ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Искры надежды разгорелись в глазах девушки еще ярче, она прильнула к его руке, глядя в изумлении.

Грегори, однако, и сам недоумевал. Как это магия поможет ему, слабому и мирному человеку, победить двадцать разбойников с большой дороги?

«Да как-нибудь», — подсказала какая-то глубинная часть его сознания, заодно напомнив, что и Перегринато, в конце концов, — всего лишь Финистер.

Инфекция, которую отправилась лечить Гвен, не была чем-то исключительным — всего лишь мутировавший старый вирус. Проблема заключалась в том, что у крестьян отсутствовал иммунитет против него, и это грозило серьезной бедой. Если не выставить преград вирусу, он выльется в эпидемию чумы, которая прокатится по всему острову. Но теперь самое страшное было уже позади. Летя домой, Гвен думала, что еще пятнадцать лет назад она не справилась бы с этой вспышкой заболевания. Знакомство с межзвездной цивилизацией двадцать первого века обогатило ее последними достижениями физики, химии и многих других наук, в том числе и микробиологии. Интересен был и способ обучения: она черпала знания прямо из голов их носителей — ученых, инженеров. Нет, Гвен не шпионила, она задавала вопросы и действительно слушала ответы.

К счастью, вирус был относительно несложный. Ей удалось выделить несколько образцов штамма и создать антигены. Распространяясь с обычной скоростью, они нейтрализуют все остальные типы вируса. Теперь можно было предоставить эпидемию самой себе.

Гвен лениво приметила кружащегося над ее головой ястреба, как отмечала все, что творилось в воздухе. Не придав этому особого значения, она продолжила свой полет, как вдруг птица сложила крылья и камнем упала на нее.

С гневным криком ведьма отшвырнула ястреба, который, кувыркаясь, полетел прочь. Метла, оставленная без управления, тоже вильнула в сторону и пошла на снижение. Эта оплошность спасла Гвен жизнь: залп из бластера прошел в футе над ее головой.

Внезапный испуг вызвал выброс адреналина, который горячей волной прокатился по телу, но еще жарче был проснувшийся гнев Гвендолен. Оторвавшись от управления метлой, ведьма бросила часть своего сознания на поиски стрелявшего. Ее мысль, описав широкий зигзаг, наткнулась на чужой разум. Там царили хаос и смятение, и окунувшаяся в них Гвен испытала головокружение. На несколько мгновений она потеряла связь с внешним миром — небо и земля закружились в бешеном хороводе.

Метла, предоставленная самой себе, стала неотвратимо падать, и Гвен вместе с ней.

Еще два снаряда просвистели над головой.

Затем буря во вражеском сознании стихла, что принесло облегчение и Гвен. Она увидела стремительно приближающиеся верхушки деревьев, и руки ее добела сжали древко метлы. Ведьма вложила в это движение всю энергию, будто желая усилием воли прервать гибельный полет. В последнюю секунду, когда подошвы Гвен уже коснулись листвы деревьев, метла и впрямь изменила траекторию.

И сразу ястреб вновь атаковал ее. Буквально за мгновение до того ведьма заметила опасность и успела уклониться от удара. Новый выстрел из бластера вызвал протестующий клекот ястреба: кончики его хвостовых перьев воскурились дымком.

Гвен бросила свою метлу в дьявольский танец — дерганый и хаотический. Ответом ей была волна ненависти, накатившая из вражеского сознания и вызвавшая настоящий шок. Однако ведьма сумела справиться с этим состоянием и использовать энергию ненависти для ответного удара. Она отправила такой заряд ярости, что едва не лишила своего врага чувств. Гвен мгновенно отключилась от его сознания. И вовремя: очередной выстрел заставил ее отпрянуть, необходимо было как можно скорее обнаружить стрелков.

Их оказалось трое. Она ударила по ним приступом ненависти и презрения, и одна из убийц чуть было не обратила оружие против себя самой. Гвен снизила накал страстей — женщина отказалась от своего смертельного намерения, и в ужасе отбросила бластер.

Сознание ведьмы уже обратилось ко второму нападающему: она заставила оружие в его руках дергаться и выворачиваться. Невидимый враг сопротивлялся, и Гвен пришлось удвоить энергию в попытке вырвать оружие из его рук. Тщетно: мужчина тянул изо всех сил. Тогда Гвен изменила тактику, и бластер ударил своего хозяина в лоб — тот упал на землю, оглушенный, а Гвен, следуя общей тактике боя, перешла в пике.

Она едва не опоздала! Борьба с двумя снайперами позволила третьему прицелиться как следует, и пламя опалило прутья метлы Гвен. К тому же, последовала новая атака со стороны ястреба: острые когти впились в ее плечи, и Гвен закричала от боли, а потерявшая управление метла устремилась к земле.

Птица ослабила хватку, когда совсем рядом пролетел еще один снаряд. Ведьма вывела падавшую метлу из штопора, но в этот момент ощутила присутствие еще одного эспера. Она уловила идущие из его сознания импульсы страха, сменившиеся затем облегчением. Он был, несомненно, слабее первого, но все же достаточно силен, чтоб доставить неприятности Гвендолен. Управляемый им ястреб вновь бросился вперед.

Ведьма сконцентрировалась и перехватила управление птицей. Она изменила траекторию ее полета, сделав объектом атаки самого снайпера. Тот в ярости закричал и навел оружие на неожиданного врага, в которого превратился недавний союзник. В последний момент Гвен помогла ястребу уклониться, и снаряд просвистел в воздухе. Теперь ведьма хорошо видела третьего стрелка: он расположился высоко на дереве. Гвен вновь бросила ястреба в атаку. На этот раз снайпер не успел выстрелить, он инстинктивно откинулся назад и с испуганным криком упал. Выронив оружие, он ухватился за подвернувшуюся ветку и повис на ней.

Гвен дотянулась своим сознанием до ветки и заставила ее вырваться из рук человека. Тот взвыл от страха, когда его пальцы разжались, и полетел вниз. Приземлился он неудачно — поперек одной из нижних ветвей, и успел почувствовать острую боль, когда та впилась ему в живот. Гвен показалось этого мало: она заставила соседнюю ветку согнуться и ударить человека. Еще одна вспышка боли пронзила его мозг, прежде чем наступила полная тьма.

Ястреб, между тем, кружил в воздухе, снова готовясь к нападению. Гвен сосредоточилась на птице, и ей удалось взять ее под контроль. Ведьма направила ее полет в крону дерева, где находился источник мысли, до того управлявшей ястребом, — там притаился сокольничий. Теперь пернатый хищник набросился на своего хозяина. С пронзительными криками он стал рвать лицо человека. Тот попытался схватить птицу, удерживая ее на вытянутой руке, но не смог удержать равновесие. Выкрикивая проклятья, он сорвался с ветки.

Гвен слегка подправила траекторию его полета так, чтоб человек ударился о ствол дерева прежде, чем упасть на землю. Он остался лежать без сознания, а птица, растерянная и удивленная, улетела прочь.

Теперь Гвен смогла наконец перевести дух. Выправив полет метлы, она послала вызов королевским ведьмам: требовалось доставить пленника в крепость. Затем, следуя привычке, приобретенной во время бессонных ночей над детскими кроватями, она потянулась мыслью, чтобы проверить, как дела у членов ее семьи.

Все Гэллоуглассы были атакованы.

Джеффри и Ален, одетые простыми возчиками, ехали на телеге, за которую заплатили баснословные деньги. Своих боевых коней они запрягли на манер тягловых кляч, плащи надежно укрывали мечи за спинами.

В таком виде они подъехали к деревушке, притулившейся у подножья замка барона Грипардина. Жалкая кучка полуразвалившихся хижин выглядела настолько заброшенной, что, если б девушка не подсказала им, рыцари проехали бы мимо. Именно в этих дряхлых декорациях предстояло разыграть славный любительский спектакль.

— Ну, чего, До? — Ален старательно подражал простонародному говору крестьян, работавших в замке. — Как думаешь? Может, распряжем лошадей и купим чего-нибудь пожевать?

— Так здесь же нет постоялого двора! — с тем же акцентом ответил Джеффри. — Представляю, чего приготовят нам эти доходяги за наши кровные денежки. Я и медного фартинга за это не дам!

14
{"b":"25807","o":1}