ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Род кивнул, немного успокоенный.

— Просто обознались.

— Лорд Чародей?

— Мгм? — Род обернулся, взглянув на сидевшего на земле седого старого сержанта.

— В чем дело, прапор?

— Мои мальчики проголодались, лорд Чародей. — Прапор показал на сгрудившихся неподалеку от него дюжину ратников лет двадцати с небольшим. — Нам будет еда?

Род уставился на него и, помедлив, сказал:

— Да. Просто это займет некоторое время. Пересеченная местность, а фургоны — сам знаешь.

Лицо сержанта разгладилось,

— Да, милорд.

Когда Род повернулся уйти, то услышал, как один солдат сказал:

— Наверняка ничего не сделает.

Ратник рядом с ним пожал плечами.

— Король есть король. Что он знает о простых ратниках? Какое ему дело, если мы убиты или оцепенели?

— Для короля Туана — немаловажное, — возмущенно возразил другой. — Разве ты не помнишь, что он был королем нищих, до того как стал королем Грамария?

— И все же... он сын лорда...

Но другой, казалось, сомневался в собственном предубеждении.

— Как может лорда волновать судьба простых ратников!

— Ты ведь наверняка не поверишь, что он станет терять понапрасну своих солдат?

— А почему б мне не поверить?

— Хотя бы потому, что он превосходнейший полководец! — раздраженно воскликнул первый, — Он не станет посылать нас на смерть за здорово живешь; он слишком хороший солдат! Как он выиграет битву, если армия его будет слишком мала?

Его приятель явно призадумался.

— Он будет тратить нас столь же бережно, как любой купец расходует свое золото.

Первый солдат привалился спиной к бугру.

— Нет, он не пошлет нас на врага, если не сочтет, что большинство из нас вернется живым и с победой.

Другой солдат улыбнулся.

— Возможно, ты и прав — что такое полководец без армии?

Род не стал дожидаться ответа и побрел дальше, изумляясь ратникам Туана. Они не особенно тревожились из-за Дурного Глаза. Из-за обеда — да; из-за того, не пошлют ли их против превосходящих сил зверолюдей, — да; но из-за магии? Нет. Ни к чему, если Туан подождет, пока у него не будет надлежащих колдовских чар.

— Поставь сюда среднего землянина, — пробормотал он себе под нос, — выставь его против и вправду действующего Дурного Глаза, и он побежит так быстро, что только пятки сверкать будут. Но эти парни относятся к нему так, что можно подумать, будто речь идет всего лишь о новой разновидности арбалета.

— Для них он немногим больше, — прошептал у него за ухом голос Векса, стоящего на вершине утеса и следящего, как Род прогуливается по лагерю. — Они выросли, постоянно имея дело с магией, Род, — так же как их отцы, деды и более далекие предки — двадцать пять поколений. Необыкновенные явления их не пугают — пугает только возможность, что вражеская магия может оказаться более сильной.

— Верно, — кивнул, поджав губы, Род. Подняв взгляд, он увидел, как брат Чайлд бинтует голову солдату постарше. Ратник морщился; но сносил боль философски. Род заметил у него несколько других шрамов; этот солдат несомненно привык к данному процессу. Род подошел к монаху.

— Вы по всему полю стараетесь, любезный брат.

Брат Чайлд улыбнулся ему не столь сияюще, как раньше.

— Делаю, что могу, лорд Чародей.

— И для ратников это настоящее благо, но вы же всего лишь человек, брат. Вам и самому нужно отдохнуть.

Монах с досадой пожал плечами.

— Эти бедные души намного больше нуждаются в моей помощи, милорд. Для отдыха времени хватит, когда раненые будут отдыхать, по возможности, легко. — Он вздохнул и выпрямился, глядя на забинтованную голову. — Я облегчил кончину не имевшим никакой надежды, сделав то малое, что в моих силах. Настало время подумать о живых. — Он поднял взгляд на Рода. — И сделать все, что можем, дабы они остались в живых.

— Да, — медленно проговорил Род, — мы с королем думали о том же.

— В самом деле! — заметно вскинулся брат Чайлд. — Уверен, вы всегда это делаете, и все же какого рода помощь приходит вам на ум?

Идея кристаллизовалась.

— Ведьмы — побольше бы их. На этот раз мы сумели уговорить присоединиться к нам одну из ведьм постарше.

— Да, — брат Чайлд поднял взгляд на вершину холма. — И я видел, как она и ваша жена в одиночку сдерживали Дурной Глаз зверолюдей, пока отступали наши солдаты. Я записал это в свою книгу, когда битва бушевала.

Род в этом не сомневался — фактически, именно поэтому он и заговорил с монахом. Тот казался единственным доступным средневековым эквивалентом репортера, поскольку никаких менестрелей под рукой не было.

Брат Чайлд снова повернулся к Роду.

— Ваша жена, должно быть, чрезвычайно могущественна.

Род кивнул.

— Получается интересный брак.

Позабавленный брат Чайлд улыбнулся, а старый солдат негромко рассмеялся. Затем монах поднял бровь,

— И та почтенная ведьма, что сопровождала ее — она тоже должна обладать необыкновенным могуществом.

— Да, — медленно ответил Род. — Ее зовут Гневной Гатти.

Старый солдат вскинул голову и уставился на Рода; а двое-трое других солдат поблизости тоже подняли головы, а затем обменялись быстрыми взглядами. На их лица набежала тень страха.

— Она решила, что помогать людям веселей, чем вредить им, — объяснил Род. — Фактически, она решила остаться с нами.

Все солдаты в зоне слышимости заулыбались.

— Чудесно! — Брат Чайлд так и светился. — И вы ищете других таких древних?

Род кивнул.

— Будем надеяться, найдем еще нескольких. Каждая ведьма на счету, брат.

— Безусловно! Помоги Бог вашим усилиям! — воскликнул монах. И когда Род отвернулся, брат Чайлд принялся бинтовать еще одного раненого солдата, тараторя:

— Слышите? Верховный Чародей старается привести древних кудесников и горных ведьм помочь нашему тяжкому положению!

Род улыбнулся про себя; именно этого эффекта он и добивался! К вечеру каждый солдат в армии узнает, что они будут бороться с пожаром при помощи горячего энтузиазма — и что ведьмы отправились за подкреплениями.

Он остановился, пораженный новой мыслью. Повернувшись, он оглянулся на пройденный склон.

Туан выделялся силуэтом на фоне грозовых туч, уперев руки в бока и разглядывая следы побоища внизу.

Не следует врать своей армии. Это приведет лишь к катастрофическому падению боевого духа — и через некоторое время солдаты откажутся драться, потому что не смогут быть уверены в том, что ты не бросаешься намеренно их жизнями.

Род снова стал подниматься на холм. Он пообещал рядовым увеличить ведовскую мощь; ему лучше убедить Туана.

Когда Род взошел на вершину холма, Туан поднял голову, оторвавшись от невеселых раздумий.

— Дурной день, Род Гэллоуглас. Самый дурной день.

— Очень даже. — Род заметил, что Туан употребил в разговоре имя, а не титул; молодой король по-настоящему тревожился. Он подошел к Туану и мрачно посмотрел вместе с ним на долину. — Тем не менее, могло быть и хуже.

Какой-то миг Туан лишь пристально глядел на него. Затем, с пониманием, чело у него расслабилось; он закрыл глаза и кивнул.

— Воистину, могло. Если б ты не собрал войска... и твоя жена, и Гневная Гатти... воистину, все ведьмы...

— И чародеи, — напомнил Род. — Не забывай и про чародеев.

Туан нахмурился.

— Надеюсь, не забуду.

— Хорошо. Тогда ты не будешь возражать против розыска новых.

— Да, наверняка не буду, — медленно проговорил Туан. — И все же, где ты их найдешь?

Род вздохнул и покачал головой.

— Дамы подали верную мысль, Туан. Нам следует заняться вербовкой.

Туан скривил рот.

— Да какая молодая ведьма или чародей присоединятся к нам теперь, когда этот сумасшедший проповедник подымает против них всю страну?

— Не слишком многие, — признал Род. — Вот потому-то я и понял, что у Гвен возникла верная идея.

Озадаченный Туан нахмурился еще больше.

— О чем ты говоришь?

— О старых, мой государь — начиная с Галена.

38
{"b":"25806","o":1}