ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они продолжали работать до вечера и истребили весь подлесок в пределах видимости, переплавляя дерево в магические блоки и укладывая их в стену. Когда контуры здания стали уже вырисовываться, Алуэтта вспомнила свои давние мечты о роскошном, грандиозном доме.

— Если мужчина рассчитывает, что я разделю с ним его жилище, то это должно быть нечто достойное, — заявила она. — Не жалкий домишко, или даже поместье средней руки — нет, я всегда грезила о башне!

— Пусть будет башня! — щедрость влюбленного Грегори не знала границ.

Уложенные блоки поднялись в воздух и, перегруппировываясь, вновь стали укладываться в круглую стену шестидесяти футов в диаметре.

Поймав изумленный взгляд Алуэтты, юноша ласково спросил:

— Что вас так удивляет, дорогая? Разве вы не знаете, что любовь придает мужчине силы?

— Надеюсь, эти слова идут от сердца! — услышанное отозвалось в ее сердце радостным трепетом, ведь Грегори фактически признался в любви.

Безусловно, такое происходило не впервые в ее жизни. Но лишь Грегори, да еще, пожалуй, Орли делали это независимо от специфических эротических чар Алуэтты. И любовь Грегори, также как когда-то любовь ее названного брата, была ценна для нее сама по себе, а не как часть задания.

К ночи стена возвышалась уже на десять футов, а все вокруг на добрую сотню футов была очищена от леса.

— Ну как, этого достаточно, чтоб доказать серьезность моих намерений? — юноша выглядел уставшим, но счастливым.

— Пожалуй, — шагнула к нему Алуэтта. — Стены надежно защитят окрестные деревни от всплеска нашей страсти. Конечно, не хватает крыши, но, в конце концов, не так уж страшно, если все лесные птички на ночь превратятся во влюбленных голубков.

С губ Грегори сорвался счастливый стон. Девушка со смехом прильнула к нему, чтоб долгим поцелуем заставить его замолчать. Когда они, наконец, отстранились друг от друга, юноша подхватил ее за руки и внес через открытый дверной проем в недостроенную башню.

Алуэтта оказалась права: в эту ночь местные пернатые вели себя самым возмутительным образом, даже с учетом того, что на дворе стояло начало лета! Так же (и по той же причине) безобразничали летучие мыши, даже насекомые, занятые своим делом, не досаждали влюбленным, что было им только на руку. Грегори со своей подругой впервые познал радость любовного безумия!

Позже, когда они лежали, сомкнув объятия, Алуэтта, ошеломленная и обессиленная, со всей ясностью поняла, что влюблена без памяти, полностью отдалась во власть этого мужчины, а потому — совершенно беззащитна. Эта мысль напугала ее.

Грегори немедленно почувствовал перемену в настроении.

— Что вас беспокоит, любовь моя? — нежно спросил он. — Доверьте мне свою боль, и я прогоню ее прочь!

— Боюсь, вам это не под силу, — пробормотала девушка, уткнувшись ему в грудь и не поднимая глаз. — Я чувствую себя ужасно виноватой, Грегори.

Юноша замер на мгновение.

— Мне казалось, вы избавились от этого, — грустно произнес он затем.

— О, да! Я больше не считаю секс злом! Ваша матушка мне очень помогла. А то, что ей не удалось, сделали вы своей любовью!

Алуэтта ощутила его губы у себя на лбу, но продолжала говорить:

— Меня смущает тот факт, что я отправилась на поиски искупления, а обрела экстаз!

— Ах, утешьтесь, любимая! — в голосе Грегори слышалось понимание и убежденность. — Вы ведь помогли вдове и ее детям! Не говоря уж о двух селениях, которые мы спасли по дороге! Поверьте, для вас еще найдется достойная работа!

— Ну, если так смотреть на вещи… — неуверенно произнесла девушка. — Пожалуй, я могла бы…

Не окончив фразу, она подняла голову, чтоб встретить его поцелуй. Поцелуй, с которым в нее вливалась энергия и вера.

Назавтра они снова вернулись к строительству. Но, методично укладывая кирпичи, Алуэтта размышляла и не могла прогнать сомнения. Она пыталась уговорить себя не мучиться, легче смотреть на вещи, но безуспешно.

— Грегори, — завела она разговор, — ваши стены замечательно защищают окрестных крестьян от наших эмоций, но сомневаюсь, чтоб изначально вы имели в виду именно такое предназначение для них.

— Служить любовным гнездышком для вас? — юноша вскинул на нее удивленные глаза, выронив стофунтовый[13] блок. — Нет, конечно, я и надеяться не смел! У меня и в мыслях не было, что я получу такой подарок!

— И правильно, — кивнула девушка. — Но все же, почему вы приступили к строительству?

— Это мое Место Силы, — объяснил Грегори. — Обнаружив его, я понял…

— Что оно способно многократно усиливать любовные ощущения?

— Нет, хотя это замечательное свойство, — покраснел юноша. — Но я планировал заняться здесь изучением некоторых аспектов пси-энергии. При этом я отдавал себе отчет, что некоторые мои ошибки могут иметь самые серьезные последствия для окружающей природы.

Алуэтту встревожили его слова.

— Вы подразумеваете вредные побочные эффекты ваших экспериментов? — нахмурилась она.

— Да, таковые всегда возможны. Но здесь, из-за энергетики места они могут оказаться поистине смертоносными. Именно поэтому я решил воздвигнуть стены, чтоб оградить окружающую местность.

— А какого рода исследования вы планировали проводить? — продолжала допытываться девушка.

— Ну, меня всегда интересовали агрокультуры. Я мечтал найти пути замедления роста сорняков и ускорения — полезных злаков. Таким образом удалось бы частично решить проблему голода, — начал перечислять Грегори. — Кроме того, конечно же, борьба с многочисленными болезнями, вернее даже, методы предупреждения их. Возможно (хотя и сомнительно) удалось бы придумать, как заставить знать преодолеть свои разногласия и умерить честолюбие, чтоб призрак войны больше не маячил на горизонте.

Юноша перевел дыхание, намереваясь продолжать свой список.

— Довольно! — вскричала Алуэтта, дрожа от возбуждения. — То, что вы говорите, звучит так многообещающе! Наверняка, там есть какая-нибудь, хоть малая возможность и для меня искупить содеянное зло. За работу, господин чародей! Давайте скорее заканчивать строительство, чтоб можно было приступить к нашим изысканиям. Клянусь, я буду для вас помощницей и подмастерьем! Но учтите, вас ждет рабский труд, иначе в один прекрасный день ваша ученица превзойдет вас!

Грегори с сияющими глазами заключил ее в объятья.

— О, на этом пути у нас будет много работы и много открытий! К сожалению, замыслы рождаются в моей голове не по заказу, а когда им вздумается. Приходится сидеть и ждать удачной идеи. Теперь вы, любовь моя, будете меня вдохновлять!

От неожиданности девушка поперхнулась, но тут же рассмеялась:

— Ага, и стану вашим надсмотрщиком!

Грегори поцелуем закрыл ей рот.

Спустя какое-то время она оттолкнула юношу со словами «За работу!» и отправилась на поиски нового хвороста для изготовления магических блоков. — Грегори проводил ее сияющими глазами.

К концу дня башня высилась уже на тридцать футов, хотя все еще оставалась без крыши. Похоже, и эта ночь будет хлопотной для птичек и пчелок в лесу!

На следующий день занятый работой Грегори становился все более грустным и молчаливым, его мысли блуждали невесть где. Алуэтта было вознегодовала по этому поводу, но затем несколько раз поймала его виноватые взгляды, которые юноша тайком бросал на нее.

Продолжая сплавлять молекулы в заготовленных ветках, она почувствовала закипающий в душе гнев. Все ясно, он ничем не лучше других мужчин! Выглядел нежным и страстным, пока не получил свое, а теперь дает выход дурному настроению! Очевидно, терзается сознанием совершенного греха, в соответствии со своими пуританскими взглядами, и ищет случая сбежать от нее!

И черт с ним, пусть бежит! Алуэтта сама закончит строительство и приступит к запланированным исследованиям. Она яростно продолжала формировать и укладывать блоки, кипя от бессильной злобы и проклиная вероломство всего мужского рода.

вернуться

13

фунт — 453, 61

74
{"b":"25807","o":1}