ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воскресное утро. Решающий выбор
Ледяной укус
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Тайны Лемборнского университета
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Академия магических близнецов. Отражение
Мастер Ветра. Искра зла
Верховная Мать Змей
Тамплиер. Предательство Святого престола
A
A

В ухе у Рода прозвучало сдержанно-скромное электронное покашливание.

— Конечно, нам оказали небольшую помощь в добывании основных сведений, — добавил Род. — Вся эта картина имеет смысл?

Шкипер кивнул с горящим взором.

— Безусловно, милорд. — Он повернулся к Туану и Катарине. — Смотрите, Ваши Величества! — Он провел указательным пальцем вдоль течения. — Зверолюди выводят свои корабли-драконы в течение на восток, вот здесь. Оно несет их через море сперва к Логайру, вот так; потом обратно в течение, вокруг восточного побережья, и снова прочь на запад, над макушкой Грамария и дальше обратно к ним домой.

Его палец завершил петлю, снова прибыв к выступу на побережье материка.

Туан с шипением втянул в себя воздух.

— Да, мастер Меридиан. Так. Мы понимаем.

Дверь открылась, и вошел часовой.

— Ваши Величества, Гвендайлон, леди Гэллоуглас.

Гвен вошла и быстро сделала книксен.

— Добро пожаловать, милочка. — Катарина приподнялась с кресла и подошла к Гвен, протягивая руку. — Рада тебя видеть, ты как раз вовремя. Сии глупые мужчины хотят совсем заморочить мне голову своей бессмысленной болтовней о течениях и мысах.

Гвен выпрямилась и пожала Катарине руку с улыбкой разделенного веселья.

Род так и подпрыгнул. А затем выпрямился, наблюдая уголком глаза за дамами. Катарина и Гвен никогда не поддерживали особо тесных отношений, особенно ввиду того, что Катарина, казалось, сильно интересовалась Родом до того, как он снова вернул в ее жизнь Туана. Он не думал, что Гвен знала об этом — но, впрочем, никогда нельзя утверждать наверняка, имея дело с телепаткой. В общем и целом, такая теплая встреча обеспокоила его.

— Чего это вы затеяли?

— Затеяли? Да ничего! — Катарина была сплошь оскорбленная невинность. — Но тем не менее, мы нашли время обсудить ошибочность ваших действий, лорд Чародей, и ваших, мой благородный супруг.

Туан выглядел даже более настороженным, чем Род.

— В самом деле, милая? И в чем же я ошибаюсь?

— Вы всегда говорите о способах отправиться поколотить других мужчин дубинами и посечь их мечами. Мы же сочли более важным оградить ваших солдат от дубин и секир врагов!

— Хороший довод, — признал Туан. — Если можно притом оградить их жен и детей, да земли с припасами, дающими им пропитание.

— Мне очень неприятно признавать такое, — согласился Род, — но оглушить человека ударом дубины по голове — это-таки очень действенный способ гарантировать, что он не оглушит тебя.

— А, но в таком случае, милорд, надо сделать вашего солдата способным нанести такой удар, — напомнила ему Гвен. — А для этого надо оградить его от Дурного Глаза зверолюдей.

Род обменялся сконфуженным взглядом с Туаном,

— Достали они нас, Ваше Величество. Мы настолько увлеклись обдумыванием контрнаступления, что не уделили достаточно времени психической обороне.

— Не волнуйтесь, милорды, — успокоила их Катарина. — Ибо мы об атом подумали.

— В самом деле, — чирикнула Гвен. — Средства уже под рукой, как и показали мы с Тоби, когда зверолюди сражались с нашими солдатами.

— Боюсь, что я чего-то недопонял, — нахмурился Туан. — Вы оградили их?

— О, безусловно оградили, — заверил его Род. — Если б Гвен и Тоби не... э... не разбили чары Дурного Глаза, мы, вероятно, не спасли бы даже и кучки ратников, уцелевших в той битве.

— Помнится, ты говорила, что вы на короткое время развеивали чары, — потер подбородок Туан. — И все же лишь на несколько минут,

— Действительно, их мысли были слишком тяжелы для нас, — признала Гвен. — И все же, мой государь, нас было всего двое и каждый из нас действовал в одиночку,

— Ты пытаешься сказать, что они просто одолели вас, — перебил ее Род. — Но что помешает им проделать то же вновь?

— Как что, большее число ведьм! — Лицо Гвен расцвело розовой улыбкой.

Катарина взяла Гвен под руку, кивая.

— Именно, лорд Чародеи! Ваша жена думает, что если ведьмы возьмутся за руки, то смогут действовать в гармонии. Таким образом, если нам удастся собрать двадцать ведьм, то вместе они смогут противостоять Дурному Глазу одного корабля, полного зверолюдей.

— Всего двадцать против сотни? — Род почувствовал, как по спине у него пробежал холодок. — Вы уж меня простите, но мне не нравится такое соотношение сил,

— Нам тоже, — серьезно ответила Гвен. — Нам было б действительно неплохо иметь побольше ведьм и чародеев.

Холодок вдоль спины сделался еще холоднее.

— Мне почему-то не нравится эта затея,

— И мне, — согласился Туан. — Что вы задумали, жена моя?

— Королевский призыв, — вскинула подбородок Катарина. — Есть немало ведьм и чародеев, муж мой, прячущихся в глуши, на фермах и в небольших деревнях, пытаясь сокрыть свои способности из страха, что друзья и родные могут отвернуться от них. Те, что не явились в Королевский Ковен из страха перед нами или нежелания покидать своих.

— Вы отправляетесь на вербовку, — констатировал глухим тоном Род.

— Если хотите, называйте это так. Отправляюсь! — Катарина мотнула головой. — Сами подумайте — разве призыв какого-то герольда приведет ко двору испуганную девушку? Нет. И все же присутствие королевы потребует ее верности. — Она посмотрела горящими глазами на Туана, словно говоря: «Попробуй возразить!»

— И где же вписываешься в эту затею ты? — Род навел сомневающийся взгляд на жену.

— Леди Гэллоуглас останется здесь обучать Королевских Ведьм борьбе с Дурным Глазом, в то время как я буду разъезжать по стране, призывая ко двору робких ведьм. — Катарина покровительственно потрепала Гвен по руке, глядя горящими глазами на Рода.

Род открыл было рот, готовый спорить (он не мог удержаться, даже если спорить было не о чем; Катарина просто слишком очевидно напрашивалась на это), но тут распахнулась дверь, и вошел с поклоном бледный часовой.

— Ваши Величества!

Катарина круто обернулась, перенося пылающий взгляд на пажа.

— Что означает это неподобающее вторжение, сударь?

— Пришло известие через ведьм, Ваши Величества! Зверолюди высадились в устье реки Флев!

— Созывай армию! — бросил Туану Род и направился к двери. — Я вывожу Летучий Легион пли то, что от него осталось!

— Нет, милорд! — закричал паж. — Они высадились под белым флагом!

— Что? — уставился на него, резко повернувшись, Род.

Часовой кивнул.

— Да, милорд. Их всего лишь кучка, и они сдались рыцарям милорда Бурбона. Уже сейчас те едут к Риннимиду, хорошо охраняя своих диких... — он поклонился, а затем обратил вопросительный взгляд на короля, — ...гостей?

— Да, гостей, если те и впрямь высадились под белым флагом. — Туан поднялся. — Пошлите приказ хорошенько охранять их, так как, несомненно, среди нашего доброго народа найдется много желающих перебить их. Лорд Чародей, идемте! — и широким шагом направился к двери.

— Куда вы? — потребовала ответа Катарина. Туан обернулся в дверях.

— Я поеду им навстречу, душенька, мы должны как можно скорее переговорить с ними. Один потерянный час может означать десяток жизней.

Он вышел, и Род поспешил догнать его. Дверь за собой он закрыл, оставляя Катарину и Гвен с чувством облегчения.

* * *

«И тогда Верховный Чародей поехал на восток навстречу зверолюдям, явившимся столь странно под белым флагом, и Его Величество король поехал с ним; хоть и были те зверолюди немногочисленны, они были огромными и свирепыми на вид, подобны демонам обличьем своим, ходившие по лицу земли, как львы рыкающие. У них торчали клыки, как у кабанов. В руках они держали утыканные шипами дубины в пятнах от засохшей крови, и время от времени искали, кого убить. Поэтому, когда они приблизились к зверолюдям, Его Величество король приказал Верховному Чародею охранять их своей магией, чтобы не забыли они про белый флаг и не оказался бы он гнусным вероломством. И Верховный Чародей сплел вокруг них чары, стоя подобно башне под солнцем, высясь над зверолюдьми; и глаза его сверкали подобно алмазам в лучах зари, и вид его вселил ужас в сердца их и поэтому они стояли онемевши. И тогда он сплел чары вокруг них, словно невидимую клетку, Стену Октрон, сквозь которую они могли говорить, но не могли ударить. Потом обратился он к королю, сказав: “Смотрите, чудовища эти стеснены и ничто не может повредить вам, до тех пор пока вы разговариваете с ними”. И тогда спросил король Туан: “Что вы за люди и зачем явились вы в страну Грамарий?”. И тогда один из них выступил вперед и сказал с варварским произношением, что он был верховным владыкою в их диком и жестоком царстве, но другие правители восстали против своего короля и свергли его, и поэтому этот небольшой отряд явился, моля о милости короля Туана. Тут сердце короля Туана тронула жалость и сказал он им так: “Бедные благородные сердца! Понимаю я, что вероломные злодеи, разорившие мое королевство, разорили также и ваше!”. И он взял их с собой обратно в Раннимид; и все же Верховный Чародей не расплел стянутую вокруг них невидимую плотную сеть...»

Чайлдовская «Хроника царствования Туана и Катарины».
19
{"b":"25806","o":1}