ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пусть торжествуют, братец, — заметил Джеффри. — Недолго им осталось.

— Это уж точно, — Грегори зловеще уставился в чащу, как голодный тигр, готовый растерзать любого, кто встретится на пути.

Джеффри пустился дальше по следу похитителей, точно охотничья собака: ноздри его хищно раздувались, глаза мерцали, хотя вовсе не нюх вел его по лесной тропе — а мысли добычи. Это была способность, дарованная свыше роду Гэллоуглассов. Они прошли склон, прячась за деревьями и намеренно избегая открытых пространств. Ни разу они не вышли ни на поляну, ни на лужайку, все время держась в тени.

Лошадей они вели в поводу, обвязав им тряпками копыта и металлические части уздечек, чтобы избежать ненужного звона.

Наконец они преодолели склон и стали спускаться вниз, осторожные и внимательные, готовые к любой неожиданности, не только потому, что склон был крутым, но и оттого, что деревья стали редеть — их явно выносило на открытое место, где уже негде будет спрятаться.

— Впереди большая поляна! — предупредил Грегори, взмахнув рукой. — Сейчас мы выйдем на открытую местность.

— Странно, — задумался Джеффри, — а мысли доходят как будто с порядочного расстояния.

Пробравшись за последние деревья, они вскоре получили ответ на свой вопрос.

— Получается, мы вернулись обратно! Неужели они могли успеть проложить ложный след? Но когда бы они успели, отступая в такой спешке и панике!?

— Послушайте, — сказал Ален. — Прислушивайтесь к каждой мысли, волшебники, будь то беличья или птичья или даже земляного червя! Если лесник умеет кричать сойкой, то может, стало быть, и думать, как она!

— Ладно, — сказал Джеффри с удивлением и одобрением.

Ален был для него олицетворением честности, верности и правды; он был тверд и неколебим, как камень.

Что бы ни стряслось, это не могло привести его в смятение: врожденное чувство справедливости всегда направляло его поступки — хотя ему часто не доставало предвидения и интуиции.

Джеффри надеялся, что он когда-нибудь выучится и этому, ведь и предвидение — важное достоинство монарха, кем однажды станет Ален. А сейчас он был, говоря начистоту, больше справедлив, чем умен.

Грегори на несколько минут ушел в себя и в свои мысли. Затем встряхнул головой.

— Никого здесь нет. По крайней мере поблизости.

— Как?

— Да так. Нас кто-то водит — или я не понимаю, что здесь творится. Как два таких сильных чародея могли так проколоться и сбиться со следа?

— Но ведь это же их следы? — взорвался Джеффри.

Он терпеть не мог, когда его водят за нос.

Они простояли так несколько минут, переглядываясь и пытаясь понять, в чем же тут дело. Первым не выдержал Ален. По праву старшего по власти он просто должен был что-то сказать. Хоть что-то. И он сказал:

— Так это в самом деле они?

— А кто еще? — вопросом на вопрос ответил Джеффри, не переставая хмуриться и покусывать бороду.

— Может какой-нибудь лесной дух? — Грегори посмотрел назад, в сторону лесной глуши, где, по его мнению, мог обитать виновник случившегося с ними недоразумения. — Тут такие водятся. Правда, я никого не слышу, но волшебные существа умеют охранять свои мысли от проникновения — тут телепатия бессильна.

— Если они вообще у них есть, мысли, у этих существ, — пробурчал Джеффри, который тоже не исключал вмешательство потусторонних сил. Не могли же они просто так сбиться с дороги или того пуще — дать себя облапошить каким-то темным и невежественным дикарям. Простакам с гор.

— Ты считаешь, что они не думают?

— У их только импульсы, никакого осмысленного поведения. Повинуются инстинкту.

— Хотите сказать, нас кто-то водит за нос? — недоверчиво поинтересовался Ален.

— Может, эльф? — предположил Джеффри.

— Нет. На эльфа не похоже.

— Тогда гном.

— Откуда здесь гномы?

— Но мы же в горах.

— Ну и что? Тут нет ни одной расселины, откуда бы пролегал вход в пещеру. Так тебе гномы и стали жить в лесу!

— Ну, они просто вылезли и пришли.

— Ага! Специально проследить за нами…

— Слушай, что ты все время насмехаешься? Взял бы да сам предложил версию.

Опять наступила пауза.

— Да нет, дело не в эльфах. Эльфы наши друзья.

— Да, с друзьями таких шуток не вытворяют. Хотя тут должны водиться и другие остряки, способные на подобные шалости. Они просто ужас как любят водить за нос смертных. Особенно когда те торопятся. И в спешке ходят кругами на одном месте. Вот для них, должно быть, развлечение!

— Давайте представим худшее, — предложил Ален. — Просто пустимся дальше по следу, и посмотрим, что потом. Долго с нами будут шутить, или, может, все наконец выяснится. Есть же какое-то тело, которое оставляет эти отпечатки. Вот мы и наступим ему, по крайней мере, на хвост.

Они вновь пошли лесом. Джеффри зорко озирал тропу, следы, ломаный кустарник и стволы: не осталось ли там каких признаков передвижения. Он уже не искал тропы, по которой скопом отступали горцы, а вычислял малейшие признаки продвижения хоть какого-то живого существа. Может, это просто мчался горный кабан, натоптавший тропу.

— А реально как-то отличить следы такого оборотня от обычных? — спросил Ален.

— Трудно, — ответил Джеффри. — Но их следы, конечно, здорово отличаются от человеческих. Так по сломанной ветке, по царапине на стволе еще можно вычислить, по кучке под деревом немного можно понять…

— Так вот, — продолжал Грегори, — тут ведь мог быть кто угодно: птица, лисица, белка там, я не знаю… так что ни одной встречной мысли пропускать нельзя.

— Хоть бы кто увидел его вблизи, — в замешательстве пробормотал Ален. — Ты же не можешь просканировать ум каждого обитателя лесного края.

— Это уж точно, — согласился Грегори.

Они последовали за Джеффри в лесную мглу. И в скором времени обнаружили, что выходят все на ту же поляну.

— Не нравится мне это, — сказал Ален.

— Эй, кончай дурить! — выкрикнул Джеффри, оглядываясь. — Выходи и скажи, что тебе от нас надо!

— Давайте лучше поднажмем, — предложил Грегори. — Не надо кричать, ему сейчас далеко не уйти, мы почти нагнали его!

— Я что, на гонки нанялся? — пробурчал Джеффри, пускаясь за ним следом.

Прорвавшись за листву, на ту же самую поляну, Ален с Грегори остановились и с уважением прослушали все, что думает отдувающийся Джеффри об обитателях леса: сказочных и обыкновенных, а затем все", что он бы с ними сделал за такие шутки. В его речи было много слов, говоривших о том, что Джеффри немало времени провел в солдатских палатках, изучая воинское искусство.

Когда поток его красноречия иссяк, Ален предложил:

— Мы же знаем направление. Давайте пойдем по какому-нибудь ориентиру.

— Едва ли это поможет против лесного духа, — проворчал Джеффри. — Но другого пути не вижу. Похоже, у нас его просто нет.

— Это сработает, — сказал Грегори. — Представим, что мы видим горный пик, вершину и кружим возле нее.

Ален кивнул:

— Вперед, друзья.

В третий раз троица прошла по тем же следам горцев. Джеффри указал на приметную скалу на самом верху склона:

— Вон там прекрасный ориентир — как будто стоит монах в капюшоне.

Ален рассудительно кивнул:

— Стало быть, Брат Скала будет нашим путеводным маяком. Вперед!

Как бы ни был хитер тот, кто пытался сбить их с толку, против ориентира он был бессилен. Вот уже час они шли по следам, но так и не вернулись на злополучную поляну. С другой стороны, они так и не достигли горного хребта — земля переходила в овраг с поворотами, расползавшийся, как двуглавый змей по извилинам и трещинам. На самом дне они увидели реку.

— Так вот где начинается река! Ну и местечко. В каких чародейских местах, оказывается, могут брать начало реки! — воскликнул Джеффри. — Это наш плут преградил нам тропу?

— Нет, похоже, этот источник здесь уже не первый год. — Заметил Ален. — Видите, как вода источила землю и камень?

Посмотрев в указанном направлении, Джеффри кивнул:

17
{"b":"25808","o":1}