ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, размышляла Финистер, возможно, дело в том, что в отсутствие эротической проекции она не могла похвастать особой привлекательностью. Чем больше девушка думала, тем больше укреплялась в этом мнении.

Руфус отвел ее в общежитие в Раннимиде. Финистер была поражена небывалыми размерами города, его высокими гранитными башнями, а более всего — видом королевского замка, высящегося на холме в центре города. Тысячи людей толпились на улицах, стояли у лавок, где продавалось практически все, что можно было пожелать. Ох, чего здесь только не было! А музыканты, игравшие на перекрестках и площадях! А жонглеры, акробаты, кукольники и актеры! Там были даже настоящие театры! Актеры в них играли гораздо лучше, чем те, что представляли на площадях или в гостиничных дворах.

Но в городе также были и воры-карманники, вооруженные грабители и сутенеры со своими выводками. проституток. Финистер быстро разобралась, которые из чужих мыслей воспринимать, а от каких жестко блокироваться.

Представитель Главного Агента отвел Финистер комнату, сообщил, когда в общей комнате подается обед и, дав немного денег, велел самостоятельно обследовать город. Предполагалось особое внимание обращать на дома аристократов, караульные помещения городской стражи и прочие правительственные места.

На первое время Финни выделили для сопровождения молодую, всего на несколько лет постарше ее самой, даму. Та оказалась довольно дружелюбной, хотя Финистер иногда коробило от циничных высказываний спутницы. Спустя две недели девушке доверили закупку продуктов на рынке, а еще через какое-то время устроили на поденную работу в качестве посудомойки. Это, конечно, являлось лишь прикрытием, основной же целью Финистер был телепатический шпионаж. Прислушиваясь постоянно к чужим мыслям, она сделала неожиданное открытие: оказывается, немало мужчин, молодых и не очень, имело на нее виды. Это удивило девушку — ведь она по-прежнему не считала себя хорошенькой. Впрочем, Финистер не стала долго ломать голову над этим феноменом и привычно списала все на свою эротическую проекцию. Во избежание лишних осложнений она решила впредь тщательнее следить за собой, а пока без особых сожалений дала всем ухажерам от ворот поворот. Тем более, что по-настоящему привлекательных кандидатов среди них и не было.

Через месяц Финистер вызвал к себе не кто иной, как сам Главный Агент. При виде девушки он не сумел скрыть удивления и несколько неприятных секунд пожирал ее взглядом. Сохраняя внешнее спокойствие, Финни внутренне ежилась: ощущение было такое, будто ее раздевают. Однако вскоре начальнику удалось справиться со своими эмоциями, и он, напустив официальный вид, принялся изучать свиток на столе.

— Итак, местный агент Финистер. Телепат.

Это был не вопрос — констатация факта, почерпнутого, очевидно, из ее бумаг. Быстрая и мимолетная проба убедила Финни, что сам шеф не обладал телепатическими способностями.

— Так точно, сэр. А также проецирующий эспер, ну и, разумеется, телекинетик.

— Да, похоже, это обычный набор для девиц, — начальник бросил равнодушный взгляд на Финни. — Ну что ж, за этот месяц я получил хорошие отзывы о вас, агент. Судя по всему, вы быстро адаптировались к городу и уже помогли получить кое-какие полезные сведения по трем домам местной знати.

— Благодарю вас, сэр, — нейтрально ответила девушка: она все еще чувствовала себя под колпаком наблюдения, и, уж конечно, вряд ли ее результаты можно было назвать выдающимися.

— «Финистер» — довольно странное имя. Ваши приемные родители сообщили вам значение это слова? — поинтересовался Главный Агент.

— Да, сэр, оно означает «конец земли»" Такое имя значилось на корзинке, в которой меня нашли. Воспитатели долго гадали, как женщине, родившей меня, могла прийти в голову такая странная идея. Посчитали, что, должно быть, это — имя моего настоящего отца, но в графстве никто не слышал о таком человеке.

Главный Агент кивнул.

— Возможно, он был моряк. На побережье подчас можно встретить семьи с таким именем, что, собственно, и неудивительно. Кстати, это можно перевести и как «конец света»?

Тут уж Финистер покраснела.

— Да, сэр, — с легкой досадой подтвердила она. — В любом случае, имя мое намекает на конец. Но ведь это всего лишь случайность, я полагаю!

— Может быть, может быть, агент Финистер. Хотя мы склонны видеть в этом судьбоносный знак, коль скоро речь идет об аристократах и государственных деятелях, с коими вам предстоит встречаться, — строго посмотрел на нее Главный Агент. — Крах правительства начинается с уничтожения правителей, а вы, с помощью ваших талантов, сможете не одного мужчину вывести из строя, если не физически, то эмоционально.

Эти слова заставили сердце Финистер сжаться от восторга по поводу собственной мощи, но сюда же примешивалось и отчаяние. Ведь она получила лишнее подтверждение относительно своего предназначения. Ей уготована роль женщины-вамп. И ничего более. Ну, что ж, по крайней мере, это она умеет (и будет) делать хорошо! Финистер пребывала в уверенности: ее потенциальные жертвы заслуживают обслуживания по самому высокому разряду!

— Вот ваше первое серьезное задание, — Главный Агент передал ей еще одну бумагу. — Некто Марквис из Кромкурта, действительный член Личного Совета Королевы. Он же — беспринципный мерзавец, безжалостный эксплуататор своих крестьян. Особенно страдают от него молодые привлекательные женщины.

Финни стояла, прижав локти к бокам, чтобы унять нервную дрожь. Ее глаза невидяще уставились в листок бумаги, который она сжимала в руках.

— Я должна убить его, сэр?

— Да, но сначала вытяните из его мозга все, что касается правительственных планов, — велел Главный Агент. — Затем убейте! Пусть слезы и стоны крестьян будут отомщены! Только проследите, чтоб не оставалось никаких следов.

— Да, сэр, — пергамент дрогнул в руках Финистер.

Вообще-то, она была уже подготовлена к роли убийцы — уроки Мамы и Папы не прошли даром. Однако девушка и осознавала, как именно все это произойдет.

Наиболее удобный момент представится после того, как она соблазнит своего врага, или, вернее, позволит ему соблазнить себя. В том, что он захочет это сделать, Финистер не сомневалась, как не сомневалась в своих проекционных способностях. Избежать объятий (а возможно, и постели) Марквиса вряд ли удастся — это она понимала и принимала. В конце концов, не первый и не последний раз… Да и чем же ей еще заниматься, ведь только это она и умела делать хорошо! Нет, Финистер не мучилась угрызениями совести, она лишь надеялась, что ненавистный Марквис не окажется безнадежным уродом или попросту стариком.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Очевидно, какие-то чувства отразились на лице Финистер, потому что в голосе Главного Агента послышалось сочувствие:

— Ваш испуг понятен, агент Финистер, каждый бы боялся на вашем месте: в конце концов, убийство благородного господина — довольно рискованный поступок. Но, поверьте, лишь очень немногие наши агенты попадаются. Кроме того, мне кажется, вы нервничаете, как охотник перед тем, как подстрелить своего первого оленя. Мой вам совет: отнеситесь к своей задаче как к забою свиньи на скотном дворе. В некотором роде, вам именно это и предстоит. Во всяком случае, будьте уверены: ваша жертва заслужила это.

— Я не сомневаюсь, сэр, — ответила Финистер. — Мне доводилось читать о так называемом «droit de seignur» — праве первой ночи, и я нахожу это отвратительным.

— Тогда вы должны испытать такое же отвращение и к указанному дворянину. Это позволит вам без колебания воткнуть нож в его сердце.

— Да, сэр, — Финни, подобно углям, раздувала в себе гнев. Она старалась мобилизовать весь запас ярости и озлобления, который, казалось, от рождения был заложен в ее душу.

— Праведный гнев — это хорошо, — кивнул Главный Агент. — Но за применение оружия вас могут арестовать и казнить, агент Финистер. А мы не хотели бы терять ценного работника. Думаю, гораздо меньше подозрений возникнет, если его сердце просто остановится и перестанет работать.

58
{"b":"25807","o":1}