ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чем закончился его последний визит?

– Вот здесь есть нечто интересное, – сказал Грит, и в его голосе появились нотки оживления. – Он приземлился там же, где и ты, примерно днем позже и на своем лифтере прибыл прямо сюда. Он выяснил все насчет тебя… Не смотри на меня так. Я сказал ему только, что ты какой-то свободный охотник, работающий по контракту на Федерацию. В общем, он узнал новости и уже через час умчался назад, как обезьяна с обожженным задом. При этом он казался очень расстроенным.

– Вернемся к тем случаям, когда ты встречал его прежде. Он готов покупать все подряд или интересуется только драгоценными камнями?

– Он занимается всем, что имеет высокую цену и легко перевозится. Я знаю, его интересуют произведения искусства, редкие минералы, ценные бумаги. Он ловок, чистоплотен и платит двадцать пять процентов от легальной цены, что больше, чем предлагают многие другие скупщики. Как я слышал, он может себе такое позволить по той причине, что заранее продает вещи, которые покупает.

Вольф нашел эту информацию интересной, но на его лице ничего не отразилось.

– Какие у него слабости? Женщины? Вино? Наркотики?

– Он всегда готов подмять под себя девчонку, если может сделать вид, что не платит за нее напрямую. Пьет он умеренно. Наркотиков не употребляет. Его единственный порок – азартные игры. Ему нравится Йоруба еще и потому, что у меня ведут честную игру.

– Как он оплачивает свой счет? Или ты стрижешь его, как в случае со мной?

– Разумеется, нет. Он платит за себя, как любой другой человек, занимающий соответствующее положение. Подожди, я посмотрю на его регистрационную запись.

Грит на несколько минут исчез с экрана, затем появился вновь.

– Он использовал обычную дебитную карточку, выданную на его текущий счет.

– В каком банке?

– Тут только цифры.

– Дай их мне.

– Джошуа…

– Ну давай, Грит. Грит тяжело вздохнул.

– Я знаю, ты записываешь наш разговор. Сейчас они появятся.

Пальцы Грита забегали по невидимой клавиатуре, и по экрану Вольфа поползли цифры.

– Я избавил тебя от лишней работы, Джошуа. Но, пожалуйста, больше никогда ничего не спрашивай меня о Сутро. И я не думаю, что тебе стоит появляться в Йорубе.

Джошуа ничего не ответил.

– Карточка выдана на планете Риалто. Я не знаю, где она находится. Это все, что у меня есть.

– Спасибо, Бен. Оставляю тебя в мире и покое – пока. Но напоследок один совет. Даже не думай о том, чтобы настучать Сутро. Он для тебя отдаленная угроза, а я – вполне реальная.

Джошуа дотронулся до сенсора. Очевидно, связь на стороне Грита прервалась чуть раньше, поскольку прежде, чем изображение полностью погасло, Джошуа увидел, как лицо толстяка исказилось от бессильного гнева и он с ненавистью плюнул в объектив.

Большой дом чернел посередине пустоши, как старая, поеденная мышами шляпа, заброшенная туда играющими детьми. Он находился в стороне от дороги и был окружен оградой из ржавой и обвисшей колючей проволоки. На огороженном участке из земли торчал большой цилиндр из блестящей стали, являвшийся приемной частью пневматической системы доставки.

Ворота осели на погнувшихся петлях. Вольф пролез между створками и зашагал по ведущей к дому дорожке, покрытой потрескавшимися бетонными плитами. Вокруг главного здания густо росла высокая трава, а неухоженные деревья сломанными ветвями касались земли. С тех пор как Джошуа был здесь в последний раз, все выглядело еще хуже.

Дом казался поседевшим и усталым. Словно бы узнав, что его свидание с ковшом бульдозера отложено на неопределенный срок, он принялся терпеливо ждать, когда последняя предсмертная судорога наконец принесет ему долгожданное избавление.

Вольф дотронулся до сенсора кома. Прошло около десяти минут, прежде чем из динамика послышалось легкое шипение.

– Убирайся прочь! – Голос был таким же усталым и слабым, как дом, из которого он доносился.

– Мистер Даво? Это Джошуа Вольф. Мне нужна ваша помощь.

Еще одна долгая пауза.

– Вольф? Коммандер Вольф?

Джошуа сделал глубокий вдох.

– Совершенно верно.

– Мне очень жаль. Я не хотел быть с вами грубым. Просто мне часто досаждают местные юные вандалы. Пожалуйста, входите.

Автоматический замок тихо щелкнул, и дверь распахнулась.

Когда Вольф вошел внутрь, его ноздри наполнились запахами сырости, гнили и разложения. Центральный холл был полностью заставлен возвышающимися над головой Вольфа стопками аккуратно упакованных и перевязанных посылок пневмопочты. Через открытую дверь в гостиную можно было увидеть, что комната тоже почти целиком заполнена коробками. Вольф заглянул в одну из них. В коробке лежали нераспечатанные микрофиши с музыкальными записями.

– Я наверху, коммандер. Будьте осторожны. Я ввел новые средства безопасности.

Вольф направился к лестнице. Следующая комната, которую он миновал, тоже была доверху забита нераскрытыми коробками и свертками, накапливавшимися здесь на протяжении последних десяти лет.

Его желудок рефлекторно сжался, когда он почувствовал запах с кухни. Джошуа увидел раковину, переполненную грязной посудой, гроздья черной и зеленой плесени свешивались из нержавеющей мойки почти до самого пола. Вдоль одной стены в несколько рядов стояли холодильники, а за ними располагались трубы пневмотранспортеров.

По лестнице был проложен узкий туннель между газетами, сложенными в кипы выше человеческого роста, и Вольфу постоянно приходилось поворачивать из стороны в сторону, чтобы пробраться между ними. Он двигался очень осторожно, время от времени слыша скрип накренившейся кипы, тут и там замечая блеск аккуратно протянутой проволоки в таких местах, где невнимательный человек обязательно бы споткнулся и упал, обрушив на себя тонны бумаги.

Он не стал заглядывать в комнаты второго этажа, а сразу же поднялся на третий, самый верхний этаж.

Когда-то здесь находилось одно просторное помещение, очевидно служившее оранжереей, поскольку весь потолок состоял из прямоугольных стеклянных панелей, ныне небрежно закрашенных черной краской. Комната была многократно поделена на части такими же кипами газет, а также рулонами бумаги, извергнутыми огромным, хотя и несколько устаревшим сверхскоростным принтером.

Вольфа поджидал маленький человек, от которого, как и от всего дома, пахло разложением. На нем были надеты изношенный до дыр рабочий комбинезон и рваные шлепанцы.

– Вы не в форме, – с облегчением произнес Даво. Вольф озадаченно нахмурился.

– Если бы у вас были плохие новости о моем брате, – пояснил маленький человек, – то вы бы пришли в форме. И вас сопровождал бы доктор или священник. Они всегда так делают.

Брат мистера Даво был гражданским специалистом по компьютерной связи и жил на планете, одной из первых захваченной эльярами после того, как началась война. Как и родители Джошуа, он был интернирован. Но в отличие от них его дальнейшая судьба осталась неизвестной. Он просто считался пропавшим… пропавшим… пропавшим, возможно еще живым, а затем, когда все лагеря для военнопленных были тщательно прочесаны, пришло последнее извещение: погиб в плену.

Даво не верил официальным извещениям, поэтому с того самого дня, когда он услышал о том, что его брат попал в плен, собирал любую доступную информацию, будучи твердо уверенным, что когда-нибудь в один из дней самый близкий ему человек пройдет по дорожке, ведущей к дому, и захочет узнать обо всем, что произошло в его отсутствие.

– Так как идет война? Не обращайте внимания на мой вопрос. Вы не должны мне ничего говорить.

Дела обстоят достаточно хорошо, иначе я не смог бы выйти по информационной сети на такое количество планет. Садитесь, коммандер, садитесь. Я приготовлю чай.

Даво взял с покосившегося кресла стопку микрофиш и в поисках свободного места беспомощно посмотрел по сторонам, а затем просто положил их на пол. Джошуа осторожно присел.

Даво покинул отсек, в котором они находились, и перешел в соседний, где, как смог разглядеть Джошуа, были установлены микроволновая печь и небольшая электрическая плита. В следующем отсеке стоял биотуалет, который, судя по запаху, Даво забыл перезарядить.

17
{"b":"2581","o":1}