мало-помалу ближе знакомиться с жителями городка. Он знал, что у него — всего шесть месяцев на то, чтобы подыскать себе пару и жениться. Между тем народ относился к нему сносно. Правда, писарь время от времени во время судебных заседаний бывало в изумлении поводил бровями и довольно часто исправлял допущенные им промахи, но в целом подчиненные, похоже, считали его человеком недюжинного ума, и когда миновали несколько первых тревожных недель, Орогору стал чувствовать себя увереннее. Но все же по ночам его мучила тоска по Фиништауну, по другим излечившимся от мании величия собратьям, которые стали его друзьями наяву, а не только в иллюзорной жизни.

В конце первого месяца труда на новом поприще Орогору ожидал весьма приятный сюрприз. Завершилось судебное заседание, и бейлиф сообщил магистрату:

— В Гринторп прибыли двое гостей, ваша честь, — купец и его сестра. Они желают затеять тяжбу против соседа. Их отец умер месяц назад, а сосед требует у них половину товаров из их лавки за отцовские долги.

Орогору вздохнул. В таких делах он пока имел мало опыта и решил, что придется положиться на здравый смысл. Кроме того, он уже успел убедиться в том, что, когда задаешь достаточно много вопросов, люди частенько, отвечая тебе, отвечают фактически и самим себе.

— Хорошо, — кивнул Орогору. — Я приму их в кабинете. Пожалуйста, попроси Варджис принести нам чаю.

— Слушаюсь, ваша честь.

Орогору отправился в библиотеку, тяжело опустился на обитый кожей стул и вздохнул. Он и не представлял, что у магистратов столько дел. А потом отворились двери, он поднял голову... и увидел на пороге Жюля — некогда короля Лонгара, а с ним рядом... Гильду!

Он ничего не мог поделать с собой — сидел как каменный и таращил глаза. Бейлиф Тундро, заметив это, поспешил представить просителей:

— Купец Руле и его сестра Гильда.

Орогору встряхнулся и не без труда улыбнулся.

— Прошу садиться. Благодарю, Тундро.

— Ваша честь, — поклонился магистрату бейлиф, вышел и закрыл за собой дверь.

Орогору не сомневался: от зорких глаз Тундро ничего не укрылось, но сейчас ему было все равно. Он вскочил со стула и крепко обнял Гильду.

— Вот спасибо, вот спасибо вам, друзья мои! Так приятно видеть вас! — Отпустив Гильду, он пожал руку Жюля. — Спасибо вам тысячу раз!

— Мы не могли позволить тебе долее томиться в одиночестве, — объяснила Гильда. — Вот и придумали повод навестить тебя.

— Ну садитесь, садитесь же! — И Орогору подкрепил свои слова жестом, указав на стулья. — Устраивайтесь поудобнее и расскажите, что новенького дома! — Сказав это, Орогору широко раскрыл глаза от удивления — он, не задумываясь, назвал Фиништаун «домом»! Но если разобраться, он и был ему домом — в гораздо большей степени, нежели деревня, в которой он вырос.

— Все хорошо, — ответил Жюль, — но дел по горло. Менестрели присылают в город сведения о том, какие магистраты должны выехать к местам нового назначения и когда именно. Гар уже свел Майлза с ума тем, что заставляет его вести записи о каждом из них, а потом ему приходится выбирать, кого высылать на подмену. Каждую неделю мы отправляем по два человека, а то и больше, да еще по три-четыре женщины, которые выходят замуж за достойных магистратов или получают должность сестер милосердия, что дает им возможность агитировать солдат. — Он усмехнулся. — Еще та работенка, доложу я тебе.

— Ну а что с теми магистратами, которых берут в плен, — с настоящими? — немного виновато поинтересовался Орогору.

— Они в ярости, но во всем остальном у них все в полном порядке, — заверила его Гильда. — Гар всех их поселил в том большом длинном здании, где только жилые помещения, и назначил там главным Бейда — ну, ты должен его помнить, бывшего герцога Деспре.

— Конечно, помню. — Орогору взволнованно кивнул. — Но из Бейда должен получиться весьма суровый главный тюремщик — он ведь терпеть не может представителей власти!

— У него больше причин недолюбливать их, чем у остальных, — согласился Жюль, — если вспомнить, что сделали с его семейством. Но Хранитель не позволит ему тиранить пленных, даже если Бейду этого захочется. Ну а ненависть к ним поможет ему смотреть за ними в оба и следить, чтобы никто не убежал.

Открылась дверь, вошла горничная и вкатила чайный столик.

— Не думаю, чтобы у этого человека были веские причины вас ненавидеть, — сказал Орогору. — Разве он не может понять, что здоровая конкуренция между торговцами неизбежна и необходима?

44
{"b":"25805","o":1}