ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зверолюди могут высадиться и за один день, — нахмурился, пожевывая губу, Туан. — Но все равно, мысль стоящая. Хватит и тысячи ратников. Тогда я смогу держать пять больших отрядов, разместив их так, чтобы любой из них смог меньше чем за день оказаться на побережье в любой из двух провинций. — Он с сияющей улыбкой повернулся к Роду. — Воистину, он чародей! А если пехотинец должен ездить верхом, так что с того? Когда они прискачут на поле боя, то могут спешиться а биться как всегда!

— По-моему, это сработает, Ваше Величество.

— Но название! Нужно название! — Глаза Туана горели от возбуждения. — Солдаты будут сражаться лучше, если их войско будет носить имя, способное прогреметь в веках!

По этой части Туан был мастер — знал толк в подобных ерундовых мелочах, вызывавших в конечном итоге огромный резонанс. Ради этих неосязаемых вещей люди зачастую сражались куда упорнее, чем ради твердых наличных. Если Туан говорил, что его ратники будут сражаться лучше, если их полк будет носить прославленное имя, то Род не собирался спорить.

— Как насчет Летучего Легиона?! — воскликнул король.

* * *

— Это и есть армия, милорд?

Гвен стояла с Родом на склоне холма, разглядывай изобиловавшую шатрами и лошадьми долину.

— Только авангард, — заверил ее Род. — У Туана по-прежнему остается постоянная армия в пять тысяч человек — и большинство из них не умеют ездить верхом. Здесь мы собираем тысячу хороших наездников со всего острова, тех, кто уже имеет какой-то боевой опыт. Однако Туан намерен навербовать еще пять тысяч солдат.

Далеко внизу лейтенант крикнул, и его эскадрон припустил галопом, атакуя другую группу с мечами из прутьев.

Гвен понаблюдала и недоуменно произнесла:

— Они выглядят не очень-то умелыми, милорд.

— Я сказал, что они люди с опытом, а не с талантом. — Род взял ее за руку и пошел по склону холма. — Хотя дай им немного времени для тренировки и практики, и никогда не увидишь лучшей кавалерии. Кто это?

Он остановился, хмуро глядя на фигуру в коричневой рясе с идеально круглой плешью, сидевшую, скрестив ноги, примерно в пятидесяти ярдах от них, положив на колени огромную раскрытую книгу. В левой руке человек держал чернильницу из рога, а в правой — перо.

— Кажется, какой-то чернец, — ответила Гвен. — А чем ты встревожен, муж мой?

— Тем, что не помню, чтоб я приглашал каких-то монахов. — Род подошел к человеку в рясе. — Доброе утро, отец.

— Доброго утра и тебе, добрый человек. — Монах обратил к Роду загорелое, сияющее лицо. Затем у него отвисла челюсть, и он неуклюже попытался вскочить на ноги. — Да это ж Верховный Чародей!

— Осторожней, не пролейте чернила. — Род протянул руку поддержать чернильницу из рога. — Приятно, конечно, быть узнанным, но предо мной не стоит вскакивать — во всяком случае, тем, кто не в мундире.

— Нет, я знаю вас как одного из самых великих людей, когда-либо ступавших по земле Грамария. — У этого монаха все было круглое — и живот, и лицо, и глава, и лысина. — Кто еще мог спасти королеву Катарину от оравы крестьян, алкавших лишить ее жизни, и банды баронов, ведомыми лордами отступниками, чтобы лишить ее трона?

— Ну, Туан сражался весьма неплохо. Он, если вы помните, тоже участвовал в той битве. Фактически, сражение на Бреденской равнине имело немалое отношение к тому, что он стал ее мужем.

— И все же, Вы самый великий, лорд Чародей, — чирикнул монах.

Род прочастил горло: чернец подбирался неприятно близко к истине со своей откровенном лестью. Самое время сменить тему.

— Что вы здесь делаете, отец?

— О! — Монах опустил взгляд на книгу. — Всего лишь забавляюсь в свободную минуту, лорд Чародей. Мудрый человек всегда найдет дело; поэтому я, когда не намечается ничего иного, заполняю время писанием хроники всех событий, случившихся при моей жизни.

— Хроника? Эй! Создается история! — не удержался Род. — Я в ней фигурирую?

— Безусловно, лорд Чародей! Какая ж история Грамария может быть без вашего присутствия?

— Я предпочла бы, чтобы он присутствовал дома, — сурово заявила Гвен, подходя ближе к становясь рядом с Родом. — И все же, мне думается, вы не совсем уловили смысл слов моего мужа, любезный отец.

— Да? О! Да! — Род важно поднял голову. — Совершенно верно, отец. Когда я спросил, что вы здесь делаете, я имел в виду, здесь с армией, а не просто в данную минуту. Чем вы занимаетесь?

— Да ясно, спасаю души, — ответил священнослужитель с видом полнейшей невинности, — Наш добрый аббат назначил меня капелланом в королевскую пехоту — но Его Величество сказал мне, что капелланов у него в избытке, и отправил меня к вам.

— Ах, он отправил, да? — Род к тому же вполне мог себе представить, почему Туан это сделал. Молодой король любил всех своих подданных, но средневековый монах склонен постоянно всех увещевать, испытывая терпение Туана. — Видимо, мне придется переговорить о Его Величеством. Ну, по крайней мере, он прислал мне историка-дилетанта.

— Милорд! — Оруженосец подъехал галопом и натянул поводья рядом с Родом. — Лорд О'Берин шлет вам привет, милорд. Он велел мне сообщить вам, что прибыли беженцы из Логайра!

— Вот как! — Род схватил священника за руку и пожал ее, невзирая на перо. — Ну, очень рад был с вами познакомиться, отец, но сейчас я должен бежать... О'Берин... Как, вы говорите, вас зовут?

— Меня называют брат Чайлд. Но не задерживайтесь, болтая с глупым монахом, лорд Чародей, когда вас ждут государственные дела.

— Ну, действительно, это военные дела. Гвен, пойдем послушаем. — Он схватил ее за руку и резко повернулся, посмотрев вниз. Там стояли немногие из уцелевших после нападения зверолюдей.

— А! Я выслушаю, и с радостью. — Гвен нахмурилась. — У меня нет сомнений, что в зверолюдях есть что-то магическое,

— Если это так, то они упомянут об этом. — Когда они зашагали вниз с холма, Род вдруг вспомнил про сына. — А где Магнус.

Глаза Гвен сверкнули, а подбородок поднялся:

— Спроси лучше, почему я явилась сюда.

— Я гадал об этом, но не слишком сильно — просто радовался, что ты со мной. А почему?

— Бром О'Берин явился к нам домой и сказал мне, что я не должна больше сидеть без дела, разыгрывая домохозяйку. Как будто это игра!

Род поежился, вспоминая, как летела в доме пыль — Род любил устроить маленький кавардак — и в каком омерзительном (из-за этого) настроении пребывала Гвен к концу каждого дня.

— Ну, ему легко говорить — в его покоях поддерживает частоту целая армия эльфов. Но он прав, милая — сейчас нам нужны твои таланты в полевых условиях. Пещере придется поднакопить пыли.

Гвен невольно пожала плечами.

— Ну, может быть. В конце концов, речь идет о людских жизнях, и, думаю, все это продлится недолго. Магнус, однако, ждать не может; я должна проводить по крайней мере половину дневного времени с ним, если нет битвы,

— Да, я понимаю. — Род почувствовал укол совести, — Но где все-таки мальчик?

— Бром нашел для присмотра за ним полдюжины старых эльфесс. Я побывала в их гроте и увидела, что они кое-что понимают в детях, поэтому и оставила его с ними.

— Не совсем охотно, как я понимаю.

— О, я никогда не буду чувствовать себя спокойно, пока мой малютка не у меня на глазах! — воскликнула Гвен. — И все же так надо, и я знаю, что глупо тревожиться.

— Да, вероятно, глупо. — Род сжал ей руку. — Уверен, любые няни, каких найдет Бром, будут очень способными. — Гвен не могла знать, насколько именно он был в этом уверен — Бром заставил Рода поклясться никогда не рассказывать ей, что он, Бром, — ее отец. Будучи карликом, Бром О'Берин немного робел признаться в этом. Но о Магнусе он заботился как о родном — каковым ребенок, конечно же, и был. Нет, любая избранная Бромом няня будет надежной. — Даже если она эльфесса.

— Особенно если они эльфессы, — пронзила его взглядом Гвен. — Кто же еще сможет удержать на привязи твоего сына, Чародей?

— Только другой чародей или ведьма, — усмехнулся в ответ на ее прожигающий взгляд Род. — Ведьма.

7
{"b":"25806","o":1}