ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, — отозвался с абсолютной уверенностью Род. — Она кажется простой только тебе. Мне приходят на ум лишь несколько других эльфов, которые, возможно, сумеют с ней справиться — но ты единственный, в ком я уверен.

Пак заметно надулся от самомнения.

— Ты единственный, — еще больше поднажал Род, — у кого хватит воображения и красноречия, чтобы провернуть это дело.

— Ты сделаешь это, — строго приказал Бром, — а не то ответишь передо мной, хобгоблин, когда закончится битва.

— А, ладно, сделаю, — вздохнул Пак, но также и приосанился. — Но все равно, Чародей, не понимаю, зачем монаху нужен кто-то, рассказывающий о происходящем, когда он сможет все увидеть собственными глазами.

— Вот это-то и есть самое первое, что тебе придется устроить, не так ли? Какой-нибудь способ сделать его ослепшим на протяжении битвы. Но ничего постоянного, — поспешно добавил Род, увидев, как заблестели у Пака глаза.

— Ладно уж, — вздохнул эльф, — да будет так. Мы погрузим его во мрак только на час-другой. Но какая с того польза, если я буду рассказывать ему, что происходит?

— Но ты не станешь этого делать, — возразил Род. — Тебе надо рассказывать ему то, чего не происходит.

— Чего-чего? — уставился на него Пак. — Я правильно расслышал? Мне надо говорить: «Нет, выше голову! Дождь не льет, а луна не светит! Солдаты не жмут дружески руки зверолюдям, и не уступают ни пяди!» Что еще за глупости?

— Это не совсем то, что я хочу, — подавил улыбку Род. — Не надо так негативно, Пак. Думай об этом примерно в таком духе: «Наши храбрые, героические шеренги наступают, а смертоносная масса трусливых зверолюдей бредет, спотыкаясь, к ним со злобой в глазах! Они ловят взгляды солдат, и наши молодцы застывают, пораженные Дурным Глазом! Но ведьмы с чародеями вырывают их из-под власти, и вперед выступает Верховный Чародей, сверкающий соперник на гигантском вороном скакуне, и призывает их в атаку! Вдохновленные его доблестью, наши мужественные солдаты набираются отваги; они издают гневный крик и атакуют врага!»

Пак завистливо посмотрел на него.

— Ты хочешь выделить свои собственные достоинства, не так ли?

— Ну да, когда это оправдано, — смутился Род. — А в данном случае это прямо-таки крайне важно. Иначе брат Чайлд не поверит тебе, Пак, и какого б еще эффекта ты не добился, ты должен заставить его поверить, что твой рассказ достоверен.

В стороне бухнул воздух, и перед ними очутился Тоби.

— Лорд Чародей, вы нужны на корме.

— С кормы? — поднял бровь Род в язвительном удивлении. — Далековато. Вот это да, Тоби, надеюсь не устал?

Юный чародей покраснел.

— Я знаю, лорд Чародей, вы предписываете нам не появляться и исчезать, и не летать, когда так же быстро можно дойти пешком...

— Абсолютно верно, предписываю. Это, я надеюсь, не скажется на вашей спортивной форме и характере. Кроме того, это зрелище может подействовать на не обладающее пси-способностями большинство.

— Я забыл, — вздохнул Тоби. — Когда происходят столь великие события, такие дела кажутся маловажными.

— Вот потому-то и надо взять в привычку нормальное поведение. Но что за великое событие происходит сейчас?

— Я! — раздраженно воскликнул юный чародей. — Я только что вернулся из Звероландии, где известил мастера Йорика и его отряд о нашем прибытии! Не явишься ли ты послушать меня?

— О! — Род сорвался с табурета, чувствуя себя напыщенным идиотом. — Какой же я осел!

Пак вскинул голову и открыл рот.

— Это образное выражение, — быстро оговорил Род, — но точное. Ведь, я придираюсь к мелочам, когда ты только что выполнил опасное задание! Прими мои глубочайшие извинения, Тоби. Я рад видеть, что ты вернулся цел и невредим. И конечно, ты не можешь докладывать мне здесь, сперва тебе надо рассказать все там, где тебя сможет услышать король.

— Я не в обиде, милорд, — усмехнулся Тоби. Он подошел к двери и открыл ее. — И поскольку вы не в состоянии перенестись из одного места в другое, я буду сопровождать вас пешком.

— Я тоже, — проворчал Бром. — Мне надо услышать, каких успехов добилась эта ухмыляющаяся обезьяна.

Дверь за ними захлопнулась, оставив Пака бурчать свои ругательства в гордом одиночестве.

* * *

— Добро пожаловать, лорд Чародей, — негромко поздоровался Туан, когда дверь за ними; закрылась. — И вам тоже, лорд Бром. — Глаза у него сверкнули. — Итак! Можно нам услышать рассказ этого юноши?

Тоби оглядел горящие глаза, направленные на него со всех сторон, и внезапно стушевался.

— Откуда... что мне рассказать?

— Все, что произошло, — предложил Род, — начиная с начала.

Тоби тяжко вздохнул.

— Ну, тогда так! Я прислушивался к мыслям зверолюдей и почувствовал разум, звенящий пустотой. Это походило на звук хлопающей ладони, о котором сказал мне Верховный Чародей, и поэтому я подлетел туда, где он казался громче всего, и посмотрел вниз. Находился я далеко за деревней зверолюдей, и ощущение их мыслей стало глуше; но теперь я почувствовал сгусток нескольких разумов, возможно около шестидесяти. И все же видел я лишь вершины деревьев.

Род кивнул.

— Они хорошо спрятались. Что потом?

— Я прислушался повнимательнее, пока хлопающий в ладоши разуй не начал думать о других делах — и все же не появлялось никаких корневых мыслей об измене. Поэтому я подлетел к вершине дерева и спустился к ним так, чтобы поменьше напугать их.

Туан тонко улыбнулся.

— Понятно, это могло несколько уменьшить их напряженность — и все же не слишком сильно. Что же они сделали, увидев тебя?

— О, первый завидевший меня зверочеловек завопил и вскинул палицу, и я приготовился исчезнуть, но тут же поднял пустые руки, и он остановил свой удар, а затем кивнул налево. Я пошел туда, а он последовал за мной, хотя и с недоверием в глазах. Вот так я и пришел к мастеру Йорику.

— Где? — придвинулся к нему Род.

Удивленный Тоби поднял глаза.

— Он сидел у костра вместе с несколькими другими, лишь один средь многих, когда поднял голову и увидел меня. Тогда он встал, усмехнулся и подошел ко мне, подняв руку и отдавая честь.

Туан уловил смысл вопроса Рода.

— Ах вот как. Он сидел средь своих людей, как равный, не занимая особого или почетного места.

— Ничего подобного я не заметил. По правде говоря, вокруг того костра сидело много женщин и мужчин — и все же они считались с его мнением, уж это-то было ясно.

— Сколько их там было? — поинтересовался король.

— По меньшей мере, двадцать мужчин; и он заверил меня, что другие стояли в карауле, в то время как один эскадрон стерег опушку леса неподалеку от деревни. В его отряде, сказал он, сорок с лишним бойцов.

— А сколько там женщин и детей? — Катарина казалась обеспокоенной.

— Я лично увидел с дюжину женщин; у каждой было двое-трое детей.

— Процветающая маленькая семейная группа, — улыбнулся Род. — Если мы не станем выметать Мугорка, Йорик заведет собственную деревню.

— Да, и со временем те две деревни сразились бы, — с иронией улыбнулся Туан. — Возможно, нам следовало бы держать своих ратников дома и предоставить нашим врагам убивать друг друга.

— Ты не можешь говорить такого всерьез! — вспыхнула Катарина,

— И не говорю, — вздохнул Туан, — ибо Йорик и его люди теперь наши союзники; и если Мугорк сразится с ним, то наверняка победит, поскольку у него тысячи бойцов. Нет, мы должны нанести удар, пока еще есть силы, способные помочь нам. Что он сказал о слухах, которые собирался посеять?

— Он сказал, что за минувшие несколько недель они изумительно разрослись, — усмехнулся Тоби. — В самом деле, мастер Йорик говорит так! «Их можно жать, вязать в снопы и собирать в гумно».

— Семена, выходит, упали на плодородную ночву, — прогромыхал Бром. Тоби кивнул.

— Мастер Йорик сказал: «Сейчас есть несколько сотен вдов там, где два месяца назад не было ни одной — и что дала пролитая кровь? Да ровным счетом ничего — кроме страха перед возмездием». Да, милорд, те люди были более чем готовы поверить, что возмездие будет направлено только на Коболда и его жреца Мугорка.

53
{"b":"25806","o":1}