ЛитМир - Электронная Библиотека

«Просители» непонимающе глянули на Орогору, но тут же поняли, что он сменил тему беседы и заговорил о том, ради чего они прибыли к нему согласно «легенде».

— Похоже, он из тех, кто готов одержать победу любой ценой, — признался Жюль. — И всякую конкуренцию считает личным оскорблением.

— Спасибо, больше ничего не нужно, — поблагодарил Орогору горничную. Та поклонилась и вышла, закрыв за собой дверь.

Гильда ахнула:

— Как у тебя прекрасно получается! Совсем как у настоящего магистрата!

— Но я и есть настоящий магистрат, — возразил Орогору. — По крайней мере я обязан считать себя таковым, иначе я провалюсь по всем статьям.

Жюль озабоченно нахмурился.

— Будь осторожен, Орогору.

— Не опасайтесь, я не поддамся новым иллюзиям, — заверил друзей Орогору, огляделся по сторонам и поморщился. — Поверьте, если бы я и собрался удариться в безумие, я бы не выбрал этого антуража.

— Лордом быть было намного приятнее, — улыбнулась Гильда и подала ему чашку чая.

Орогору изумленно уставился на нее.

— Прости! Это я должен был налить чай!

— Совершенно не обязательно, — покачала головой Гильда и подала чашку Жюлю, а затем налила чаю себе, поставила чайник на поднос и глянула в окно. — О, какой чудесный сад!

— Правда, он хорош? — обернулся к окну и Орогору. — Одно из утешений в награду за тяжкий труд. Так приятно пройтись по саду в конце дня после напряженной работы. Порой там лучше думается о каком-нибудь трудном, запутанном деле. — Он обернулся к Гильде. — Не желаешь ли прогуляться?

— С удовольствием, — ответила Гильда и опустила чашку на поднос.

— А ты, Жюль?

Бывший король махнул рукой.

— Я уже сегодня находился, спасибо. Вы пойдите, прогуляйтесь, а мне компанию составят пирожные и чай.

— Как пожелаешь. — Орогору встал и протянул Гильде руку. — Миледи, прошу вас!

Гильда взяла его под руку и рассмеялась.

— Как же странно теперь звучат эти аристократические фразы!

— Но на ум приходят вполне естественно, — признался Орогору, и они вышли в сад через застекленные двери.

Когда они зашагали по садовой дорожке, Гильда отметила:

— Тут действительно очень красиво.

— Не так красиво, как мне показалось в Фиништауне, когда я впервые попал туда, — вздохнул Орогору. — Там было действительно волшебно.

— Вернее даже было бы сказать — фантастически волшебно, — улыбнувшись, уточнила Гильда. Орогору рассмеялся.

— О да, и вправду тогда многое было следствием фантазий! — Он повернул голову и посмотрел ей в глаза. — И ты была фантастически хороша — красива и желанна. Ты была самой прекрасной женщиной, какую я когда-либо видел.

— А ты был такой высокий, — сказала она, — стройный и красивый.

— Не может быть! Неужели? — рассмеялся Орогору.

— Правда-правда! Неуклюжий, но очень красивый!

— Ну а теперь, — печально проговорил он, — я обрел хорошие манеры и изящную походку, но стал неказист внешне.

— Ну уж нет! — пылко возразила Гильда и сжала его мускулистое предплечье. — Уроки Дирка не прошли даром — вон какие у тебя крепкие мышцы!

Орогору улыбнулся.

— И для тебя тоже эти уроки оказались полезны — фигура у тебя стала почти такая же дивная, как тогда, когда я пребывал в плену иллюзий.

Он поразился вспышке былой страсти.

— А когда я жила в плену иллюзий, ты вызывал у меня страсть, — призналась Гильда и теснее прижалась к нему. — И теперь, когда ты стал магистратом, эта страсть заискрилась вновь.

Из искры возгорелось пламя.

— И моя страсть тоже, — шепотом отозвался Орогору и обнял Гильду. Губы их соприкоснулись — поначалу легко, робко, но и от этих прикосновений их обоих бросило в дрожь, а потом поцелуй стал глубже и длился долго-долго.

А когда они, тяжело дыша, отпустили друг друга, Орогору вновь обнял Гильду. Он дрожал от страсти и радовался тому, что его возлюбленная тоже трепещет.

— Пойди сюда, сядь! — умоляюще проговорил Орогору и подвел Гильду к садовой скамейке. Она села, а он опустился перед ней на колени и сказал:

— Будь моей женой, Гильда! Прошу тебя, будь моей женой!

Она не сводила с него глаз, изумленная, хотя прозвучали именно те слова, которых она так ждала, о которых мечтала.

— Но... но я некрасива и слишком высока ростом! — возразила она.

— Для меня ты всегда останешься красавицей, потому что я видел тебя глазами принца Приммера. Я по-прежнему вижу в тебе очарование, изящество и тонкий ум графини Гильды — и я вновь в тебя влюблен.

— О Орогору! — Она склонилась и взяла его за руки. — Но продлится ли это чувство?

— О да, — ответил он и заглянул ей в глаза. Заметив, что она все еще колеблется, он сказал:

— Ну, полно, любовь моя! Ты ведь знаешь, что вскоре я должен буду жениться на ком-нибудь, чтобы не вызывать подозрений. Так неужели же ты бросишь меня в неуклюжие объятия какой-нибудь безграмотной деревенской девицы?

— Нет, никогда! — воскликнула Гильда и улыбнулась. — Уж лучше пусть рядом с тобой будет та, кому ты доверяешь.

— И та, которую я люблю, — прошептал Орогору, поднялся и вновь поцеловал Гильду. Отдышавшись, он сказал:

— Но если тебя до сих пор мучают сомнения, я обещаю впредь не прикасаться к тебе.

— Ах вот как? — с притворным возмущением вскричала Гильда. — Неужели я настолько уродлива, что тебе и прикасаться ко мне не хочется?

— О том, что это не так, ты бы могла судить по моему поцелую, — возразил Орогору. — Поверь, мне очень хочется к тебе прикасаться. Хочется ужасно!

— Очень надеюсь, что ничего ужасного в этом не будет! — вскричала Гильда.

Орогору раскинул руки и рассмеялся:

— Так давай попробуем. Будет ужасно — ты рассердишься!

— Не рассержусь, если не будет, — прошептала Гильда и с призывной улыбкой потянулась к нему. — Если на самом деле хочешь этого, докажи.

И он доказал, и она не рассердилась.

А когда они отпустили друг друга, Орогору простонал:

— Выйди за меня, любимая, или знай во веки веков, как жесток был твой отказ! Ты выйдешь за меня, милая?

— Да, — прошептала она.

На этот раз их поцелуй длился бесконечно долго, и в конце концов Жюль заволновался — почему они так упорно молчат. И подошел к окну. Но зрелище целующихся влюбленных заставило его улыбнуться. Тревожиться за них было совершенно незачем.

* * *

Майлз, не покладая рук, трудился в дворцовом кабинете — гостиной своих покоев, но отчеты все прибывали и прибывали, и об отдыхе не приходилось и думать. Но вдруг тишину нарушил зычный голос;

— Восславьте героя-победителя!

Оторвав взгляд от бумаг, Майлз увидел на пороге Жюля, крайне гордого собой.

Майлз улыбнулся, вскочил из-за стола и поспешил навстречу другу.

— Славлю тебя, герой! Но что за подвиг ты совершил?

— Сопроводил Гильду на свидание с Орогору. Поверь, он был очень рад видеть нас. Он там изголодался по вестям из Фиништауна.

— Но у него все хорошо?

— Хорошо? Да он просто весь исстрадался! Но теперь ему гораздо лучше!

— Это что же, новости из дома ему так помогли? — усмехнувшись, спросил Майлз.

— И новости из дома, и Гильда. Ты спроси меня, где она сейчас, Майлз.

Майлз перестал улыбаться.

— Где она?

— Осталась у Орогору! Они заговорили о былых временах и снова влюбились друг в дружку по уши! Через месяц собираются сыграть свадьбу! — Жюль нахмурился. — Что это у тебя с лицом, парень? Ты что, не понял? Они помолвлены!

— Да нет, я все понял! — Странная смесь чувств владела Майлзом. Он радовался тому, что Орогору ему больше не соперник, но его ужасно пугала мысль о том, как эта новость подействует на Килету.

— Ни за что на свете ничего не говори ей! — воскликнул он.

— Ей? Кому — «ей»? Гильде? Подозреваю, она в курсе.

— Да нет! Килете!

— Не говорить Килете? Но почему?

— Да-да, почему не говорить Килете?

В гостиную вошла женщина — стройная и такая легкая, воздушная, будто ее принес ветерок.

45
{"b":"25805","o":1}