ЛитМир - Электронная Библиотека

- Плакать собралась?

- Угу.

- Главное не скучай.

- Не буду. Ты ещё позвонишь?

- Скорее всего, нет. И ты, Женя, не звони... а то мало ли что!

- Мало ли – что?

- Ну... не знаю... Ладно, до встречи.

- До встречи. Я тебя люблю.

- И я тебя.

Зазвучали гудки.

Женя отложила сотовый и снова посмотрела в окно. Она находилась в центре шумного города и совсем этого не ощущала.

«Как же здорово, любить и быть любимой! Страшно даже представить, каково сейчас тем, у кого никого нет... Говорят, что самая страшная пора – это осень. Хотя весна – ни чем не лучше. Если не хуже...»

Женя отвлеклась от грустных мыслей. Принялась не спеша собираться домой.

На улице царили солнце и пух. Солнце – слепило, а пух лез в нос и глаза, силясь защекотать до слёз. Вдоль улиц скучали зелёные каштаны. Жужжали, мелькая перед глазами, троллейбусы, сигналили маршрутки, кипела жизнь.

Женя шла по пыльному тротуару и улыбалась встречным прохожим – она не носила тёмных очков. Принципиально.

Чувства нельзя скрывать, какими бы они ни были сокровенными. Иначе тебе просто не смогут помочь, случись что.

«Мало ли что...»

Жене не понравилась эта фраза. Поэтому к дому она подходила уже без улыбки. К затёкшей спине добавились звенящие ноги – она проделала весь путь пешком.

«Пять остановок, плюс расстояние от больницы через площадь Победы; и угол от остановки «Улица Стройкова» до дома... Я определённо свихнулась! Ещё гнала, как лошадь, особенно последние метры, когда привязалось это осточертевшее МАЛО ЛИ ЧТО!»

Женя отмахнулась от неприятных мыслей.

«К чёрту! Хочется радоваться, не смотря ни на что, а тут лезет всякая околесица! Уж лучше бы спина в конец отвалилась или разболелась голова, – тогда бы уж точно ни одной гадкой мысли не проскользнуло!»

За раздумьями, Женя поднялась на свой этаж. Постояла у двери, изучая свежую корреспонденцию, – ничего важного, лишь бесконечные флаеры да рекламные буклеты.

- «Вестник Здоровья» – здравствуй, мама, я с приветом! Не тяни гонца с ответом!

Женя улыбнулась придуманному каламбуру и ступила в пекло. Солнце закатывалось напротив окон её квартиры, так что по вечерам в комнатах царила самая настоящая преисподняя.

Женя кое-как добралась до форточек. Распахнула балконную дверь, задёрнула шторки, тем самым, безжалостно обрубив пышущие жаром лучи. Она немного посидела, собираясь с силами, затем открыла входную дверь – все комнаты выходили на одну сторону, так что простого сквозняка было добиться не так-то просто.

В пылу борьбы со стихией, Женя забыла про салат; она лишь налила себе сока и устроилась перед телевизором полунагая, оставив на теле лишь прозрачные трусики и бюстгальтер.

Спустя какое-то время жар начал спадать – солнце укатилось за соседнюю пятиэтажку, и в комнаты ступила приятная тень. Холодный сок так же сделал своё дело. Со стороны балкона наконец-то потянуло весенней свежестью.

Женя снова почувствовала возбуждение. Она скользнула руками к бёдрам и провела кончиками пальцев вверх по коже – так любил делать Славик. В висках застучало, а слюна во рту мгновенно загустела. Внизу живота разлилось дурманящее тепло... в районе гениталий забился вожделенный пульс... Женя дотронулась до груди и не смогла сдержать стона.

Больные и впрямь способны довести до ручки.

- А где же твой кавалер, когда он так нужен?

Женя вскрикнула, не понимая, что происходит.

Перед ней стояла Лера из квартиры напротив. В топике, обтягивающих шортах и босоножках. Стояла и миловидно улыбалась, изучая наготу подруги.

- И давно это с тобой?

- Что? – переспросила Женя, чувствуя, как стремительно угасает внутренний жар.

- Да вот это, – Лера мимолётно улыбнулась. – А если бы кто ещё заглянул, вместо меня?.. Ты хоть дверь закрывай, когда желаешь побыть наедине с собой.

- Это вовсе не то, о чём ты подумала! – Женя воспользовалась фразой, которую ненавидела сродни тёмным очкам – принципиально.

- А ты разве знаешь, о чём я сейчас думаю? – Лера взяла недопитый сок и устроилась в кресле напротив.

Женя продолжала краснеть, попутно стараясь вспомнить, куда именно закинула с утра халат.

- Да не загоняйся ты так, – Лера посмотрела в сторону балкона. – Я и сама этим, порой, балуюсь.

- Правда?

- Правда. Сейчас все этим балуются, к твоему сведению, – и не важно, есть парень или нет. Ситуация такая нездоровая сложилась. Меня больше интересует, где потерялся твой Славик?

Женя безразлично улыбнулась.

- У него на работе совещание.

- В такое время? – Лера закатила глаза. Затем как-то странно уставилась на притихшую подругу. – Он у тебя что, советник президента?

- Что?

- А, не бери в голову.

Женя всё же вспомнила, что оставила халат в ванной, после утреннего секса со Славиком, и поспешила ретироваться в соседнюю комнату.

Лера скучающе проследила за метаниями подруги и покачала головой.

- Славик мне ещё под конец рабочего дня позвонил: сказал, что задержится – у них там начальство пожаловало, – Женя вышла из ванной комнаты, укутываясь в халат, замерла напротив подруги, вновь непроизвольно покраснела.

Лера кивнула и допила сок. Повертела в руках пустой стакан.

- А ты после этого ему не звонила?

Женя отрицательно качнула головой.

- Нет. Он сказал, что будет занят. И просил не отвлекать.

- Ох, даже так...

- А чего в этом такого? – Женя тщательно всмотрелась в лицо подруги. – Я никак не возьму в толк, куда именно ты всё клонишь?..

- Да никуда, – Лера развела руками и глянула на подругу через дно стакана. – Пошли, побродим?..

- Побродим?

Лера кивнула.

- Ага. Мой – в ночную сегодня. Я, вот, хотела блинов натрескаться, пока его нет...

- Блинов?

- Ну да, блинов! – разошлась Лера. – Когда он дома – мне ничего не достаётся! Он прямо со сковородки всё слизывает, как котяра. В конце концов: у меня – чуть ли не удар, а у него – пузо до самого потолка. И ещё потом наглости хватает меня коровой обзывать! Тых-Тыхдым, хренов!

Женя засмеялась, присела на подлокотник кресла, рядом с подружкой.

- Я и не думала, что у вас настолько всё весело!

- Ага, весело, прям обхохочешься! – Лера грохнула стаканом по журнальному столику и тут же испуганно покосилась на Женю. – Ой, прости... Не рассчитала.

- Да ладно тебе.

- Вот я и решила сегодня душу отвести, а ни дрожжей, ни муки... Как говорят: кушайте, не обляпайтесь!

Женя невольно засмеялась.

- И ты решила, раз нет ни того, ни другого – просто пошляться?

- Вот ещё. Я собиралась добыть недостающие ингредиенты у тебя. А потом увидела, как моя лучшая подруга, в одиночестве, морально разлагается, и решила вытащить её на свежий воздух! Ну, так как?

- Положительно.

- Вот и славно. Ты так прямо и пойдёшь?

- Нет, сейчас подберу что-нибудь подходящее!

Женя засуетилась, а Лера, пользуясь моментом, скользнула на открытый балкон.

Они шли по вечернему городу, вдыхая запахи аэрозолей и любуясь антропогенным ландшафтом. Немного замедлились, проходя Лазаревское кладбище, насладились ароматом цветущей вишни. Затем резко ускорились, желая поскорее миновать узкое пространство, между проезжей частью и кладбищенским забором из красного кирпича, – по волосам скользнули приглаженные лапы разросшейся ветлы. Впереди изогнулся Горбатый мост через железнодорожные пути.

Женя смотрела под ноги, на жёлтый мел. Незнакомый малыш написал:

«Мама + Папа = Я,

Мама + Папа = Семья!!!»

Женя улыбнулась.

«Как же здорово, когда под ногами вертится маленькая кровиночка! Да, она пока мало что понимает, но, одновременно, являет собой само совершенство, без чего жизни, как таковой, просто бы не было! Точнее не было бы смысла».

Женины мысли прервал гудок проносящегося внизу поезда. Лера поёжилась и зажала уши ладонями. Со всех сторон застучало.

4
{"b":"258058","o":1}